Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Богатые, но недовольные"

Так что все-таки считать мерилом благосостояния страны: экономический рост или чувство удовлетворенности людей? Ученые и политики в поисках наиболее подходящих индикаторов.   Германия — это особенная страна: вокруг свирепствует кризис, а здесь сокращается безработица, и вместе с числом занятых растут их зарплаты. Производственные мощности загружены, портфели заказов полны, продолжается экспортный бум. Такой успех можно выразить цифрами: ростом экономики. К концу года материальное благосостояние Германии по сравнению с прошлым годом вырастет чуть ли не на 3%. Впрочем, и немцы — это особенный народ. Более 50% граждан удовлетворены условиями труда. Почти 90% считают, что быт налажен и здравоохранение работает как надо. Но следует ли из этого, что немцы счастливы? Как бы не так! Всего 35,3% граждан вполне довольны своей жизнью и смотрят в будущее с оптимизмом. Такой вывод следует из «индекса благополучия» по Германии, составленного американским институтом изучения общественного мнения Gallup совместно с компанией Healthways.
   В опросах, ежемесячно проводившихся с марта 2011 года, приняли участие 1000 граждан. В Соединенных Штатах Америки и Великобритании тоже используется аналогичный барометр народных настроений. Так вот: несмотря на рост безработицы и слабость экономической конъюнктуры, американцы и англичане настроены в среднем оптимистичнее. Целый ряд международных статистических исследований, в том числе проводимых ООН и ОЭСР, подтверждает: немцы богаче многих, однако уверенность в завтрашнем дне у них не слишком велика.
   Так что же считать наиболее подходящим мерилом благосостояния нации: экономический рост или чувство удовлетворенности граждан? И в какой мере эти два фактора взаимодействуют?
   На протяжении десятилетий немецкие политики и экономисты в качестве индикатора использовали в основном величину внутреннего валового продукта (ВВП). Этот показатель информирует, сколько товаров и услуг производится за определенное время в народном хозяйстве той или иной страны, и ориентируется исключительно на материальные ценности.
   Но вот под впечатлением кризиса в международных кругах начинается переоценка ценностей. Евросоюз еще несколько лет назад предложил учитывать не только ВВП, но и дополнительные факторы, такие как развитая система социального обеспечения, здравоохранения, образования и достижения на природоохранном фронте. В 2009 году президент Франции Николя Саркози поручил лауреатам Нобелевской премии в области экономики Джозефу Стиглицу и Амартии Сен подвергнуть критическому анализу расчет ВВП. А премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон инициировал разработку «индекса счастья».
   В Берлине с начала 2011 года 17 депутатов бундестага регулярно встречаются с таким же числом ученых на заседаниях специальной комиссии «Рост, благополучие, качество жизни». На повестке дня — дополнения к классическому индикатору общественного развития, каким является ВВП. Общий настрой таков: классическое понимание роста необходимо расширить.
   Еще в конце прошлого года пятеро экономических гуру выразили свое компетентное мнение. «Одного индикатора, такого как ВВП, недостаточно, чтобы дать оценку поступательному развитию человечества, — говорит председатель экспертного совета Вольфганг Франц. — В будущем нам понадобится система индикаторов, учитывающая качество жизни и принцип долгосрочной перспективы». И даже магдебургский ученый-финансист Карл-Хайнц Пак, в прошлом году опубликовавший труд с программным названием «Рост!», считает, что классического определения ВВП сегодня уже недостаточно. Чтобы добиться принятия концепции устойчивого развития, нужны индикаторы, которые классифицировали бы определенные тенденции как «гипертрофированные» и «нежизнеспособные», убежден он. Его коллега по специальной комиссии, президент Института экономики RWI Кристоф Шмидт, говорит: «Один лишь ВВП не может считаться индикатором общественного блага». Единственное, что он учитывает, — это «объем рынка». А движение в сторону экономики услуг делает классическое понимание прогресса еще более расплывчатым. ВВП не учитывает ни работу домохозяек, ни результаты нелегальной трудовой деятельности. Зато когда один банк предоставляет кредит другому, то это незамедлительно отражается в статистике роста. «Решения в области экономической политики должны базироваться не только на последствиях для ВВП», — согласен берлинский экономист Хенрик Эндерляйн. Взять хотя бы отказ от атомной энергетики: правительство остановило АЭС и вынужденно увеличило закупки электроэнергии за рубежом, из-за чего показатели роста существенно недотянули до прогноза. Однако это решение обеспечивает общественный консенсус, а значит, можно полагать, и поспособствует росту благополучия граждан, являющегося залогом экономического роста в будущем. «Достойным итогом деятельности комиссии должно явиться определение новых целевых индикаторов в дополнение к ВВП, которые будут рассчитываться Федеральным ведомством статистики», — полагает Эндерляйн. И нужно, чтобы они «основывались на таких факторах, как долгосрочная перспектива, распределение доходов, ресурсоемкость и прежде всего образование».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK