Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Большая стрелка на двенадцать"

Саммиты лидеров СНГ все больше напоминают «президентский клуб» — в нем можно посидеть за общим столом, отметить праздник, наконец, просто поговорить тет-а-тет. Самое главное — общение в клубе никого ни к чему не обязывает. Впрочем, эту деталь клубной жизни афишировать не принято. Все и так это знают.Несмотря на то, что юбилей СНГ был отпразднован в конце 2001 года, состоявшийся на прошлой неделе саммит глав государств Содружества вполне можно назвать «юбилейным». Хотя бы потому, что по забавной случайности его проведение совпало с празднованием 50-летия Владимира Путина. Во многом именно благодаря «круглой дате» российского президента встреча глав СНГ не затерялась в выпусках новостей. Ведь несмотря на то, что президенты говорили о борьбе с терроризмом, обсуждали вопросы взаимодействия в пограничной сфере, принимали программу военно-технического сотрудничества и конвенцию о стандартах демократических выборов, никаких реальных шагов и глобальных решений от таких встреч никто уже не ждет. Если, конечно, не считать таковым решение президентов «О подготовке к празднованию 60-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов», которое произойдет лишь в далеком мае 2005 года.
Впрочем, помимо репортажей о праздновании дня рождения президента России из Кишинева поступали сообщения о достигнутых российской стороной важных двусторонних договоренностях, в первую очередь с Грузией и Украиной.
В ответ на ультиматум

Одним из главных событий саммита должна была стать встреча президентов России и Грузии. Разногласия между странами по поводу ситуации в Панкисском ущелье еще в конце лета достигли критической точки. Грузия неоднократно обвиняла Россию в нарушении воздушного пространства и бомбардировке приграничных сел, Россия же, в свою очередь, поступательно наращивала критику грузинских властей, которые, по ее мнению, на протяжении многих лет потворствуют находящимся на территории республики чеченским боевикам. В ответ на действия России грузинский парламент заявил о необходимости выхода республики из СНГ. Российский же президент недвусмысленно дал понять, что, если Грузия не одумается, Москва намерена действовать предельно жестко — вплоть до нанесения по окопавшимся в Панкиси боевикам упреждающих ударов.
Именно поэтому встречу Путина и Шеварднадзе так ждали. Считалось, что в ходе беседы с глазу на глаз президенты договорятся. Иначе говоря, президент России сумеет «дожать» своего грузинского коллегу и заставит его пойти на уступки. Все вроде бы так и случилось. Грузия согласилась выдать России задержанных на ее территории боевиков. Кроме того, президенты договорились о «налаживании обмена информацией и взаимодействия по линии спецслужб» и назначении своих спецпредставителей для урегулирования возникающих проблем. Наконец, они заявили о намерении укрепить сотрудничество погранслужб — «вплоть до совместного патрулирования границы». В Москве сразу же заговорили о том, что «Путин дал Шеварднадзе еще один шанс» и теперь «многое будет зависеть от того, сможет ли президент Грузии выполнить взятые на себя обязательства». Если же этого не произойдет, путинский ультиматум Тбилиси останется в силе.
Между тем результаты договоренностей двух президентов выглядят весьма скромно. По крайней мере, говорить о «крупном успехе российской дипломатии» явно не приходится. И дело не только в том, что выполнение принятых решений, не говоря уж об их эффективности, пока остается под большим вопросом. Скажем, против экстрадиции боевиков (всего было задержано 13 человек) уже выступил Европейский суд по правам человека. А «совместное патрулирование границы» (как оно будет выглядеть — пока не вполне понятно) вряд ли сможет обеспечить непрозрачность южных рубежей России.
Гораздо важнее то, что масштаб достигнутых договоренностей совсем не соответствует уровню тех претензий, которые были выдвинуты в адрес Грузии, равно как и характеру тех жестких мер, которые, судя по ультиматуму российского президента, намерена была предпринять Москва в отношении Тбилиси. В этой ситуации попытки Москвы преподнести договоренности как «первый и поэтому важный шаг к наведению мостов» выглядят больше пиаровским ходом, призванным сгладить явный провал затеи с ультиматумом, нежели стремлением реально оценить происшедшее. И в этой связи сам ультиматум, который, кстати, имеет все шансы остаться в силе, начинает все больше походить лишь на способ демонстрации силы, не имеющий ничего общего с практическими шагами по борьбе с террористами.
Газовая пустышка

Самой бравурной частью саммита стало подписание соглашения о создании международного консорциума по управлению газотранспортными сетями Украины. Политические дивиденды с этого документа неожиданно получили все заинтересованные стороны.
Российские СМИ сразу же после подписания возвестили, что России вышла от консорциума огромная экономия — не нужно затевать дорогое строительство газопровода в обход Украины, поскольку теперь-то мы контролируем все, что происходит в газовых трубах соседа (не воруют ли наш газ? платят ли за купленный?). Даже выражение «контроль на паритетных началах» (в смысле — пополам) российские политики умудрились трактовать в свою пользу: якобы большая половина — наша.
Соблюл лицо и визави российского президента — Леонид Кучма, который заявил, что приватизировать украинскую трубу никто не собирается, хотя само по себе создание консорциума — шаг абсолютно неизбежный. Учитывая, что в консорциуме предполагается участие европейских стран (Германии и Франции), Кучма словами о необходимости кооперации потрафил сразу и России, и Европе.
Впрочем, тема консорциума пришлась по вкусу и украинской оппозиции. Народный депутат Юлия Тимошенко разоблачила авторов идеи консорциума, желающих лишить Украину доходов от транзита газа. Украину, считает депутат, убаюкивают лживыми посулами инвестиций на модернизацию труб, однако, если никому не отдавать транзитную артерию, то указанные инвестиции найдутся у самой Украины. Отчего они не нашлись раньше, объяснять г-жа Тимошенко не стала. Поддерживая возмущение соотечественницы, депутат украинского парламента Александр Гудыма пригрозил раскрыть секретные документы, подтверждающие разорительный для Украины характер консорциума, а за месяц до того высокопоставленного чиновника Сергея Баулина уволили примерно за такое же заявление.
На самом деле, все эти восторги и негодования к сути подписанных документов не имеют ровным счетом никакого отношения. Дело в том, что нынешняя декларация (а договор — это именно декларация и не более того) в точности повторила ту, что была подписана в Санкт-Петербурге на встрече премьер-министров Касьянова и Кинаха. Тогда так же, как и сейчас, стороны договорились об управлении украинским участком газопровода со стороны консорциума, в который войдут представители России, Украины, Германии и Франции. Выбор партнеров по консорциуму был предопределен еще несколькими месяцами раньше, когда инвестиционный пул в составе российского «Газпрома», французской Gaz de France и немецкой Ruhrgas приобрел контрольный пакет словацкой газотранспортной компании Slovensky Plynarensky Priemysel. Вне пределов контроля «большой тройки» на маршруте Россия — Западная Европа остался только украинский участок трубы (находится в госсобственности Украины). В будущем этот контроль должен быть установлен — однако кишиневский саммит не продвинул партнеров на этом пути ни на шаг.
«Контроль за украинским участком трубопровода является принципиальным как для России, так и для европейских стран, — считает аналитик компании «Тройка Диалог» Валерий Нестеров. — Под контролем могут пониматься только права собственности на газопровод, а не какие-то виртуальные права управления. Учитывая, что сейчас Украина ищет контакта с Европой, рано или поздно навязываемые условия она примет».
Можно предполагать, что в исторической перспективе реализуется именно этот сценарий. Однако Леонид Кучма сделает максимум возможного, чтобы дотянуть решение до президентских выборов. А пока время тянется, денежный вопрос решается не в нашу пользу. Достаточно напомнить, что год назад газовые долги Украины ($1,4 млрд.) были чудесным образом реструктурированы на 13 лет, к тому же переоформлены из дорогого государственного долга в дешевый корпоративный. То есть уже не Украина должна России, а «Нефтегаз» Украины должен «Газпрому». Последний несколько месяцев пытается получить от Украины хотя бы часть денег, но предлагают ему только низколиквидные ценные бумаги контрагента. Правда, платить за свежий газ после этого Украина стала исправнее, благо поставляет его по большей части уже не «Газпром», а независимая «Итера».
Много шуму — и ничего…

Тот факт, что саммиты СНГ все чаще используются лидерами бывших союзных республик как хороший повод обсудить перспективы, в первую очередь, двусторонних отношений, говорит о многом. Судя по всему, главы государств все больше осознают иллюзорность интеграционного потенциала Содружества. Ведь с каждым саммитом число вопросов, по которым так и не было принято согласованного решения, только растет. Не стала исключением и кишиневская встреча. Президенты не только не смогли найти общий язык по актуальным международным вопросам — Россия, например, хотела, чтобы партнеры по СНГ выступили с единой позицией по поводу возможного нападения США на Ирак, но ей так и не удалось добиться принятия консолидированного заявления на этот счет. Не менее сложной для решения стала тема сугубо внутренняя: проводить, и если проводить, то как, ротацию председателя Совета глав государств СНГ. Россия устами нынешнего главы Совета Владимира Путина неожиданно заявила о намерении сложить с себя полномочия формального лидера Содружества, предложив утвердить на этом посту украинского президента Леонида Кучму. Однако коллеги по саммиту не поддержали эту, на первый взгляд, вполне безобидную для них идею. То ли из ревности к Кучме, то ли просто следуя привычке любой инициированный Москвой вопрос делать предметом торгов с Россией. Похоже, для российских партнеров по СНГ стало доброй традицией выстраивание отношений внутри Содружества по принципу «как можно больше экономических выгод от двустороннего сотрудничества с Россией, как можно меньше политических уступок ей».
В этих условиях и Россия вынуждена корректировать свои подходы к Содружеству. Тем более что усилия, направленные на поддержание былого геополитического доминирования в бывших советских республиках, все чаще и чаще носят «точечный» характер и касаются в большей степени конкретных независимых государств, а не всего постсоветского пространства в целом. Глупо ведь пытаться доминировать в странах, которые с восторгом приютили на своей территории американские военные базы либо обладают достаточным объемом собственных энергоресурсов, обеспечивающих реальный суверенитет от России. Впрочем, переключение контактов внутри СНГ на двусторонний уровень отнюдь не является гарантией успеха. И саммит в Кишиневе это лишний раз подтвердил. Экономический потенциал России — мощный лишь в масштабах СНГ — по-прежнему слишком мал для того, чтобы, не прибегая к политическому давлению, урегулировать спорные вопросы «полюбовно», рыночными средствами.
И пока это так — саммиты СНГ будут нуждаться в серьезном пиар-прикрытии. К ним придется подгадывать различные юбилеи и политические «прорывы».

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА, ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK