Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Битва за центр"

Спустя два месяца после неудачных выборов президента страна готовится избрать новый парламент. Премьер-министр Эрдоган настроен на победу. Он распорядился освежить имидж партии и смог привлечь в свой лагерь и либералов, и левых, и даже политических противников.У Реджепа Тайипа Эрдогана в здании партии, называющей себя Партией справедливости и развития (ПСР), есть личный лифт, стены которого оклеены обоями. В нем председатель партии возносится на 9-й этаж и по сверкающему мраморному полу направляется в свой кабинет.

Это скорее президентский номер в роскошном отеле: застекленные шкафы, украшенные позолотой, массивные люстры и портьеры, отливающие матовым блеском. Взгляд посетителей невольно останавливается на круглом фиолетовом диване в османском стиле с многочисленными подушками. Не случайно турецкая пресса окрестила кабинет Эрдогана «покоями султана». 

Новая штаб-квартира ПСР в Анкаре, торжественное открытие которой состоялось несколько недель тому назад, обошлась в 20 млн евро. Так строит только партия, намеренная долго не выпускать штурвала власти из рук. Партия, полностью уверенная в своих силах.

В этом настроении ПСР 22 июля отправится и на досрочные парламентские выборы. Вообще-то они потребовались из-за сбоя в механизме. Новый тур голосования понадобился, поскольку из-за бойкота оппозиции ПСР не смогла выдвинуть своего кандидата в президенты — министра иностранных дел Абдулу Гюля. 

Два месяца назад парламент не смог избрать президента. Страна в очередной раз оказалась ввергнутой в политический кризис прежде всего из-за реакции военных. Ближе к полуночи 27 апреля руководство армии в письменной форме вмешалось в процесс, выразив свою «озабоченность» по поводу кандидатуры Гюля. Многие расценили это как угрозу организовать путч с целью остановить дальнейшее восхождение ПСР к власти.

Таким образом, 22 июля станет для Турции очередной пробой сил. Выборы покажут, сумеет ли страна, претендующая на вступление в ЕС, выбраться из кризиса. От них зависит, продолжит ли Турция развитие в условиях стабильности и курса на вхождение в объединенную Европу, взятого в последние годы, или неустойчивые коалиции ознаменуют очередной этап стагнации или даже новых потрясений.

Надо думать, у Эрдогана нет сомнений в том, что и этот барьер он преодолеет: «Я убежден, что нация подтвердит свое доверие к нам, — заявляет премьер повсюду, где он в эти дни появляется, — поскольку мы вывели страну на свет из темного омута».

Это намек на то, что еще пару лет тому назад Турция пребывала в тяжелейшем финансовом кризисе. При постоянно болевшем Бюленте Эджевите фактически находилась без руководства, пока в ноябре 2002 года партия Эрдогана не встала у руля. Она приняла сотни законов, реформирующих страну. Сейчас премьер, как заклинание, повторяет цифры, свидетельствующие об успешности его правления: экономика растет в среднем на 7,3%, инфляция, составившая в 2001 году почти 57%, снижена до уровня менее 10%, дефицит бюджета сейчас менее 1%, а объем внешней торговли достиг $223,8 млрд. «Правительство, удвоившее капитализацию активов страны, достойно быть избранным на новый срок», — убежден советник Эрдогана Джюнейт Запсу.

И действительно, опросы показывают, что Партия справедливости и развития, в одиночку правящая более четырех с половиной лет, похоже, вновь окажется сильнейшей по результатам этих выборов. Ее стратеги даже надеются на прирост примерно в 10% голосов. 

ПСР был ровно год отроду, когда в 2002 году она «без разбега» выиграла свои первые выборы и буквально вышибла из парламента все партии, правившие до этого. Если через неделю, когда будут подсчитаны голоса, эта партия окажется столь же сильна, можно будет говорить не просто о продолжении удачной динамики. Ее политика может окончательно превратиться в новую модель для исламского мира — демонстрирующую, что религия и западная демократия совместимы.

Впрочем, существует несколько обстоятельств, существенно омрачающих перспективы правительства Эрдогана. И это не только спад энтузиазма у реформаторов из Анкары, ставший в прошлом году особенно заметным. {PAGE}

Неудачная попытка выдвинуть в президенты подчеркивающего свою религиозность Гюля, супруга которого не появляется на людях без хиджаба, вновь разожгла давний конфликт со сторонниками светского государства. Это на руку в целом слабой оппозиции, представленной Республиканской народной партией (РНП), которая изо всех сил раздувает разногласия, рассчитывая вновь стать второй силой в парламенте. «Главная цель ПСР — создать исламскую республику», — утверждает Онур Оймен, заместитель главы РНП и бывший посол Турции в Германии.

Миллионы людей в последние месяцы выходили на улицы, протестуя против партии Эрдогана и обвиняя ее в том, что она хочет превратить Турцию в религиозное государство. Однако многие — даже среди либералов — считают, что паника искусственно нагнетается. «Опасности того, что они введут здесь шариат, не существует», — считает популярный автор песен Зулфу Ливанели, выступающий вместе с композитором Микисом Теодоракисом за права человека и за греко-турецкую дружбу. Правда, по его мнению, ПСР пытается «шаг за шагом развернуть общество в более консервативном направлении, в сторону ислама». 

Партия Эрдогана вышла на арену шесть лет тому назад как незамутненная альтернатива политическому исламизму. Она исключила из своей программы ссылки на религию и объявила себя партией «демократического консерватизма». Женщины в мини-юбках для нас «важны не менее, чем женщины в хиджабах, — утверждает член парламента от ПСР Эгемен Баги. — И во время нашего правления мы строили не мечети, а школы». Действительно ли исламские фундаменталисты стали реалистами-демократами, будет видно после выборов. 

Чтобы повысить шансы своей партии, Эрдоган убедил ее сменить курс на более близкий к центру. В своей предвыборной программе он обещает новую конституцию, больше гражданских прав, судебную реформу, продолжение курса на вступление в Евросоюз и дальнейший экономический подъем. Он обязуется, наконец, справиться с безработицей и острыми социальными проблемами. И ни слова на щекотливую тему хиджабов.

В процессе чистки рядов Эрдоган отправил в политическую отставку почти половину прежнего списка депутатов от ПСР, в том числе своих бывших соратников по исламистскому движению. А некоторым пришлось уйти, потому что четыре года тому назад они не поддержали правительство, когда Эрдоган обратился к парламенту с просьбой разрешить американским войскам войти в Ирак через территорию Турции.

Вместо них глава партии привлек новых людей — уважаемых юристов, экспертов-экономистов, бывших левых, «раскаявшихся» социал-демократов, и даже бывшего генерального секретаря Народно-республиканской партии (HPП) Эртугрула Гюная, который теперь изо всех сил расхваливает свою новую партию — «инновативную и прогрессивную, либеральную и близкую к народу». А партию, еще недавно бывшую его политическим домом, он называет теперь всего лишь «устаревшей традиционалистской партией, боящейся реальных свобод».

То, что такой тяжеловес, как Гюнай, переходит на другую сторону баррикад, примечательно. Это показывает, что ПСР привлекательна для широкого спектра политических деятелей, а не только для консервативного, сельского и религиозного электората. «Сейчас это самая современная партия в Турции, ставящая перед собой наиболее амбициозные цели, — говорит 52-летняя Айсенур Баджекапили. Она адвокат, придерживается левых взглядов, выступает за права человека и гражданское общество и является кандидатом в депутаты парламента как раз от ПСР. — То, что они выдвигают в качестве своего кандидата такого человека, как я, показывает, насколько они открыты». Ветераны ПСР говорят, что сейчас в партии происходит настоящее землетрясение.

Среди новых звезд в списке кандидатов фигурирует также 40-летний Мехмет Симсек. Экономист по образованию, он работал финансовым аналитиком в Лондоне и Нью-Йорке. В Турцию вернулся несколько недель тому назад. Он даже еще не обзавелся квартирой, его жена пока осталась в Лондоне. Эрдоган определил ему избирательный округ Газиантеп, развивающийся промышленный город в юго-восточной Анатолии, всего в 50 километрах от сирийской границы. Наверное, он хотел, чтобы репатриант основательно познакомился с реалиями турецкой экономики. {PAGE}

Еще недавно Симсек обедал с финансистами в Париже, Стокгольме, Франкфурте и Нью-Йорке. А теперь он ведет предвыборную кампанию на улицах турецкой провинции, пьет чай с крестьянами, выращивающими фисташки, пожимает руки торговцам коврами, играет в карты с простыми людьми.

Почему же Симсек променял светскую жизнь в Лондоне на предвыборную суматоху в анатолийской провинции? Потому что сейчас — решающий момент для того, чтобы двинуть Турцию вперед. Экономист говорит: «ПСР — уникальное движение. Оно поддерживает глобализацию и одновременно старается сохранять традиционные ценности».

Как и Эрдоган, выросший в семье моряка в стамбульском квартале бедняков Казимпаса, Симсек пробился наверх из самых низов. Он курд, девятый сын бедных неграмотных крестьян. У семьи был собственный огород, выживать помогали несколько коз и овец. Симсеку повезло: стипендии и гранты помогли ему сделать карьеру. В стратегии ПСР ему отведено четко определенное место: такие финансисты, как он, должны укрепить доверие промышленной элиты. Партии и на этом направлении удалось привлечь на свою сторону известных людей. «Если они хорошо работают, меня не волнует, носят ли их жены хиджабы, — говорит о ведущих политических деятелях ПСР Джем Дуна, главный консультант ПСР и бывший посол Турции в Организации Объединенных Наций. — А они работают хорошо».

Из-за отсутствия альтернативных вариантов даже промахи ПСР решающей роли не играют: например то, что на полпути забуксовали реформы — как в области свободы слова, так и направленные на расширение прав собственности религиозных меньшинств.

Несмотря на это, на ближайших выборах за ПСР собираются голосовать даже многие из армянской христианской общины. «Просто из существующих сейчас в Турции партий эта партия больше всех стремится к реформам. Она добивается и религиозной терпимости, в том числе по отношению к христианам», — говорит главный редактор турецко-армянской еженедельной газеты Аgоs Этьен Мачупян.

Такая неожиданная поддержка не позволяет многим осознать, что после выборов ситуация в стране может резко обостриться. Если ПСР удастся одержать на выборах победу с подавляющим перевесом и все-таки провести в президенты своего представителя, армии, собственно говоря, придется воплотить в жизнь свои угрозы и вмешаться. Если же перевес ПСР окажется незначительным, она не сможет управлять страной без помех.

Самая большая опасность грозит справа: набирающий силу национализм может вновь привести в парламент ястребов из правоэкстремистской Партии националистического движения (ПНД). Если им удастся преодолеть 10-процентный барьер — а по результатам опросов шансы у них есть, — они смогут серьезно ослабить позиции ПСР.

К националистам избирателей подталкивают прежде всего вновь учащающиеся вылазки запрещенного движения курдских сепаратистов PПK. Почти ежедневно турецкие солдаты гибнут в боях с мятежниками на юго-востоке Турции. А похоронные процессии, на которых погибших солдат превозносят как мучеников, пополняют ряды приверженцев ПНД.

Вопрос, почему Рабочей партии Курдистана (PПK) все еще удается доводить дело до кровопролития, остается главной проблемой предвыборной кампании партии Эрдогана. «Люди спрашивают нас не о хиджабах, а о том, почему мы не можем остановить террор», — говорит член правления ПСР Сабан Дисли.

Хотя в последнее время лидер националистов Девлет Бахчели и смягчил свой курс, но его выступления часто носят злобно-подстрекательский характер. В начале предвыборной кампании он кричал, что управляемые из-за границы «коллаборационисты» стремятся «разрушить турецкую нацию изнутри», и призывал «превратить наступившее столетие в век турок».

Если ПНД добьется успехов, Эрдоган рискует не получить две трети голосов. Тогда ему снова не удастся провести своего кандидата в президенты. В этом случае ему придется идти на непростой компромисс с политическими противниками.

Эрдоган уже предупреждал: спор о главе государства чреват тем, что кризис в Турции затянется. По словам премьера, если не удастся договориться с оппозицией, останется только один путь — опять проводить перевыборы.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK