Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Back in the USSR"

Кризис может привести к серьезному переделу сфер влияния в мировой экономике. Россия также вынашивает корыстные планы, и интересуют ее в большей степени ближайшие соседи, связь с которыми осталась крепкой и после развала СССР.Сегодня России отводится роль спасителя СНГ, ведь она оказалась более подготовленной к кризису, чем остальные страны постсоветского пространства. Накопленные средства резервного фонда позволяют не только поддерживать отечественную финансовую систему и реальный сектор (по крайней мере, декларативно), но и спонсировать страны-союзницы.
   Так, с начала февраля, наша страна «раздала обещаний» поддержки государствам СНГ на общую сумму свыше $12 млрд и сделала самый ощутимый вклад в общий антикризисный фонд Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Оно было создано в 2000 году и на данный момент объединяет Россию, Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан. В общем объеме фонда, $10 млрд, взнос нашей страны — $7,5 млрд.
   Кроме того, помощь в виде стабилизационных кредитов уже оказана Белоруссии ($1,5 млрд, есть предварительные договоренности о выделении еще $500 млн), Армении ($500 млн), Киргизии ($2 млрд, из них $150 млн безвозмездно). Решается вопрос с предоставлением кредита Казахстану и даже мало любимой властями Украине — лично Юлия Тимошенко приезжает в Москву договариваться о займе в $5 млрд.
   Трудно оспорить важность политической составляющей в подобной поддержке. Достаточно только вспомнить, что после заявления российских властей о готовности предоставить Киргизии стабилизационный кредит последняя приняла решение о закрытии на своей территории базы военно-воздушных сил США «Манас». И хотя, как заверяют российские чиновники, выдача денег с этим фактом никак не связана, мысль о стоимости «безвозмездной» ссуды так и витает в воздухе.
   Но щедростью в отношении бывших республик отличается не только Москва — за право помочь слабым странам развязалась настоящая борьба. В этом плане очень показательным стал прошедший в Брюсселе саммит лидеров стран ЕС, где состоялся запуск новой европейской программы «Восточное партнерство», которая предусматривает более активное участие ЕС в делах бывших республик СССР. Ранее планировалось, что программа распространится на Азербайджан, Армению, Грузию, Молдавию и Украину; теперь же речь зашла и о Белоруссии.
   Начальный уровень финансирования программы составляет около 450 млн евро. Эксперты уже назвали «Восточное партнерство» антироссийским проектом, прямо предусматривающим постепенное выведение его участников из-под влияния Москвы.
   Еще одним звонком для России стало решение европейских лидеров выделить 3,75 млрд евро на энергетические проекты. Приоритетным из их числа является строительство газопровода Nabucco, который будет проложен из Центральной Азии в Европу в обход России. В этой связи Москва даже согласилась закупать среднеазиатский газ по европейским ценам, испугавшись как изменения транспортных маршрутов, так и угрозы переориентации экспорта таджикского газа в пользу Китая и Ирана.
Рисковая экспансия
   Казалось бы, кризис — удобное время для решения множества политических задач. Однако следует ли ждать какого-либо экономического эффекта от оказания Россией финансовой помощи странам-союзницам?
   Понятно, что говорить о прямом извлечении прибыли не приходится: кредиты выдаются на длительные сроки и на льготных условиях. «Непосредственной экономической выгоды от содействия странам СНГ ни для бюджета, ни для российских предприятий нет», — считает руководитель отдела аналитики ИА «Интегрум» Игорь Чесноков. Есть только один плюс — кризис открыл российским компаниям возможность скупать подешевевшие активы соседей. Да и владельцы этих активов стали теперь более лояльными — все-таки вопросы помощи решаются на государственном уровне. А власти всегда могут договориться со своими хозяйствующими субъектами. Последний пример тому — покупка Внешэкономбанком в январе этого года достаточно крупного украинского Проминвестбанка (ПИБ). Тогда же прозвучало мнение ряда экспертов, что ВЭБ будет помогать российским компаниям скупать клиентов ПИБа, доводя их перед этим до тяжелого финансового состояния.
   Впрочем, возможно, экономический эффект в целом для нашей страны проявится, если изменить условия предоставления финансовой помощи. Пока все транши носят стабилизационный характер и не обременены серьезными экономическими обязательствами для стран СНГ. Но, например, торговое кредитование может осуществляться под конкретные закупки в России. Так, Киев уже обращался к Москве за кредитом под конкретные цели — для поддержания деятельности госпредприятия «Нафтогаз Украины» (оно является поставщиком всего импортного газа в Украину), то есть эти средства позволят экспортировать и российский газ. Впрочем, решение так до сих пор не принято. Но тут достаточно высоки риски — у России крайне слабая юридическая база по сравнению с практикой того же МВФ. А отсутствие механизмов контроля целевого использования выделенных денег фактически приводит к тому, что они оседают в руках местной элиты. Плюс ко всему, не стоит забывать, что кредитование соседей — достаточно рискованное мероприятие для России. Просроченная задолженность по уже существующим инвестициям в страны СНГ, которые выделялись в более сытые времена, уже находится на уровне 2,1%, а в абсолютном выражении это около $500 млн.
   Ну и, наконец, укрепление позиций государства-донора в регионе возможно лишь за счет тесного сотрудничества стран по целому комплексу проблем: политических, экономических и социокультурных. Существует опасность, что нынешние российские инвестиции будут просто потеряны, если элиты республик не смогут справиться с растущим социальным напряжением. Это может привести к тому, что нынешние правящие верхушки ряда постсоветских стран могут не удержаться на своих местах.
Помочь нельзя оставить
   Нельзя сказать, что наши сограждане в основной своей массе одобряют действия родного правительства по оказанию материальной помощи странам-союзницам в кризисное время. По данным опроса ВЦИОМа, проведенного в конце февраля этого года, сложилась следующая картина: 49% россиян полагают, что в период кризиса власти должны все средства использовать для подержания собственной экономики, а не тратить их на помощь другим странам. А 42% думают, что и в трудной ситуации необходимо защищать интересы России в мире, пусть даже ценой финансовой поддержки стран-союзниц.
   Хотя экономической пользы от такой политики большинство опрошенных россиян не видят. Так, 47% сограждан считают, что это безвозвратные траты и ничего стоящего взамен наша страна не получит; 40% россиян, напротив, полагают, что деньги, которые Россия сейчас выделяет другим странам, — это инвестиция, которая уже приносит и еще принесет в будущем немало экономических и политических выгод.
   В то же время экспертное сообщество уверено: добровольно и осознанно отказываясь финансировать поддержание экономик стран СНГ, Россия сама себе роет яму. Утрата политического влияния на постсоветском пространстве, предпосылки к которой уже появились, недопустима. Однако это самое пресловутое влияние пока еще можно купить за деньги, над чем наши власти в настоящий момент усиленно работают. И тут уже не до оценки потенциальных рисков — главное, опередить конкурентов в лице того же Евросоюза или МВФ. А значит, сомнений, где ставить запятую во фразе «Помочь нельзя оставить», быть не может.

   Демократия в большом долгу
   Помощь странам СНГ поступает, разумеется, не только из России. Более 15 лет назад, в 1992 году, конгресс США принял закон «О свободе для Евразии и поддержке развивающихся евразийских демократий и свободных рынков». Закон предусматривал финансовую поддержку бывших республик СССР, правда, за исключением стран Балтии. В конце февраля этого года Госдепартамент США опубликовал данные об объемах финансовой помощи странам СНГ в период с 1992-го по 2006 год. Согласно опубликованным данным, крупнейшим получателем американских средств стала Россия, однако, перепало и другим странам СНГ, причем основная часть этих средств была выделена еще в 1993—1994 годах.

   Сколько средств ни выделяй
   Созданный в 1992 году Европейский союз также не остался в стороне от поддержки экономик стран СНГ. В 1991 году была утверждена «Программа технической помощи странам СНГ» (ТАСИС). В последнее время ТАСИС несколько сократила свою деятельность. Снижение объемов финансирования произошло после того, как в 2006 году Счетная палата Евросоюза решила проверить целевое расходование выделяемых средств и пришла к неутешительному выводу — из 7 млрд евро, выделенных на развитие стран СНГ, как минимум 5 млрд евро были использованы «не по назначению». В качестве одного из самых вопиющих случаев приводится программа, направленная на приведение дорожных стандартов России и Европейского союза к единому формату. Оборудование для проверки дорог, поставленное в Россию, было продано получателями, поскольку они «не знали, как с ним обращаться».
   Однако совсем сворачивать программы поддержки Евросоюз не намерен. Напротив, за последние 15 лет в рамках основных европейских программ — ТАСИС, Food Security Programme (программа продовольственной безопасности в Киргизии и Таджикистане), Democracy Programme (EIDHR, демократические программы), ECHO (программа гуманитарной помощи в Таджикистане) и ряда других, странам региона в виде грантов было выделено 1332,3 млн евро. Наибольшие суммы из этих средств достались Таджикистану (400 млн евро) и Узбекистану (377,7 млн евро). Гранты для Киргизии составили 228,5 млн евро, Казахстана — 159,5 млн евро, Туркмении — 89,3 млн евро.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK