Наверх
4 июля 2020

Что стоит за задержанием бывшего «героя» 1990-х Анатолия Быкова

Бизнесмен Анатолий Быков

Анатолий Быков

©Кирилл Кухмарь/ТАСС

В четверг, 7 мая, спецназ ФСБ, бойцы Росгвардии и следователи регионального управления СКР задержали в элитном Красноярском микрорайоне Сосны авторитетного предпринимателя Анатолия Быкова – бывшего совладельца и одного из руководителей Красноярского алюминиевого завода, бывшего депутата и банкира, осуждённого к условному сроку за организацию убийств. Одновременно обыск начался в его крымском доме. И в Сибири, и на Черноморском побережье были изъяты только старые фотографии – середины 90-ых годов. Именно они представляют интерес для следствия.

Формально поводом для задержания стали показания близкого друга, ученика и сподвижника Анатолия Быкова – Владимира Татаренкова (имевшего кличку «Татарин»), главаря банды киллеров, осуждённого в 2010 году к 13 годам лишения свободы за организацию серии убийств в Красноярском крае. Срок его заключения истекает в 2021 году, и только в конце 2019 года он согласился дать показания. Правда, здесь скорее применим оборот «в очередной раз согласился» – ранее Татарин уже дважды указывал на Анатолия Быкова как на заказчика убийств, и дважды от своих показаний отказывался.

27 июля 1994 года в Красноярске, во дворе дома 194 на улице Газеты «Красноярский рабочий» были расстреляны два молодых человека – активные участники местного ОПС «Толи Быка» – 23-летние Александр Наумов и Кирилл Войтенко. По версии следствия, возникшей сразу после убийства, заказал преступление Анатолий Быков, организовал Владимир Татаренков и исполнителями стали два активных участника Саяногорской оргпреступной группировки Сергей Бакуров и Владимир Чучков. Но исполнителям удалось скрыться, а в те годы доказательств на причастность организаторов (да и опыта расследования таких убийств) у милиции было маловато.

Эта история всплыла вновь в 1999 году, когда Анатолий Быков сначала дружил, а потом рассорился с генералом Александром Лебедем. Так получилось, что тогда же в Греции был задержан некий гражданин этой республики Владимир Темерзидис – именно под такой фамилией легализовался на земле Эллады Татарин. При обыске в принадлежащем ему отеле обнаружили 6 пистолетов, три сотни патронов, шесть гранат и несколько сот пустых бланков паспортов разных стран мира (в том числе – СССР и Российской Федерации). Темерзидис-Татарников был задержан – и вот тут выяснилось, что он находится в международном розыске как лидер преступной группировки, причастной к серии убийств в Красноярском Крае и в Москве (а также – по подозрению в обстреле здания Посольства США в Москве, совершённом 13 сентября 1995 года, но официальных обвинений в этом Татарину так и не предъявили).

Вскоре после ареста Татаренков прислал Быкову письмо, в котором открытым текстом излагал обстоятельства нескольких убийств, к которым они оба были причастны – во всяком случае, так звучала версия, озвученная генералом Лебедем на пике конфронтации с депутатом краевого ЗакСа Анатолием Быковым. Позже по телевидению показали интервью Татарина, в котором он сам повторил эти обвинения – и временно, для производства следственных действий, был экстрадирован в Россию.

Маленькое отступление – в 1998 году на выборах губернатора Красноярского края Анатолий Быков, в то время – совладелец и один из руководителей Красноярского алюминиевого завода, а также – депутат краевого Заксобрания, поддержал Александра Лебедя, и обеспечил (по обоюдному признанию) тому победу с убедительным счётом – 57 процентов голосов (во втором туре). Как позже выяснится, между политиками была достигнута договорённость: в обмен на губернаторское кресло Лебедь поможет создать в крае единый энерго-металлургический комплекс, в который войдут и угольные разрезы, и электростанции, и алюминиевые заводы.

Однако после выборов Лебедь от этой идеи отказался – и началась война, в которую были втянуты самые значимые фигуры конца 90-ых годов, в том числе – Анатолий Чубайс, Сергей Кириенко, Олег Дерипаска, братья Чёрные…

Идея единого производственного комплекса в Красноярске пришлась не по душе руководству страны, и по личному указанию Бориса Ельцина в край была отправлена комиссия МВД во главе с первым замминистра Владимиром Колесниковым, опытным сыщиком старой закалки. К маю 1999 года эта комиссия возбудила 58 уголовных дел, по четырём из которых подозреваемым проходил Анатолий Быков. Среди них – злоупотребления со стороны местного энергохозяйства, поставлявшего на КрАЗ электроэнергию по сильно заниженным ценам. А также – об убийстве в 1996 году предпринимателя Олега Губина. Он вынужден был выехать из страны, причём сильно кружным путём – сначала в Мексику, а потом – в Венгрию.

Именно на этом фоне Греция временно передала России для производства следственных действий Владимира Татаринова. После прибытия в Москву Татарин дал показания на Быкова – и того объявили в розыск, задержали в Венгрии и выдали на Родину.
Но на первой же очной ставке Татаренков от всех показаний отказался. Так что после короткой отсидки в СИЗО «Лефортово» (где Быков, кстати, женился) предприниматель и депутат был отпущен.

Сразу после этого совет директоров КрАЗа сложил с него полномочия председателя совета директоров, а вскоре Быков продал часть принадлежащих ему акций. Злые языки заявили, что именно этого и добивались манипуляторы из Москвы.

Но вскоре Быкова вновь арестуют – один из участников его группировки заявит, что Толя Бык заказал ему своего сподвижника Вилора Струганова – ранее неоднократно судимого Пашу Цветомузыку, активного участника оргпреступной группировки. Милиционеры имитировали расстрел, причём сделав так, что о стрельбе в доме на Кутузовском проспекте быстро узнали журналисты, и затем под прицелом множества видеокамер вынесли притворявшегося мёртвым Струганова и погрузили его в машину Скорой помощи.

Накладка оказалась только одна, но катастрофическая: вместо бригады СМП тело положили в машину госпиталя ГУВД, что заметил один из журналистов. Он сумел выяснить, что ни в один морг тело расстрелянного не поступило, и огласил вывод: заказное убийство – имитация. По этой причине убедительных доказательств причастности Анатолия Быкова к преступлению получить не удалось – и в 2002 году Мещанским районным судом Москвы он был приговорён к 6,5 годам условно.

В 2003 году  Быкову предъявят новые обвинения – в организации убийства в 1996 году жителя города Назарово Олега Губарева и незаконном хранении оружия. Однако на суде доказательства рассыпятся, действия Быкова переквалифицируют на укрывательство преступления, он будет осуждён на один год – и тут же амнистирован по закону от 2000 года «об амнистии к 55 годовщине победы в Великой отечественной войне». В том же году Олег Дерипаска и Анатолий Быков уладят имущественный спор – в обмен на 107 миллионов долларов Быков откажется от претензий на КрАЗ.

Татарин отсидел 11 лет в греческой тюрьме, после чего был выдан России – и сразу вновь задержан за организацию убийств. В 2010 году на следствии он вновь дал развёрнутые показания об участии Быкова в преступной деятельности, в том числе в убийстве Наумова и Войтенко. Однако и в этот раз от всех признаний полностью откажется. Более того, по его новой версии убийство молодых людей фактически совершил сотрудник вневедомственной охраны, мимо которой пробегали скрывавшиеся от киллеров Татарина молодые люди. «Милиционер, увидев вооружённых людей, приказал им остановиться, а те не послушались. Поэтому он открыл огонь, думая, что защищает отдел от нападения. Именно его пули и стали причиной смерти Наумова – а судебно-медицинская экспертиза подделана», – заявил Татаренков.

Суд с ним не согласился, и отправил в колонию на 13 лет. Но главное – приговором суда с Анатолия Быкова были сняты обвинения в причастности к этому преступлению, а это означает, что он фактически был реабилитирован. А 25 апреля 2005 года Октябрьский районный суд Красноярска погасил условную судимость Быкова по делу «Паши Цветомузыки». С этого дня начал отсчёт его 15-летний мораторий на право быть избранным – установленный законом «криминальный барьер», или «мораторий на депутатство».

В материалах МВД, в том числе – в многочисленных справках и делах оперативного учёта Анатолий Быков проходит как лидер оргпреступного сообщества, известный в Сибири как «Толя Бык» и «Челентано». По версии оперативников, преступную деятельность он начал ещё в 1998 году, работая учителем физкультуры в городе Назарово. Будучи мастером спорта по боксу, отслуживший в Советской Армии и окончивший Краснодарский педагогический институт, Анатолий Быков создал школу бокса, куда собрал молодых людей, и в которой быстро завоевал авторитет.

С началом экономического кризиса, охватившего СССР, школа быстро превратилась в преступную группировку спортсменов – причём в крае, где очень многие жили «по понятиям», молодые рэкетиры-спортсмены производили на кооператоров благоприятное впечатление, и пользовались авторитетом. Они к тому же могли помочь и при возникновении проблем с правоохранительными органами – среди милиционеров в то время было много спортсменов.

В отличие от многих других, Анатолий Быков быстро стал официальным предпринимателем, не прекращая и теневой деятельности. Уже к 1992 году ОПС «БыкОвские» распространила влияние на весь регион, и полностью вытеснила из края «воров в законе» – причём пара воров пропала без вести, а командированные в край положенцы не могли оказывать влияние на экономику региона. Тогда за «Челентано» закрепилась слава противника синяков – татуированных лидеров преступного мира.

В 1992 году Анатолий Быков сумел приобрести 10 процентов акций Красноярского алюминиевого завода, в 1994 году вошёл в состав его директоров. Одновременно его ОПС контролировала все гостиницы, рынки и почти весь рэкет в крае – но значительная часть прибыли от преступного бизнеса направлялась на развитие легального бизнеса. «Челентано» быстро завоевал славу «авторитетного предпринимателя», а позже – делового человека. В 1996 году он выдвинул свою кандидатуру в совет депутатов города Назарова, и с лёгкостью победил, а в 1997 так же легко одержал победу и на выборах в краевое законодательное собрание – причём ему отдали голоса 70 процентов избирателей. Как признавали даже сотрудники милиции, далеко не все голоса были куплены.

Сибирякам импонировало и то, что Быков славянин, и то, что он много и охотно говорил о необходимости создания экономики, ориентированной на местных жителей. К тому же он был красив, неженат (точнее, разведён – с первой женой они расписались ещё в институте, и, не заимев детей, развелись без скандалов), умён и хорошо говорил.

Проект создания единого промышленного комплекса регионального уровня, готового конкурировать на международном рынке, многие его планы по развитию отрасли цветной металлургии пришлись по душе красноярцам. Он пользовался любовью и поддержкой – хотя все знали, что за его душой много чёрных дел. И первая алюминиевая война, и множество пропавших без вести недругов оставили широкий кровавый след – но суровые сибиряки говорили, что так правильно, и что в наше время по-другому было нельзя. Во всяком случае, в окружении Быкова не оказалось стукачей – и он до 1999 года никаких проблем с законом не имел. Да и судимость в крае воспринимают иначе.

Во время судебных процессов симпатии красноярцев были на стороне Толи Быка – местные считали и считают, что Москва по-прежнему «прирастает Сибирью», и налицо – расправа с защитником региональных интересов. Мнение Быкова до последнего имело вес, и он часто как комментатор появлялся на экранах местного телевидения, причём поток вопросов к нему по любой теме не иссякал. Ответы же всегда были мотивированы и отвечали чаяниям сибиряков – так, Быков резко критиковал введение режима самоизоляции и действия федерального центра в нынешних экономических условиях. К тому же рост протестных настроений прибавляет ему шансы. Сибирь по-прежнему не любит Москву, а рейтинги губернатора Усса, мягко говоря, не растут.

Поэтому, когда в конце 2019 года федеральные каналы начали очередную информационную атаку на Анатолия Быкова, в крае заговорили, что ему вновь готовят место на нарах. А показанное 22 февраля 2020 года интервью Владимира Татаренкова восприняли как намёк – пора уезжать за границу.

Анатолий Быков намёк понял. Но уезжать отказался. Задержание Быкова 7 мая 2020 года, накануне Дня Победы, который он чтит как один из главных праздников страны, в обществе воспринято не так, как хотелось бы Федеральному центру.

Главная версия – политическая: было ясно, что Анатолий Быков готов вновь быть избранным. Ближайшие выборы в ЗакСобрание должны пройти в сентябре 2021 года, а выборы губернатора – осенью 2023 года. Срок для предвыборной борьбы – оптимальный, а шансы Быкова многие расценивают как очень высокие.

К тому же попытка арестовать Быкова по делу, в котором уже есть приговоры, и на основании показаний человека, которого считают клеветником, только раздражает местных. И, хотя юридические основания для такого действия у правоохранителей были (хоть и не бесспорные), особое раздражение вызвал именно силовой захват.

По этой причине любые другие версии в Красноярске вызывают усмешку: никто не верит ни в экономическую причину задержания, ни в общеуголовную. И все ждут, что Татаренков откажется от своих слов в третий раз.

Читать полностью (время чтения 8 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
04.07.2020
03.07.2020