Наверх
14 августа 2022

Последствия визита Пелоси на Тайвань ощутит на себе весь мир

Митинг в поддержку ожидаемого визита Нэнси Пелоси

Митинг в поддержку визита Нэнси Пелоси в Тайбэй. Тайвань, 2 августа 2022 года

©Ann Wang/REUTERS

Вечером 2 августа самолет спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси приземлился в аэропорту Тайбэя. На следующий день третье лицо в американской властной иерархии покинула Тайвань. За недолгое время, проведенное на острове, Пелоси встретилась с президентом Цай Инвень и другими официальными лицами, произнесла речь в местном парламенте и получила орден Благожелательных облаков за заслуги в продвижении отношений Тайбэя и Вашингтона. Хотя формальные итоги визита выглядят тускло, сам факт поездки Пелоси на Тайвань стал событием экстраординарным и привлек к себе внимание всего мира. Более того, этот вояж стал триггером для четвертого, начиная с 1949 года, кризиса в Тайваньском проливе. И, судя по всему, этот кризис будет иметь гораздо более серьезные последствия, чем все предыдущие.

Глава МИД Тайваня Джозеф У (слева) и спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси в аэропорту Тайбэя

Taiwan Ministry of Foreign Affairs via AP/TASS

Все прошлые кризисы в Тайваньском проливе (1954–1955, 1958 и 1995–1996 годов) были достаточно затяжными – от трех до более чем восьми месяцев. Причем эскалация в эти периоды шла по нарастающей и контролировалась властями КНР. Во время кризисов руководство материкового Китая преследовало свои прагматические внутриполитические и внешнеполитические цели, которые достигались полностью либо частично.

Почему Китай не откажется от притязаний на Тайвань, а США – от поддержки острова

Первый и второй кризисы были кровавыми. Они сопровождались реальными боевыми действиями в проливе, а потери каждой из сторон исчислялись сотнями. Вашингтон тогда всерьез рассматривал возможность применения ядерного оружия против Китая.

Третий кризис развивался на фоне в целом конструктивной атмосферы в американо-китайских отношениях. Он был бескровным: наиболее жесткими действиями со стороны КНР стали стрельбы баллистическими ракетами в районы акватории, прилегающие к важнейшему тайваньскому порту Гаосюн. Этого, однако, хватило, чтобы вызвать кратковременную панику, колебания фондового рынка и бегство капитала. Военная демонстрация позволила существенно повлиять на тайваньское общественное мнение, сильно снизив поддержку открытого сепаратизма. В ходе третьего кризиса Пекин обозначил «красные линии» в вопросах статуса Тайваня, которые после этого долгое время соблюдались и США, и самими тайваньцами.

Правильная интерпретация действий Пекина в рамках таких кризисов невозможна без хорошего знания истории внешней политики КНР и, в частности, поведения Китая во время локальных конфликтов. Распространенные в российских соцсетях «глубокомысленные» комментарии про то, что та или иная сторона «слила» или «переиграла» оппонента в ходе визита Пелоси, не назовешь даже ошибочными – они просто не имеют никакого отношения к реальности. Их авторы с тем же успехом могли бы описывать отношения сказочных королевств гномов и хоббитов в толкиеновском мире Средиземья.

Сейчас мы находимся на ранней фазе многомесячной военной и политической эскалации с участием КНР, Тайваня и США, в которую постепенно начнут вовлекаться и третьи стороны (например, Япония). Процесс будет сопровождаться широким применением средств экономической войны. В отличие от третьего кризиса, четвертый будет развиваться на фоне ставших открыто конфронтационными американо-китайских отношений, что делает его особенно опасным.

Судя по всему, нынешний кризис стал результатом стратегического просчета Вашингтона. Задумав визит Пелоси весной 2022 года, американцы рассчитывали «щелкнуть по носу» Китай и его лидера Си Цзиньпина в преддверии намеченного на октябрь ХХ съезда Коммунистической партии. Американцы, по-видимому, изначально не ожидали слишком сильной ответной реакции. В 1997 году Тайвань посещал республиканский спикер Палаты представителей Ньют Гингрич, и КНР тогда ограничилась словесными протестами.

Какое значение для всего мира будет иметь "развод" Америки и Китая

Американцы также, вероятно, исходили из того, что Пекин не решится на рискованные шаги в год, когда должен пройти съезд партии (руководство КПК всегда старается сделать так, чтобы ничто не омрачало подобные мероприятия), а экономика Китая продолжает страдать от ковидных ограничений. Вояж Пелоси казался американцам легким способом одержать дипломатическую победу и укрепить авторитет Соединенных Штатов в регионе.

Однако реакция КНР уже на первую попытку Пелоси посетить Тайвань в апреле 2022 года оказалась неожиданно резкой. Китай выступил с прямыми угрозами военного характера. Вместо легкой победы перед США замаячила неприятная перспектива в дополнение к украинскому заполучить еще один военно-политический кризис.

В итоге было объявлено: Пелоси подхватила коронавирус, и ее поездка на Тайвань откладывается. Это, впрочем, не значило, что визит вообще отменен. После прямых угроз, прозвучавших из Пекина, отказ от вояжа выглядел бы проявлением слабости.

Белый дом пытался сгладить ситуацию, дистанцируясь от визита спикера и представляя его как личную инициативу амбициозного политика, решившего под занавес карьеры «оставить след в истории». В крайней форме это выглядело так, что Пелоси из пустого тщеславия и упрямства отказывалась внять уговорам всей администрации, включая лично Байдена, просивших ее не ехать.

Эта информация со ссылкой на анонимные источники транслировалась через СМИ и экспертное сообщество. Вполне возможно, что личность Пелоси действительно сыграла ключевую роль в развитии кризиса. Проблема, однако, в том, что сколь-либо надежные доказательства этой версии отсутствуют.

Ньют Гингрич, посетивший Тайвань в 1997-м, представлял Республиканскую партию, находившуюся в ту пору в оппозиции демократической администрации Билла Клинтона. Также про Гингрича было известно, что он давний сторонник Тайваня. Иначе говоря, не вызывало особых сомнений, что, отправившись на остров, он отрабатывал свою повестку, а не выполнял задание Белого дома.

Китайские военные учения в Тайваньском проливе, 25 марта 1996 года

Xinhua/AP Photo/TASS

Пелоси – один из столпов правящей Демократической партии. Никаких публичных заявлений, осуждавших или критиковавших ее визит, Белый дом не сделал – говорилось лишь о ее праве отправиться на Тайвань и о неизменности политики США на китайском направлении.

Внутренняя американская кухня в этих условиях не имеет никакого значения: важно только то, что Пекин видит в визите продуманную провокацию со стороны Соединенных Штатов, на которую невозможно не ответить.

Военно-политические кризисы с китайским участием, как правило, носят длительный характер. В настоящее время началось постепенное наращивание мер экономического давления. Китай уже перестал поставлять на остров природный песок и запретил импорт тайваньских цитрусовых и рыбы. Очевидно, что это только начало.

Из истории конфликтов КНР с другими странами известно, что большинство вводимых Пекином санкций являются неформальными и необъявленными. Просто вдруг у определенного класса товаров из наказываемой КНР страны возникают проблемы с оформлением на таможне. На принадлежащих ее бизнесу предприятиях в Китае начинаются бесконечные пожарные, санитарные и налоговые проверки. Мелкие нарушения, на которые раньше не обратили бы внимания, наказываются по всей строгости. Внезапно отменяются уже одобренные соглашения о сотрудничестве, разрываются контракты и т. п.

Что общего у Тайваня и российской спецоперации на Украине?

Параллельно происходит эскалация в военной сфере. В 1995–1996 годах Китай периодически проводил учебные пуски баллистических ракет в районы рядом с тайваньскими портами, нарушая логистику и вызывая панику. Ответом на визит Пелоси стали беспрецедентные по масштабу учения с реальными стрельбами в шести районах по периметру острова. Разумеется, эти маневры создают помехи движению морского и воздушного транспорта. Зоны учений, вероятно, будут постепенно расширяться, приближая ситуацию к полной блокаде острова.

Учения будут постепенно приводить к истощению ресурсов тайваньских вооруженных сил, которым придется постоянно находиться в состоянии повышенной готовности, часто поднимаясь по тревоге. Это ведет к усталости личного состава, повышенному износу техники и аварийности. Китай, обладающий двухмиллионной армией, сможет регулярно проводить ротацию своих войск. Тайваню с его небольшими вооруженными силами делать это будет гораздо сложнее. Затяжной кризис будет сопровождаться бегством капитала и падением экономической активности, что вкупе с китайскими санкциями даст кумулятивный эффект.

Кампания давления, вероятно, будет проводиться с учетом предстоящих политических событий, таких как местные выборы на Тайване 26 ноября и всеобщие выборы января 2024 года. В предстоящий период КНР окончательно определится с тем, есть ли шансы добиться «мирного воссоединения» острова и материка. Если в Пекине решат, что шансов нет, то неизбежной станет попытка присоединения Тайваня силовым путем – в соответствии с китайским законом о борьбе с сепаратизмом 2005 года.

Самое главное, что нужно понять сейчас: война не начнется ни сегодня, ни завтра. Только, как говорят в Америке, альтернативно одаренный человек (по-русски – просто слабоумный) может думать, что крупнейшая после Второй мировой войны морская десантная операция будет поставлена в зависимость от расписания Нэнси Пелоси. Но в перспективе ближайших нескольких лет война крайне вероятна. И это станет событием катастрофических масштабов для всей мировой экономики. Последствия этой войны ощутит на себе не просто каждая страна, но, вероятно, каждое домохозяйство в мире.

Автор – директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль