Наверх
20 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Большие спонсоры"

Сколько стоит Белый дом? В предвыборную борьбу в Америке инвестируются миллиарды долларов. Кандидаты борются не только за голоса, но и за благосклонность хедж-фондов и Голливуда. Только у того, кому удастся привлечь на свою сторону могущественные концерны и союзы, будет шанс победить.

Роскошный въезд, белые колонны у входа, элегантные черные ставни. Хиллари Клинтон называет свою резиденцию в столице США Вашингтоне, недалеко от Массачусетс-авеню, White Haven (Белая гавань). Звучит почти как Белый дом. Ее соседи — министры финансов на пенсии и послы. Бывшая первая леди вложила в это здание в колониальном стиле почти $3 млн. И инвестиции уже давно себя оправдали, так как Белая гавань — место, в котором претендентка на пост президента собирает на свою предвыборную кампанию миллионы долларов.

Приемы у бассейна, званые ужины в трапезном зале, посиделки с бокалом в узком кругу в библиотеке — в последнее время дворецкий в смокинге по три раза в неделю открывает двери перед крупными спонсорами кандидатки.

Например, у нее уже были замечены нью-йоркский венчурный инвестор Алан Патрикоф (фонд Apax) и голливудский миллиардер Хаим Сабан. Чтобы справиться с таким наплывом посетителей, Хиллари даже пришлось расширить кухню. Нередко машины класса люкс перегораживают всю улицу. Тогда на следующий день Хиллари посылает своим соседям цветы.

Деньги и политика: в этой гонке за пост президента Америки уже побиты все рекорды. Кандидаты от обеих партий подобно биржевым лидерам с гордостью объявляют суммы поступлений от спонсоров за первый квартал. Деньги идут к деньгам.

Одна Клинтон насобирала $26 млн. Это почти в 3 раза больше, чем предыдущий рекорд.

Предвыборная борьба за Белый дом будет самой дорогостоящей за всю историю Соединенных Штатов. По оценкам, штурм этой желанной недвижимости обойдется, по меньшей мере, в $1 млрд. При этом учитываются деньги, используемые только теми двумя кандидатами, которые дойдут до конца гонки. Если сюда прибавить бюджеты еще 15 кандидатов, участвующих в борьбе сейчас, да еще финансирование кампании по выборам в Конгресс, то все сражение в целом будет стоить примерно $2— 4,5 млрд.

В отличие от Германии, в США почти все средства предоставляются частными спонсорами, бюджетные отчисления на предвыборную борьбу составляют лишь небольшой процент. Поэтому в настоящее время мощный денежный поток и вопрос стратегических союзов важны не менее, чем позиция по Ираку.

Кто перетянет на свою сторону мощную кинофабрику под названием Голливуд? Кому из кандидатов новые звезды хедж-фондов предоставят почти безграничные возможности своих пиар-отделов? Могут ли многочисленные мелкие пожертвования из Интернета конкурировать с деньгами Уолл-стрит? Правда ли, что биржевой спекулянт Джордж Сорос поддерживает демократа Барака Обаму? И что голливудский магнат Дэвид Геффен тоже отвернулся от Клинтонов (и повернулся лицом к Обаме)? Американцы напряженно следят за тем, кому отдадут предпочтение их миллиардеры, топ-менеджеры и звезды шоу-бизнеса.

Естественно, могущественные концерны и мощные отрасли экономики поддерживают тех или иных кандидатов не из спортивного интереса и не по идейным соображениям. Они ожидают реальных ответных услуг: военно-промышленное лобби — новых заказов, банковско-финансовые круги — смягчения законов о контроле за деятельностью финансовых учреждений, сельскохозяйственное лобби — защиты аграрной промышленности.

Пресса называет этот спектакль «предварительными финансовыми выборами». «Такие огромные суммы невозможно собрать, не беря на себя никаких обязательств», — говорит Фред Вертхаймер. Борьба за кресло президента «превращается в аукцион».

Вертхаймер возглавляет независимое объединение «Демократия 21». С 70-х годов он ведет борьбу за реформы, которые уменьшили бы влияние капитала на политику. Но все происходит наоборот. Вертхаймер уже не строит иллюзий. «Мы никогда не решим эти проблемы, — говорит он. — Мы можем только пытаться препятствовать росту этой злокачественной опухоли».

Начиная с 1976 года, предвыборные кампании кандидатов в президенты оплачиваются и из государственных средств. Правда, Конгресс почему-то упустил из виду, что бюджет необходимо адаптировать к стремительному увеличению стоимости предвыборной борьбы. А это и есть основная причина сегодняшних проблем.

Джордж Буш-младший был первым, кто отказался от использования государственной системы и финансировал свои предварительные выборы — праймериз — только за счет частных пожертвований. Это было в 2000 году. И теперь этот процесс не остановить. Зачем брать какие-то жалкие $15 млн. у государства, облагаемые большими налогами, когда на свободном рынке уже на предварительные выборы можно получить $250 млн. и даже больше?

Новым на этот раз является то, что даже основная предвыборная кампания, начинающаяся после летних партийных съездов, на которых будут выдвинуты единые кандидаты, превратится в гигантское гала-мероприятие по сбору пожертвований. Со времен Джимми Картера никто из американских политиков не оплачивал горячее время между выдвижением своей кандидатуры и днем выборов деньгами частных лиц. Теперь почти все, от Хиллари Клинтон до Руди Джулиани, сходятся в одном: в Овальный кабинет можно попасть только при мощной поддержке предпринимателей и общественности.

Вообще-то денег достаточно. Джулиани (спонсорские поступления в первом квартале: $15 млн.) считает своими сторонниками хедж-фондового миллиардера Пола Тьюдора Джоунса и финансиста с Уолл-стрит Карла Икана. Его соратник по партии Джон Маккейн ($12,5 млн.) делает ставку на традиционный лагерь Буша и собственных сторонников, в частности на компании Cisco и AT&T.

Даже экс-губернатор штата Массачусетс Митт Ромни, мормон, рейтинг которого, согласно опросам, намного ниже остальных участников, нашел себе большую почитательницу в лице директора интернет-аукциона eBay Мег Уитман. С января по март его бюджет пополнился весьма внушительно — более чем на $20 млн.

Демократ Джон Эдвардс ($14 млн.) может рассчитывать на помощь своих бывших коллег-адвокатов. В одной лодке с Клинтон, рядом с Сабаном, оказался Питер Чернин, президент компании News Corp. Это небольшой триумф Хиллари, так как газета этой компании New York Post и владелец всего концерна Руперт Мердок всегда были верными союзниками республиканцев.

Совершивший головокружительный взлет Обама ($25 млн.) делает ставку на мелкие пожертвования из Интернета. Тем не менее для верности он браконьерствует в Голливуде, хотя вообще-то это охотничьи угодья Хиллари. Среди идеологических перебежчиков — такие звезды, как Джордж Клуни, Халли Берри и Эдди Мерфи.

«Деньги поступают от одной вполне обозримой группы», — говорит Масси Ритч. Меньше одного процента всех американцев выражают свою волю через пожертвования. Ритч и его коллеги из американской неправительственной организации Center for Responsive Politics в Вашингтоне поставили перед собой задачу сделать скрытые связи между кандидатами и экономикой явными.

С этой целью с 15 апреля все их компьютеры работают с полной нагрузкой. После завершения проекта Center for Responsive Politics Федеральная избирательная комиссия собирается опубликовать обширный пакет данных по финансированию предвыборных кампаний.

Такие организационные затраты необходимы потому, что официально ни фирмы, ни профсоюзы вообще не имеют права ничего давать политикам. И простым-то гражданам закон позволяет только дважды подарить своему фавориту на выборах по $2,3 тыс. — один раз на праймериз и второй — во время основной предвыборной кампании. Компьютерам Ритча нужно целых четыре дня, чтобы разобраться в миллионах отдельных пожертвований и рассортировать их по группам интересов.

«Нередко партнеры инвестиционных банков или крупных адвокатских контор совершенно произвольно связывают в один пакет чеки, направляемые кандидату группой коллег и членами их семей», — объясняет Ритч. Очень популярно и создание так называемых комитетов политических акций, раздающих пожертвования кандидатам в президенты и в депутаты парламента как бы от имени сотрудников концерна.

Ритч называет их «инвестиционными фондами политики». «Кто инвестирует деньги таким способом, не имеет никакой возможности контролировать использование средств, он просто согласен с общим политическим направлением, в которое делает вложения», — рассказывает Ритч.

Согласно его статистическим данным о выборах в Конгресс, проходивших в ноябре прошлого года, крупнейшим жертвователем среди американских концернов оказался Goldman Sachs, выделивший на спонсорство $3,4 млн. Почти две трети своих пожертвований банкиры Goldman Sachs отдают демократам. Сходной модели придерживались и их коллеги из банковской группы City Group и банка J.P.Morgan Chase.

Искушенные инвесторы, естественно, ожидают, что и президент от партии демократов сумеет уберечь их (и их прибыльный бизнес на хедж-фондах) от более жесткого регулирования. Соратники Буша по партии, напротив, твердо держат в руках управление такими отраслями, как вооружение (Lockheed Martin), фармацевтика (Pfizer), логистика (UPS, FedEx), а также нефтяная промышленность (Exxon, Halliburton). Они рассчитывают получать миллиардные заказы в пакете с налоговыми льготами.

Действующие с 2002 года предписания о финансировании должны были положить конец влиянию капитала на политиков. На практике же эта система иногда приводит к гротескным ситуациям, например когда кандидаты и их помощники пытаются получить в кратчайшее время как можно больше чеков.

Так, недавно Билл Клинтон принял участие в тренировке на выносливость в одном нью-йоркском фитнес-клубе. Десятки участников выписали щедрые чеки, чтобы, крутя педали велотренажера, в течение получаса поболтать с бывшим президентом, а может быть, и с будущим «первым сэром» страны. Клинтон, однако, явился в брючной паре и сам колес не крутил. Результат для Хиллари: почти $100 тыс.

Кандидат Ромни даже пообещал студентам, что они смогут оставить себе 10% от тех сумм, которые им удастся собрать. Он объявил «национальный день телефона» и посадил на коммутатор в бостонском Конгресс-центре 400 своих помощников. Сам Ромни метался от трубки к трубке и увещевал жертвователей, сколько хватало сил. Так он собрал $6,5 млн.

Претенденты на, вероятно, самую важную политическую должность в мире ведут себя как фирмы, стремящиеся набить себе цену перед тем, как выйти на биржу. Но понравиться они хотят не избирателям, а спонсорам. Такие кампании американцы называют fundraiser.

Можно и по-другому сказать: это продолжение политики кулинарными средствами. Один лишь кандидат от республиканской партии Джулиани в течение марта поучаствовал в 36 ланчах и ужинах. Известно, что 95% капитала сосредоточено в Нью-Йорке, Вашингтоне, Палм-Бич и Лос-Анджелесе. Но штурмуют с особой страстью Уолл-стрит и Голливуд.

На каждой встрече с кандидатами — а их около 15 — можно поставить ценник. Самые дешевые места на завтраке с Обамой в переполненном зале ресторана стоят $100, личная встреча — минимум $1 тыс. Чем ближе предварительные выборы, тем дороже становится участие в таких «событиях».

Как и всегда в рыночной экономике, высоких цен можно достичь только при высоком спросе. Менее знаменитые претенденты на президентское кресло выходят из гонки еще до того, как она по-настоящему начинается — исключительно по финансовым причинам. Например, Эван Бэй, сенатор-демократ из штата Индиана, возмущался, что «80%, а то и 90% времени потратил на сбор пожертвований. А мой штаб говорил мне, что этого все еще недостаточно».

В 2008 году наибольшие шансы на выигрыш получит кандидат с самым толстым бумажником: Калифорния и другие штаты приняли решение передвинуть сроки выборов поближе, что заставит каждого претендента собирать деньги одновременно в половине всех штатов. Реально это сделать только с помощью дорогой телерекламы.

Некоторые из команд, обслуживающих предвыборные кампании кандидатов, уже сейчас состоят более чем из сотни сотрудников. «Без больших денег от заинтересованных групп», рассуждает ежедневная газета USA Today, такую гонку вообще выиграть невозможно. Высокоэффективные сборщики пожертвований — менеджеры, предприниматели и другие богатые люди, которые из круга своих знакомых могут выбить огромное количество чеков по $2,3 тыс., — становятся поэтому ключом к успеху. И кандидаты вынуждены особо старательно поддерживать их в хорошем настроении.

Тот, кто на прошлых выборах сумел собрать для Буша минимум $200 тыс., получал право носить почетный титул «суперрейнджер» и в зависимости от размеров своего финансового успеха мог получить должность посла. Например, Уильям Роберт Тимкен в середине 2005 года стал послом США в Берлине. Фабрикант из Огайо оказывал поддержку еще Бушу-старшему. Другой крупный спонсор — Дэвид Уилкинз — стал послом в Канаде несмотря на то, что до назначения он в этой стране бывал всего однажды.

В этой сфере г-жа Клинтон тоже собирается установить новые масштабы. Кто хочет войти в элиту «спонсоров Хиллари», должен уже в этом году выложить $1 млн. Об ответных подарках и постах разговор пойдет после 4 ноября 2008 года.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021