Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Больше знаний — больше денег"

Правительство намерено сделать так, чтобы менеджеры больше заботились об интересах компании, а не только акционеров; чтобы сами собственники были при этом защищены; чтобы компании с госучастием стали более прозрачными, и даже начинает говорить об аффилированности и бенефициарных владельцах.  Международные конференции по корпоративному управлению проводятся раз в год, поэтому, сравнивая выступления участников, можно отследить явления, которые «отмирают» в силу своей неактуальности или разрешенности, и темы, которые вызывают наибольшее беспокойство представителей мирового бизнеса и правительственных регуляторов в данный момент.
   Сравнивая конференцию, прошедшую на минувшей неделе в московском «Ритце», с форумом годичной давности, проходившим в здании Нью-Йоркской фондовой биржи, можно выделить несколько черт, о которых заговорили.
   Первая — необходимость защиты прав акционеров уже не просто обсуждается; оба правительственных чиновника, выступавших на конференции, первый вице-премьер Игорь Шувалов и вице-премьер Александр Жуков, говорили об антирейдерском пакете, который в ближайшее время будет принят. Иностранные участники российского рынка это всячески приветствуют, поскольку о недостаточной защите прав собственников говорят из года в год. И хотя реплики ныне смягчились, они по-прежнему напоминают об этой «российской» специфике, добавляя, что заинтересованы в «возможности разрешения споров в коммерческих судах с тем, чтобы иметь уверенность в объективности и независимости принимаемых решений».
   Вторая черта дискуссии, казалось бы, прямо противоположна первой. Это ответственность уже самих акционеров, а также руководящих органов компании — совета директоров и правления — в случае ненадлежащего управления компанией. «Чтобы менеджеры заботились о компании, а не об акционерах», — обозначил проблему Игорь Шувалов. «В некоторых странах, — добавил он, — существует даже уголовная ответственность, если совет директоров принимает решение в пользу акционеров, а не компании как таковой». Россия тоже думает в этом направлении. Например, о том, чтобы решение о ликвидации АО могло быть принято только собранием акционеров, а не правлением. Шувалов пообещал, что в течение года эти темы правительство станет обсуждать с бизнесом, чтобы затем выйти на законодательство, «которое будет защищать и способствовать развитию компаний».
   Разные аспекты одной корпоративной проблемы столь явственно были подняты впервые. С одной стороны, защита акционеров от иных товарищей и компаний с большими аппетитами, включая государство. Глава РСПП Александр Шохин сказал: «Очень важно, чтобы привлекательный, прибыльный актив не рассматривался автоматически как стратегический и уходил под крыло госкорпораций». С другой стороны, защита самих компаний от излишних аппетитов и экстравагантных желаний акционеров. Западные менеджеры уже начали говорить о таком экономическом параметре, как «социальный доход». Впрочем, глава Федеральной службы по финансовым рынкам Владимир Миловидов также заметил, что в вопросы корпоративного управления «все больше втягиваются внешние участники», поэтому уместно уже говорить не только о доходе для акционеров, но и о социальном доходе. «Российские компании серьезно отстают от своих зарубежных коллег в вопросах раскрытия информации об охране окружающей среды и социальных вопросах», — отмечает Карина Литвак, руководитель департамента инвестиционной компании F&C Asset Management, в исследовании, специально проведенном к конференции. Отчасти это объясняется общей болезнью развивающихся рынков — недостаточной стратегической определенностью. Кстати, о недостаточной «стратегичности» планов российских компаний и госвласти говорили прежде всего именно российские участники дискуссии — Александр Шохин и Евгений Ясин.
   Наконец, третий аспект, о котором говорили почти все, — дисбаланс между объемом информирования мажоритариев и миноритариев, но главное — недостаточная информация о собственниках компаний.
   Это совпадает с тем, что можно назвать третьей новой чертой прошедшей дискуссии. Пожалуй, впервые, причем именно представителями государства, поднята тема аффилированных лиц и бенефициарных владельцев. А также тема повышения прозрачности в компаниях с госучастием. У Шувалова это звучало так: «Корпоративное управление надо начать с себя». У Жукова: «Основная задача государства… заключается в предоставлении универсальных гарантий прав собственности, обеспечении максимальной открытости компаний, в том числе — компаний с государственным участием». И далее: «Наша работа по повышению эффективности корпоративного сектора экономики сводится к <…> совершенствованию правового регулирования аффилированных лиц, включая повышение эффективности использования понятия аффилированности… а также развитие системы учета и раскрытие информации об аффилированных лицах и бенефициарных владельцах».
   Почему темы аффилированности и прозрачности госкомпаний объединены в одну? Обе предполагают в первую очередь наличие у государства воли решать эти задачи. И лишь время и конкретные шаги правительства и регуляторов покажут, сколь последовательно государство в этих двух вопросах (зачастую являющихся разными сторонами одной медали). Один из участников конференции прокомментировал это так: «Я услышал у Жукова про намерения; теперь посмотрим, просто слова ли это или они реально станут воплощаться в жизнь».
   Вопросы открытости корпораций связаны не только с любопытством акционеров, рейдеров или регуляторов. Во-первых, это деньги. «Насколько большее раскрытие информации переносится в биржевую стоимость акций? — генеральный директор NYSE Euronext Дункан Нидерауэр привел исследование. — 75% инвесторов считают, что финансовый результат компании и качество корпоративного управления равнозначны». Иными словами, меньше знаний — меньше денег.
   Второе — это стремительно глобализирующаяся экономика и растущая мировая финансовая взаимозависимость. Грохнулось что-то в одной точке планеты — почувствовали все. Это особенно актуально на фоне расчетов будущего. Так, согласно исследованию Всемирного банка, к 2050 году 65% всей экономической деятельности будет происходить в той части, которую «сегодня мы называем «развивающимся миром», — данные экс-главы ВБ Джеймса Вулфенсона. А десятка крупнейших экономик будет выглядеть так: Китай, Индия, США, Индонезия, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Россия, Вьетнам. Собственно, в этой связи представителям более «развитых» частей мира, финансовые системы которых насчитывают 200, а то и более лет, очень важно донести сегодня до остальных: развивающиеся должны подтягивать свою финансовую культуру, корпоративные стандарты и т.д. к развитым. А не развитые должны опускаться до уровня развивающихся. И хотя утверждение можно оспорить, в нем есть резоны хотя бы в силу того, что следование понятным, открытым правилам придает рынкам и компаниям устойчивость. Возможно, поэтому два финансиста, которых многие уже воспринимают как одного ужасного регулятора с двойной фамилией (в реальности это два человека), — Пол Сарбейнс и Майкл Оксли — так настаивают на следовании корпоративным принципам, выработанным в США. Именно они законом (впоследствии и названным их именами) приводили в порядок финансовые рынки, вводили новые требования к публичным компаниям после краха Enron и WorldCom, который тогда потряс многих, и не только в США. Можно назвать еще одну причину, по которой западные участники стараются убедить остальных последовать их примеру: если раньше основным источником капитала для мира были США, то ныне все больше источников возникает в других регионах. Дальше можно давать объяснения по вкусу: либо мировой центр боится конкуренции не на «своем поле», либо цивилизованные части мира хотят избежать хаоса, в который может погрузиться глобальная система взаимоотношений, если каждый начнет играть по собственным правилам.
   О чем не говорили или почти не говорили участники конференции? О колоссальной угрозе инфляции, с которой ныне столкнулись и Россия, и мир. А также о судьбе многочисленных российских госкорпораций. Шувалов бегло заметил, что одни, видимо, с течением времени станут АО, другие будут приватизированы, третьи, как атомная отрасль, так и останутся под госконтролем. Однако ни деталей, ни сроков не последовало. Возможно, к теме вернутся через год, на следующей конференции по корпоративному управлению?.. Пока же, по словам Шохина, имело бы смысл говорить о трансформации госкорпораций в ОАО, поскольку нынешняя форма выводит их из корпоративного и бюджетного права.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK