Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "БОЛЬШОЙ ОБМАН"

За последние семь лет на обеспечение безопасности столичного метро было ассигновано порядка 15 млрд рублей. Трагедия 29 марта наглядно показала, что деньги эти ушли в никуда.   ХРОНОЛОГИЯ
   7.57. На станции «Лубянка» произошел взрыв во втором вагоне поезда, прибывшего со стороны станции «Улица Подбельского».
   8.10. На место ЧП прибыли пожарные, спасатели и более десяти машин «Cкорой помощи», началась спасательная операция.
   8.37. Второй взрыв прогремел на станции «Парк культуры» в третьем вагоне поезда, прибывшего со стороны станции «Юго-Западная».
   8.47. К вестибюлю станции «Парк культуры» прибыли первые машины «Скорой помощи».
   9.30. Прекращено движение поездов по Сокольничеcкой линии метро от станции «Спортивная» до станции «Комсомольская».
   40 человек погибло
   94 человека пострадали
   100 млн рублей выделено на оказание единовременной материальной помощи
   
   Тысячи пассажиров московского метро, отправившиеся утром 29 марта по своим привычным делам, конечно, не предполагали, что ожидает их в столичной подземке. Свидетели тех страшных событий еще не скоро вернутся к прежнему ритму жизни, будут снова и снова вспоминать пережитое. И даже те, кому в тот день посчастливилось оказаться вдалеке от Сокольнической линии, еще долго будут спускаться в метро с неприятным чувством… Однако рано или поздно на место эмоций придет холодное размышление. Скорбь по погибшим должна смениться анализом случившегося. И тогда российским спецслужбам, руководству Москвы и столичного метрополитена могут быть заданы очень неприятные вопросы.
   
ЕСТЬ ТАКИЕ ПРИБОРЫ…
   У трагедии 29 марта долгая история. Всерьез о проблемах безопасности в метро впервые заговорили после теракта в Театральном центре на Дубровке в октябре 2002 года. Тогда среди документов, обнаруженных у убитых боевиков, оказались планы терактов в метро.
   Террористы не случайно выбрали метрополитен в качестве объекта возможной атаки. Метро — это всегда большое число людей в замкнутом пространстве. И спецслужбам поручили проверить, насколько уязвима московская подземка. По сведениям «Профиля», были проведены закрытые учения с привлечением сотрудников ФСБ. Результаты оказались крайне неудовлетворительными: фактически столичное метро было совершенно беззащитным перед лицом террористов. Казалось бы, власти имели время для того, чтобы принять радикальные меры, но ничего существенного тогда сделано не было. Пожалуй, единственным результатом тех событий стали планы руководства метрополитена установить камеры наблюдения не только на станциях, но и в вагонах. Увы, в России, для того чтобы мужик перекрестился, должен грянуть гром. И гром грянул.
   6 февраля 2004 года на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» произошел террористический акт, унесший жизни 41 человека. Через две недели после трагедии начальник столичного метрополитена Дмитрий Гаев заявил, что в том же, 2004 году на обеспечение безопасности в метрополитене будет затрачено около 6 млрд рублей! Эти средства, в частности, пойдут на установку камер в вагонах, на перронах и в переходах метро. До 2006 года планировалось оборудовать камерами все (!) вагоны. На осуществление этого проекта отдельно было выделено 2,5 млрд рублей, но на сегодня камеры стоят только в вагонах кольцевой, Сокольнической и Замоскворецкой линий.
   В марте того же года мэр Москвы и Министерство транспорта и связи обратились за финансовой поддержкой к федеральным властям. На усиление безопасности метро потребовались дополнительные средства. Комитет Госдумы по безопасности поддержал это предложение, а Дмитрий Гаев сообщил журналистам, что еще 2,5 млрд рублей пойдет на техническое оснащение станций металлодетекторами и газоанализаторами.
   Однако же вскоре в пресс-службе метрополитена сообщили, что никаких металлодетекторов при входе в метро и рядом с турникетами установлено не будет. Их нормальное использование невозможно в часы пик и на станциях с большим пассажиропотоком. По словам представителя метрополитена, милиционеры должны будут использовать ручные металлодетекторы, и речь идет о том, чтобы оснастить ими как можно больше сотрудников.
   С газоанализаторами вышла похожая история. Проект этот существует уже много лет, но до сих пор так и остается на бумаге. На прошлой неделе руководитель пресс-службы метрополитена Светлана Царева рассказала корреспонденту «Профиля», что пробный прибор появился на станции «Белорусская», но дальнейшего развития проект не получил.
   Тем не менее траты на повышение безопасности метро продолжали нарастать. Осенью 2004 года столичные власти решили выделить на эти цели еще 1,4 млрд рублей. А министр финансов Алексей Кудрин пообещал тогда, что такая же сумма будет выделена из федерального бюджета в 2005 году.
   И действительно, на 2005 год приходится расцвет антитеррористических проектов в столичном метро — воспоминания о трагедии на «Автозаводской» освежили теракты в лондонской подземке. В сентябре на пресс-конференции по случаю открытия станции «Деловой центр» бессменный руководитель столичного метрополитена Дмитрий Гаев заявил, что к 2008 году Московский метрополитен будет иметь лучшую в мире систему антитеррористической защиты. «Это система информационного обеспечения, с ее помощью можно быстро проверить те или иные подозрительные факты, которые могут угрожать безопасности метро и его пассажиров», — заявил Гаев. Попутно он сообщил, что ежегодно на мероприятия по усилению безопасности на метрополитене правительство столицы выделяет около 1 млрд рублей!
   Подробности поступили чуть позже. После тематического заседания круглого стола в Совете Федерации начальник Московского метрополитена сообщил, что в 2006 году на ряде станций появятся «опытные зоны», оборудованные современными детекторами, которые будут реагировать на наличие металла, взрывчатых и отравляющих веществ. Памятуя о бесславном конце аналогичной инициативы в 2004 году, эксперты высказали сомнения в эффективности использования таких приборов в условиях переполненного метрополитена, но Гаев пообещал, что оборудование будет выбрано самое лучшее. «Специалисты изучают современные методы обнаружения террористов, включая зарубежный опыт», — сообщил Гаев. По его словам, на разработку и поставку антитеррористического оборудования будет проводиться конкурс, к которому будут допущены как российские, так и зарубежные компании. Федеральные власти поддержали идею. Вице-спикер Совфеда Александр Торшин заявил, что на безопасности парламентарии экономить не будут, и заверил, что законодатели добьются «полного финансирования программ безопасности в метро».
{PAGE}
   
НЕСИТЕ НОВЫЕ ГРАБЛИ


    Итак, что в сухом остатке? По самым скромным оценкам, не считая «полного фи-нансирования» «опытных зон», на безопасность столичного метро за семь лет потрачено около 15 млрд рублей. Что получили пассажиры столичного метро за эти деньги? Помимо камер наблюдения, качество изображения с которых оставляет желать лучшего, и детектора газа на «Белорусской», Светлана Царева упомянула о собачьем питомнике, системах связи и пожаротушения, колоннах экстренного вызова. Достаточно ли этого для предотвращения терактов? Очевидно, что нет. И недавние трагедии — красноречивое тому подтверждение. Да, надежная связь и противопожарная система — это не роскошь. И собаки не зря едят свой корм, и система видеонаблюдения, сколько бы она ни стоила, тоже нужна. Вот только к выявлению террориста-смертника это не имеет никакого отношения.
   На сегодня не существует таких детекторов, которые могли бы в условиях плотного людского потока на расстоянии обнаруживать взрывчатку, спрятанную на теле. Специалисты по спецтехнике считают, что, наверное, можно создать нечто подобное, многократно увеличив мощность ныне существующих приборов. Но все равно устройство не покажет на конкретного человека, а лишь определит наличие опасного вещества в зоне своего действия. Устройства, подобные тем, что установлены в аэропортах, для метро непригодны. У них слишком низкая пропускная способность, а скопившаяся перед «рамкой» толпа столь же уязвима для террористов, как и переполненный вагон. Есть портативные газоанализаторы, но их мощность невелика и позволяет обследовать только отдельно взятого человека. Можно ли вообще обеспечить безопасность на общественном транспорте техническими средствами? И нужно ли тратить на это все новые миллиарды?
   Пока события развиваются по «инерционному» сценарию. На прошлой неделе президент Дмитрий Медведев подписал указ «О создании комплексной системы обеспечения безопасности населения на транспорте». Как говорится в документе, он разработан в целях предотвращения чрезвычайных си-туаций и терактов на всех видах общественного транспорта, прежде всего на метрополитене. Комплексная система безопасности должна быть создана к 2014 году. Вездесущий Дмитрий Гаев тут же вспомнил о детекторе газа на «Белорусской» и выступил с инициативой установки на всех станциях подземки датчиков, которые позволя-ли бы предотвратить атаки с применением отравляющих веществ. Если даже опустить то обстоятельство, что детектор газа способен лишь оповестить о начале атаки, но не предотвратить ее, то непонятно, почему взрыв бом-бы навел руководителя столичного метро на мысль о химическом нападении.
   От Гаева решил не отставать начальник ГУВД Москвы Владимир Колокольцев. Он пообещал, что в столичной подземке появится оборудование, позволяющее дистанционно обнаруживать опасные предметы на теле граждан. «Организованы работы по поиску представляющих интерес устройств для апробации на Московском метрополитене», — сказал Колокольцев. Однако начальник столичной милиции не уточнил, какие именно предметы и устройства имеются в виду и где их собираются искать.
   Очевидно, что в ближайшее время нам представят самые разные по своей оригинальности, грандиозности и дороговизне проекты. Жаль только, что никто не вспомнил о таком старом и надежном способе предотвращения терактов, как оперативная работа по выявлению террористических групп. Оснащение общественного транспорта средствами безопасности необходимо. Но если за столько лет реального улучшения ситуации не произошло, то не пора ли «что-то в консерватории исправить». Быть может, лучше направить миллиарды не на тщетные попытки решить технические проблемы, а, скажем, на усиление старой доброй агентурно-оперативной работы. Возможно, пришло время выделять дополнительные миллиарды тем, кто сможет проникнуть в террористические организации и предупредить о надвигающейся беде. В конце концов, участники подполья тоже люди, которых можно просто подкупить. И возможно, на это не потребуется так много миллиардов.
   Взрывы в московском метро, унесшие жизни 40 человек, — это знак того, что спустя шесть лет после терактов на станции «Автозаводская» и возле метро «Рижская» в Москву снова вернулся террор. А это означает, что усилия по защите граждан от террористической угрозы оказались недостаточными или вовсе не адекватными. Выясняется, что успехи, о которых в последнее время так часто рапортовали представители силовых структур, никак не сказываются на безопасности мирных жителей.
   На розыск организаторов теракта и их пособников брошены огромные силы и средства. Проверяются десятки версий, устанавливаются личности самих террористок и тех, кто им ассистировал. В минувший четверг директор ФСБ РФ Александр Бортников заявил, что организаторы терактов в Москве и Кизляре связаны с бандформированиями Северного Кавказа. «Эти люди известны нам персонально, уже есть задержанные и ведутся допросы», — заявил директор ФСБ. Возможно, вслед за организаторами обществу предъявят и заказчиков этого преступления. Правда, последних, скорее всего, уничтожат при задержании, как это происходило раньше и как того потребовали президент и премьер. Но что будет после того, как преступников найдут и накажут? Не случится ли так, что силовики снова получат свои ордена и звезды, фирмы — заказы, чиновники — откаты, а граждане по-прежнему будут один на один с террористами?
{PAGE}
   

   ХРОНИКА ТЕРАКТОВ В МОСКОВСКОМ МЕТРО
   11 июня 1996 года
   на Серпуховской линии московского метро на перегоне между станциями «Тульская» и «Нагатинская» в вагоне поезда сработало взрывное устройство. 4 человека погибли, 12 получили ранения.
   1 января 1998 года
   на станции «Третьяковская» Московского метрополитена произошел взрыв безоболочного взрывного устройства, находящегося в дамской сумочке. Три сотрудника метрополитена госпитализированы с ранениями различной тяжести.
   8 августа 2000 года
    произошел взрыв в подземном переходе на станции «Пушкинская». 13 человек погибли, 118 пострадали. Действие безоболочной бомбы из 1 кг тротила усугубило воспламенение аэрозольных баллонов в расположенных рядом палатках.
   5 февраля 2001 года
   на станции метро «Белорусская» (кольцевая) сработало самодельное взрывное устройство мощностью около 200 г тротила. 20 человек получили ранения.
   6 февраля 2004 года
   в Москве на Замоскворецкой линии на перегоне между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» в вагоне поезда произошел взрыв. Мощность взрывного устройства составила от 4 до 5 кг в тротиловом эквиваленте. В тоннеле возник пожар. В результате теракта 41 человек погиб, около 250 были ранены.
   31 августа 2004 года
   террористка-смертница взорвалась при входе на станцию метро «Рижская». Погибли восемь человек, включая террористку и ее сообщника.

   

   ЦЕНА ИЛЛЮЗИЙ
   До сих пор не утихают споры о том, надо ли было сразу после первого взрыва оповестить пассажиров метро о случившемся. Первый взрыв на станции «Лубянка» прогремел в 7.56 утра. По данным следствия, в этот момент вторая смертница уже ехала по Сокольнической линии в сторону «Парка культуры». После взрыва движение поездов на линии остановили «по техническим причинам». Затем составы начали медленно протягивать до ближайших узловых станций и там высаживать пассажиров. В 8.39, когда состав со второй террористкой добрался до «Парка культуры» и машинист, открыв двери, попросил пассажиров освободить вагоны, сработала вторая бомба. Студент первого курса Университета физкультуры Ев-гений ехал в соседнем вагоне. Он не сразу понял, что произошло, и только когда по платформе поползло облако дыма, и послышались крики людей, осознал случившееся. «Я даже не знаю, как описать это состояние, — вспоминает он то утро. — Я просто стоял, как в оцепенении, ухватившись рукой за ре-мень своей сумки, и смотрел на все это. Потом пришел в себя и побежал к противоположному выходу». По словам нашего собеседника, если бы он знал истинную причину задержки, то, скорее всего, покинул бы метро при первой же возможности.
   Такую точку зрения наверняка разделяет большинство из тех, кто в тот момент оказался на «Парке культуры». Говорить о том, что по этому поводу думают пострадавшие и родственники погибших, наверное, не стоит…
   На вопрос корреспондента «Профиля» о причинах такой сек-ретности в пресс-службе метрополитена сослались на должностную инструкцию, которая предписывает оповещать пассажиров о задержке движения или о его прекращении. Более подробных разъяснений инструкция не предусматривает. Начальник столичного метрополитена Дмитрий Гаев, в свою очередь, объяснил тактику замалчивания заботой о пассажирах. По его мнению, сообщение о теракте могло спровоцировать панику в метро и коллапс в городе. «Вспомните, что было, когда пол-Москвы осталось без электричества в результате аварии на подстанции «Чагино». А вы предлагаете в час пик выгнать всех из метро. Да у нас в давке больше народу погибнет, чем при взрыве», — заявил Дмитрий Гаев. Между тем, по данным МЧС и столичных медиков, все раненые получили исключительно минно-взрывные травмы. В давке никто не пострадал. Это притом, что эвакуацию сложно было наз-вать организованной.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK