Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Дебет, кредит и рок-н-ролл"

Что, впрочем, неудивительно. Павел Романов — первый заместитель исполнительного директора концерна «Росэнергоатом», а Светлана — генеральный директор аудиторской компании «Пачоли».Юнна Чупринина: Как получилось, что вы так хорошо разбираетесь в денежных вопросах?
Светлана Романова: Я закончила экономический факультет МГУ, где мы с Павлом и познакомились. Сначала училась на вечернем отделении, а на дневное перевелась только на 3-м курсе. В начале учебного года пришла на комсомольское собрание и впервые увидела Павла: он вел это собрание и без труда направлял в нужное русло бурные дискуссии однокурсников. Впечатление у меня осталось самое сильное. Вечером того же дня, в разговоре с подругой по телефону, почему-то сказала: «По-моему, я знаю, кто станет моим мужем».
Ю.Ч.: Павел был комсомольским активистом?
С.Р.: В Московском университете всегда была очень сильная комсомольская организация. Изучая организационную теорию на кафедре управления, Павел практику управленческой работы проходил в комсомоле. Он возглавлял комсомольскую организацию факультета, а затем и всего университета. Тогда это была крупнейшая организация в стране. Мне кажется, что работа в комсомоле в конце 80-х годов дала бесценный опыт огромному числу людей, сумевших применить его в сегодняшней жизни.
То, что я Павлу нравилась, было очевидно: он две недели ходил как зачарованный. Но никак не решался сделать первый шаг к знакомству, только смотрел мне вслед. И вот в главном здании МГУ должен был состояться традиционный бал студенческих строительных отрядов. Мы с подругой раздобыли где-то лишний билет, и я несколько дней караулила Павла у аудитории: хотела его пригласить. А он все время выходил в другие двери. Наконец попалась аудитория с единственным выходом. Я подошла, но он сразу взял инициативу в свои руки и сам меня пригласил.
Ю.Ч.: На балу вы танцевали?
С.Р.: Это вообще целая история. Мы с подругой очень любили танцевать рок-н-ролл, но редко могли найти себе партнеров. И вот едем мы с ней в главное здание МГУ на этот бал и, естественно, в тысячный раз обсуждаем Пашу. И хороший он, и умный, и все при нем. Вот если еще рок-н-ролл танцует — цены ему нет. Оказалось, Павел умел танцевать! Это все и решило. Мы уже 19 лет муж и жена, скоро будем отмечать полжизни вместе, но до сих пор частенько танцуем рок-н-ролл. Окружающие просто рты открывают от изумления.
Ю.Ч.: Павел делал официальное предложение?
С.Р.: Он просто спросил: когда будем играть свадьбу? Это произошло через месяц после знакомства. Спустя четыре месяца мы поженились.
Ю.Ч.: Молодой муж красиво ухаживал?
С.Р.: Мы часто ходили в театр. Но, по большому счету, Павел не принадлежит к породе мужчин-эстетов, обожающих выбирать подарки и устраивать приятные сюрпризы. Сегодня он обычно просит, чтобы я чего-нибудь себе присмотрела. Вы скажете, что это не романтично? Возможно. Я могу перечислить и другие недостатки своего мужа. И порадоваться, что они именно такие. А самый памятный для меня подарок Павел преподнес в первый год нашей совместной жизни: на какой-то зимний праздник подарил мне огромный букет гвоздик.
Ю.Ч.: А как ваша мама отреагировала на такой ранний брак?
С.Р.: Она спросила только, где мы собираемся жить. Я ответила: «Конечно, вместе с тобой». Так и жили. Мама полюбила Павла так, как может полюбить мудрая теща.
В университете мы оба получали повышенную стипендию. Павел все время где-то подрабатывал. Родители помогали, отец Паши был главным инженером крупного машиностроительного завода. Но я не могу сказать, что мы как-то особенно шиковали. Если не учились, то работали, а если не работали, то учились. С первых дней семейной жизни стали откладывать деньги на собственную квартиру (три года, кстати, ушло).
Через год родилась Иринка, и 5-й курс мы прожили вахтенным методом: день ходила на занятия я, день — Павел. Он вообще оказался очень легким в быту человеком, не чурался никаких домашних дел. А с мужчиной, который умеет мыть посуду и стирать пеленки, женщина не пропадет. Павел как-то сказал, что никогда не укорит, если я что-то не буду успевать по дому. Он всегда понимал, что ведение домашнего хозяйства — полноценный труд.
Ю.Ч.: Сегодня, наверное, времени на домашние заботы у Павла не остается?
С.Р.: Сегодня его не остается и у меня. Всем занимаются помощники, моя задача организовать их работу. Единственное, что Павел делает, — жарит на открытом огне мясо. Два раза перевернет и спрашивает с довольным видом: «Вкусное я мясо пожарил?» Семья дружно кивает. И правда вкусно получается.
Ю.Ч.: В деловых вопросах вы такие же равные партнеры, как и в быту?
С.Р.: Нет, в этом смысле Павел у нас старший, и всегда им был. Он более мудрый и опытный, да еще и интуиция у него очень хорошо развита. Все изменения в своей профессиональной жизни я совершала по его совету. В 1986-м мы получили университетские дипломы, Павел остался в аспирантуре, а я по распределению пошла работать в один из отраслевых экономических НИИ. Скука там была ужасная, но Павел сказал: «Пользуйся возможностью научиться тому, чего ты не умеешь».
Павел преподавал на кафедре управления МГУ, избирался депутатом Моссовета, был членом бюджетно-финансовой комиссии города, потом занялся бизнесом. Издательству детских книжек, которое мы открыли, был необходим бухгалтер. И я окончила курсы бухучета. Потом Павел стал профессионально работать на рынке ценных бумаг, и я работала в одной из его компаний финансовым директором. Когда он понял, что я способна на большее, он спросил: как насчет аудиторского бизнеса? Так с 1995 года я возглавляю аудиторско-консалтинговую компанию «Пачоли».
Ю.Ч.: Павел никогда вас не призывал уйти с работы?
С.Р.: Уйти? Бизнес для меня — это очень серьезно. В него я вкладываю часть своей души. Сейчас клиентами нашей компании являются крупнейшие российские предприятия. Мы слишком заметные участники рынка профессиональных аудиторов и консультантов, чтобы можно было с него уйти. Я работаю не только для того, чтобы заработать на жизнь, — эту проблему мы давно уже решили.
Последние годы живем в загородном доме. Начали его строить, когда уже была хорошая квартира в центре, думали приезжать за город на выходные. Первый раз мы там переночевали, когда отделочные работы были в самом разгаре, спали на чердаке, на полу. Но в городе больше не ночевали ни разу. Дом требует постоянной заботы, хочется что-то переделать, обновить. Этим летом, например, я решила выложить фасад дома оригинальной мозаикой.
Ю.Ч.: Не тоскуете по тем времена, когда вы были бедными, но беззаботными?
С.Р.: Абсолютно нет! Может быть, потому, что все в нашей жизни происходило постепенно, не было ситуаций, способных в одночасье вскружить нам голову. Нам пришлось жить в переходный период, когда устоявшиеся системы социально-экономических координат неожиданно и резко пришли в движение. Изменения нашей жизни шли параллельно с изменением жизни всей страны. Мы легко воспринимали все новшества, нам все было очень интересно. Кроме того, я заново проживаю жизнь со своими детьми. Еще и еще раз смотрю детские советские мультфильмы, разучиваю стихи Самуила Маршака, иду на балет «Щелкунчик» в Большой театр.
Ю.Ч.: Кто выбирал имена для детей?
С.Р.: Думали вмести. Старшую дочь назвали Ириной, что называется, от противного: тогда вокруг были сплошные Ксюши и Кати. Из мужских имен мне всегда нравились Роман и Денис. Роман Романов не звучит, поэтому нашего 13-летнего сына зовут Денис. А младшую дочку, которой скоро будет 4, назвали в честь моей бабушки (хотя Павел наверняка скажет: «просто потому, что Александра очень красивое имя»). Старшие дети учатся в Московской экономической школе, младшая ходит в детский сад при МЭШ. Павел участвовал в создании этой школы и входит в состав ее правления, Иринка учится там со дня основания. Она испытала на себе все эксперименты, связанные со становлением МЭШ. Сейчас старшая дочь заканчивает программу IB (международного бакалавриата), планирует поступать в западный университет.
Ю.Ч.: Дети сознательно идут по вашим стопам?
С.Р.: Боюсь, мы оказываем на них влияние, хотя и неосознанно. Особенно досталось Ирине. Как молодые родители, мы были уверены, что наша девочка должна превосходить стандарты, задаваемые книгами по воспитанию детей: в три года уметь читать, а в пять — кататься на коньках и играть на пианино. Помню, в каком шоке я пребывала, увидев в ее дневнике стертые двойки! Младшим детям мы предоставили возможность развиваться в соответствии с их собственным ритмом жизни.
Больше всего меня радует, что дети очень дружны. Недавно мы все впятером ездили отдыхать, и я лишний раз убедилась, что они стоят стеной друг за дружку. Сегодня мне очень хотелось бы родить четвертого ребенка. Но не могу решиться: мой бизнес уже не позволяет таких передышек.
Ю.Ч.: Как вы отреагируете, если ваша Ирина решит, как и вы, выйти замуж в 19 лет?
С.Р.: Павел категорически отрицает такое развитие событий. Когда я пытаюсь его урезонить, напоминая нашу историю, он только отмахивается — дескать, наша счастливая семейная жизнь является скорее исключением, чем правилом, ранние браки редко бывают прочными. Мне кажется, Ирине будет сложнее найти свою пару. Сегодня, в отличие от времен нашей юности, усилилось разделение нашего общества на социальные группы. А мы не обращали внимание на то, кто чьи родители. Недавно сама Ирина сказала: «Вам было легко, а мне придется выбирать из узкого круга».
Ю.Ч.: А вам нравится вести жизнь этого круга?
С.Р.: Честно говоря, у нас свой стиль жизни, и он нам нравится. Кроме работы, мы находим время и на веселые шумные компании, и на вечера в кругу близких друзей. Особое удовольствие быть дома со своей семьей.
Ю.Ч.: Вы обсуждаете дома текущие рабочие проблемы?
С.Р.: Я узнаю о проблемах мужа, только если происходит что-то экстраординарное. Гораздо чаще мы говорим о детях, о домашних радостях и заботах. И никогда не ссоримся. Иногда, правда, я пытаюсь на Павла обидеться. Но он позволяет мне это не больше чем на пять минут. Потом подходит, говорит: «Ну ладно, ну что ты, все же хорошо». Я быстро оттаиваю, тоже не люблю быть в ссоре. Однажды обиделась на дочь, уже не помню, по какому поводу. Два дня не разговаривали, даже не знаю, кто из нас это тяжелее перенес. Главное, на чем строится наша семья, — мы все очень близкие друзья. А что может быть важнее дружбы, доверия и уважения?

ЮННА ЧУПРИНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK