Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Боливар не выдержал двоих"

На прошлой неделе в Венесуэле произошел довольно забавный «двойной переворот», в результате которого после трех дней пребывания у власти военные решили вернуть стране президента Уго Чавеса. Это событие прошло для России почти незамеченным. Мало ли кто кого свергает в Африках и Латинских Америках. Однако при ближайшем рассмотрении латиноамериканские события имеют ряд аналогий с нашей действительностью.В последние годы сравнивать Россию со странами Латинской Америки стало модно. Действительно, общность проблем налицо. Та же зависимость от мировых финансовых рынков и цен на нефть, та же социальная пропасть, отделяющая верхушку общества от элиты. Реформы, которые идут ни шатко ни валко и периодически завершаются крупными провалами, внешние долги, железным обручем сдавливающие дальнейшее развитие экономики. Разница в том, что у них нет ракет, а у нас они есть, что мы по-прежнему ощущаем себя великой державой, переживающей временные трудности, а их амбиции, как правило, ограничиваются границами южно-американского континента.
Наверное, эти отличия и порождают у нас некое ощущение превосходства над ними, формируют убеждение, что недавние политические и социальные катаклизмы, случившиеся у них — в Аргентине и Венесуэле, — у нас точно не произойдут. Все-таки их история — это сплошные перевороты и недовороты, одним словом, южный темперамент. У нас же власть полностью доминирует над обществом. ЧП планетарного масштаба, конечно, случались, но это, скорее, было исключением из правил и происходило в те периоды, когда власть, что называется, зарывалась. И при этом как-то забывается, что еще несколько лет назад в российских верхах всерьез обсуждалась возможность пригласить на должность главного «лекаря» нашей больной экономики автора, как тогда казалось, аргентинского экономического чуда Доминго Кавалло. Сейчас неудачливый реформатор заключен в тюрьму за эксперименты над своей родиной, и эпизод с его несостоявшимся российским назначением предпочитают не вспоминать.

Между тем этот эпизод как раз и указывает на то, что схожие типы экономического и социального развития (в данном случае зависимого) порождают и близкие по сути политические конфликты. И амбиции государств, а также наличие или отсутствие у них ракет в этом контексте ничего не означают.
В Аргентине на протяжении нескольких десятилетий после Второй мировой войны существовала устойчивая общественно-политическая модель, созданная харизматическим лидером генералом Хуаном Пероном. У нас об этом больше знают благодаря его не менее харизматической жене Эвите, героине обошедшего весь мир фильма с Мадонной в главной роли.
Перон наделил большими правами профсоюзы и с помощью разного рода сложных механизмов перераспределения заставил аргентинских олигархов «делиться» с народом. Эвита строго следила за тем, чтобы никто не увиливал от этой почетной обязанности и не обижал тружеников. Конечно, в отличие от нас, в Аргентине всегда существовала рыночная экономика и частная собственность. Но — и это более важно — как и в России, народ там привык к тому, что государство должно его опекать и худо-бедно обеспечивать ему сносный уровень жизни. Так происходило (почти как у нас) до конца 80-х годов, когда стало ясно, что прежняя перонистская система уже не обеспечивает большинству граждан этот самый уровень. Средств стало катастрофически не хватать. И тогда политики новой волны начали борьбу со стереотипами, используя для этого модные инструменты либерализации экономики. Сначала делали это весьма осторожно: по принципу «чтобы волки были сыты и овцы целы», а потом стали крушить старую систему радикально. Одно время дошли даже до того, что и налоги стали собирать частные компании. На какое-то время финансы страны при Кавалло удалось сбалансировать, но потом экономика рухнула под грузом обесценившейся национальной валюты, массового обнищания, безработицы и непомерных внешних долгов. Итогом стали уличные беспорядки, разгром банков, смена трех президентов. Как ни добивали старую систему, а она все равно осталась живучей.
Наши реформаторы из всего этого сделали странный вывод: дескать, их коллеги (Кавалло и Ко), конечно, допускали некоторые ошибки, но в целом все делали правильно. Вот только народ оказался не тот — так и не понял всего величия грандиозных замыслов. И зря наши преобразователи отгоняют от себя неприятные мысли — ведь российский народ еще менее понятлив, чем аргентинский.

Лихой десантник Уго Чавес пришел к власти в другой латиноамериканской стране — Венесуэле — также на волне народных чаяний о справедливом государстве. И стал эти чаяния осуществлять на практике, заставив толстосумов делиться с большинством доходами от главного богатства страны — нефти. Делал он это прямолинейно, по-солдатски, не особенно вникая в тонкие механизмы управления современной экономикой. К примеру, направил в национальную нефтяную компанию для присмотра над топ-менеджерами своих старых армейских товарищей. Да к тому же, исходя из простой формулы «чем дороже нефть, тем больше денег в стране», стал придерживать поставки «черного золота» могущественному северному соседу — Соединенным Штатам Америки. В итоге экономика пришла в расстройство, а нефтяное лобби страшно обозлилось на слишком активного и некомпетентного президента. После его свержения наши политики и аналитики глубокомысленно заключили: эпоха, когда матросы штурмом овладевали банками, а потом безуспешно пытались свести дебит с кредитом, безнадежно прошла. Хотят или не хотят народные массы, но решать за них все равно будут нефтяные олигархи со своими топ-менеджерами.
Когда же Чавес благодаря поддержке этих самых масс и старых армейских товарищей вернулся к власти — наши провидцы снова резюмировали: ненадолго. Ну, в конечном итоге, Бог с ними, с Кавалло и Чавесом. Народам Аргентины и Венесуэлы все равно виднее, что делать дальше.

Хотелось бы, чтобы у нас из всех этих историй были сделаны адекватные выводы. Ведь, как говаривал Василий Ключевский, история ничему не учит — она только наказывает за незнание ее уроков. А выводы представляются весьма простыми. Во-первых, делиться все-таки надо. Иначе матрос или десантник в роли банкира или топ-менеджера рано или поздно станут реальностью. А во-вторых, если одни и те же модели реформирования экономики на протяжении 10—15 лет не срабатывают, значит, надо что-то менять — или реформаторов, или методы. Народ-то ведь не поменяешь. Другого у нас нет.

Основные показатели социально-экономического развития России, Аргентины и Венесуэлы (по данным ЦРУ США на 2000 год)

ПоказателиРоссияАргентинаВенесуэла
ВВП$ 1,12 трлн.$ 476 млрд.$ 146,2 млрд.
Реальный рост ВВП (в год)6,3%0,8%3,2%
ВВП на душу населения$ 7 700$ 12 900$ 6 200
Численность населения, находящегося за чертой бедности40%37%67%
Уровень инфляции20,6%—0,9%13%
Уровень безработицы10,5%15%14%
Экспорт$ 105,1 млрд.$ 26,5 млрд.$ 32,8 млрд.
Импорт$ 44,2 млрд.$ 25, 2 млрд.$ 14,7 млрд.
Внешний долг$ 163 млрд.$ 154 млрд.$ 34 млрд.
Прирост населения (в год)*—0,35%+1,15%+1,56%
Уровень рождаемости (чел. на 1000 жителей) *9,3518,4120,65
Уровень смертности (чел. на 1000 жителей) *13,857,584,92
Уровень детской смертности (чел. на 1000 родившихся)*20,0517,7525,37
Средняя продолжительность жизни (лет)*67,3475,2673,31

* На 2001 год.

АНДРЕЙ РЯБОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK