Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДЕЛА МОСКОВСКИЕ"

В последнее время бизнесмены начали «сдавать» правоохранительным органам столичных чиновников, которые вымогают у них взятки. Эксперты считают, что причина не в росте сознательности, а в нехватке денег.    Берут ли столичные чиновники взятки? Ответ на этот вопрос очевиден и не очевиден одновременно. С одной стороны, о коррупции в Москве не говорит только ленивый, с другой — до последнего времени можно было привести не так много примеров успешного расследования коррупционных дел в городе. Еще год назад трудно было себе представить, что в отношении вице-мэра заведут уголовное дело, несмотря на явное недовольство столичного руководства и противодействие со стороны московской прокуратуры. Обыски в квартирах столичных префектов и их родственников тоже представлялись чем-то совершенно фантастическим. Но реальность порой бывает причудливее любой фантазии. Сообщения о фактах коррупции среди московских чиновников превратились из «сведений, порочащих их деловую репутацию», в материалы уголовных дел. И пусть ни одно из громких дел еще не дошло до суда, сам факт их существования дает повод задуматься о причинах столь резкого изменения климата в отношениях столичной бюрократии и правоохранительных органов.
   
ПРЕВЫШЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ
    Наиболее заметным событием последнего времени стало уголовное дело в отношении заместителя мэра в правительстве Москвы, главы Мос-инвестконтроля Александра Рябинина. Точнее, даже не де-ло, а дела. Первое было возбуждено московским следственным управлением След-ственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ 22 марта этого года. Как следует из официального сообщения СКП, высокопоставленного чиновника заподозрили в злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Как заявил официальный представитель СКП Владимир Маркин, основанием для возбуждения дела стали материалы, собранные оперативниками ФСБ РФ, куда обратился руководитель ЗАО «Управляющая компания «Авеню менеджмент» Сергей Гляделкин.
   Бизнесмен рассказал, что в апреле прошлого года, прежде чем приступить к строительству двух микрорайонов в Левобережном районе Москвы, ему необходимо было согласовать документацию в Мосинвестконтроле. Согласование документов затягивалось, и во время очередной встречи Рябинин, по словам Гляделкина, предложил ускорить процесс. За это бизнесмен должен был оформить на дочь чиновника Яну помещение общей площадью 200 кв. м на первом этаже двухэтажного особняка на улице Бахрушина. Это здание при-надлежало фирме Гляделкина. Рыночная стоимость помещения составляла не ме-нее 50 млн рублей, но Яне Рябининой, согласно договору, оно досталось за 6 млн рублей. Причем даже этих денег продавец не получил.
   В столичном правительстве известие о преследовании Рябинина вызвало весьма болезненную реакцию. Обвинения против чиновника были названы безосновательными и провокационными, а самого вице-мэра его коллеги характеризовали как честного и принципиального чиновника. Всего через неделю после заявления СКП прокурор Москвы Юрий Семин счел возбуждение уголовного дела «незаконным и необоснованным». Свое решение прокурор мотивировал тем, что в деле отсутствует ряд важных деталей. В частности, не установлен круг обязанностей Рябинина и не определена рыночная стоимость помещений на момент продажи.
   Руководитель столичного управления СКП Анатолий Багмет обжаловал решение Семина в Генпрокуратуре РФ. При этом он утверждал, что следователи устранили все недостатки, на которые указал прокурор города. Однако 13 апреля первый замгенпрокурора РФ Александр Буксман признал постановление Семина мотивированным. На этом дело и должно было бы заглох-нуть, но не тут-то было. СКП решил довести начатое до конца и переквалифицировал дело Рябинина на более тяжкую статью — со злоупотребления должностными полномочиями на получе-ние взятки.
   Скандал с вице-мэром Рябининым, пожалуй, самый громкий, но далеко не единственный. В августе прошлого года был задержан председатель комитета рекламы, информации и оформления правительства Москвы Владимир Макаров. Его тоже обвинили в превышении долж-ностных полномочий. По дан-ным следствия, Макаров незаконно предоставлял коммерческим организациям 50-процентную скидку на пра-во размещения коммерчес-кой рекламы. В результате его действий бюджет Москвы по-терял не менее 131 млн рублей.
   
«СДАВАТЬ» ДЕШЕВЛЕ
    Столь активная деятельность правоохранительных органов (в том числе федеральных) на московском поле дала аналитикам повод для самых смелых предположений о причинах происходящего. С одной стороны, можно подумать, что фронт борьбы с коррупцией докатился, наконец, до столицы, и все происходящее — нормальная работа правоохранительных органов. Но тогда придется признать, что до 2009 года столичная коррупция вообще не интересовала милицию. Уголовные дела в отношении чиновников выше среднего звена заводились крайне редко и в большинстве своем не доходили до суда.
   С другой стороны, вполне возможно, что все эти годы следователи добросовестно выполняли свою работу, но ее результаты не превращались в уголовные дела, так как их потенциальные фигуранты имели значительное влияние, как на региональном, так и на федеральном уровне. Любой коррупционный скандал, грозивший разрастись до нежелательных масштабов, либо гасился в зародыше, либо переходил в тлеющее состояние и со временем полностью затухал. Пример тому — скандал с многомиллиардными хищениями при реконструкции МКАД. Многим ли известно, что дело было закрыто за истечением срока давности, а десятки миллионов долларов, осевших на швейцарских счетах его фигурантов, там и остались. А ведь швейцарцы арестовали эти средства и предлагали вернуть в Россию. Теперь «иммунитет» московской власти ослаб, и правоохранительные органы получили отмашку. Как результат — уголовные дела.
   Руководитель одного из оперативных подразделений МВД, который на условиях анонимности согласился прокомментировать ситуацию, считает, что никакой специальной команды милиционерам никто не давал. По словам нашего собеседника, работа велась и раньше, оперативная информация собиралась, но по объективным причинам ее не всегда можно было реализовать. Особенно если речь идет о чиновниках высшего звена — уровня префекта или вице-мэра. Но проблема здесь была не только в степени влиятельности чиновника, но и в том, что факт коррупционного преступления можно зафиксировать, если одна из сторон на это согласна. Иными словами взяткодатель должен быть готов «сдать» взяткополучате-ля. В противном случае нет потерпевшего, нет заявления, нет дела. В прошлые годы представители бизнеса в Москве, как правило, не были настроены общаться с милицией, но в последнее время ситуация понемногу меняется.

{PAGE}
   Глава департамента экономической безопасности МВД РФ генерал Юрий Шалаков, анализируя ситуацию с противодействием коррупции, заявил, что «по крайней мере в крупных городах правосознание населения растет, и многие граждане отказываются потворствовать коррупционерам и предпочитают решать проблемы законными методами, в том числе путем обращения в органы внутренних дел». Разумеется, генерал имеет право на собственную точку зрения, но нам она представляется слишком… прекраснодушной, что ли. Думаем, что у людей, которые начали «сдавать» столичных чиновников, мотивы более приземленные.
   По мнению одного из наших собеседников в правоохра-нительных органах, появление дел, подобных описанным выше, связано с тем, что чиновники стали для бизнеса страшнее милиции. «Я не думаю, что большую роль тут сыграла информационная компания по воспитанию нетерпимости к коррупции, за два года никого воспитать нельзя, — полагает сотрудник МВД. — На мой взгляд, куда важнее экономический аспект. Неудивительно, что количество таких дел увеличилось именно в кризисный период. Денег у бизнеса стало меньше, а аппетиты чиновников не то что не убавились, а напротив, выросли. Средний размер взятки в России в прошлом году увеличился почти в три раза! А про Москву и говорить нечего. Если раньше люди предпочитали улаживать свои дела без привлечения милиции, то теперь у них просто нет на это ресурсов…»
   В качестве примера наш собеседник привел случай с директором одного из ведомственных спорткомплексов, который сообщил, что заместитель генерального ди-ректора Московского государственного физкультурно-спортивного учреждения де-партамента физической культуры и спорта правительства Москвы Олег Нефедов требовал от него «откат» в размере 5% от 16 млн рублей, выделенных на подготовку к летним сборам. При получении взятки 17 марта чиновника задержали.
   А спустя две недели милиционеры задержали при получении взятки в размере 2,2 млн рублей чиновника одного из управлений департамента дорожно-мостового и инженерного строительства столичного правительства Валерия Галуху. Чиновник требовал эти деньги у коммерческой организации, которая выполняла гос-заказ. В случае отказа Галуха угрожал приостановить прохождение документов в департаменте экономической политики и развития правительства Москвы.
   Версию о том, что влиятельные чиновники ранее тормозили расследования, а теперь их административного ресурса на это не хватает, наш собеседник прокомментировал сдержанно: «Это нормальная ситуация. Мы ловим — они убегают. Противодействие всегда бы-ло и всегда будет. Стало ли его меньше? Возможно… Но, как мне кажется, не это решающий фактор».
   
ЧТО ЗА КОМИССИЯ!
    А что же столичные власти? Они отреагировали на усиление давления со стороны правоохранительных орга-нов в бюрократическом сти-ле — создали комиссию. Правда, комиссия по противодействию коррупции в комплексе градостроительной политики и строительства города Москвы при первом заместителе мэра Владимире Ресине просуществовала всего две недели. О ее создании Ресин распорядился 5 мая этого года, но, как сообщил журналистам пресс-секретарь заместителя мэра Александр Алехин, «комиссия ни разу не собиралась, ни одного вопроса на ее рассмотрение не поступало». Но, даже не начав работать, комиссия спровоцировала скандал. Как выяснилось, в ее составе оказался руководитель департамента дорожно-мостового и инженерного строительства Москвы Александр Левченко, который в декабре 2009 года стал фигурантом уголовного дела о превышении должностных полномочий и нецелевом расходовании 110 млн бюджетных рублей, выделенных на программу «Народный гараж».
   Жизнь между тем продолжает подбрасывать все новые примеры. Вот весьма характерный эпизод: в конце мая отправлен в отставку в связи «с неполным служебным соответствием» префект Южного административного ок-руга (ЮАО) Москвы Юрий Буланов. Вскоре после этого сотрудники ГУВД Москвы и ФСБ провели обыски по месту жительства Буланова, одного из его родственников, а также первого зампрефекта ЮАО Вячеслава Щербакова. Ранее обыски прошли в префектуре округа. Следственные действия проходили в рамках расследования дела о причастности сотрудников префектуры к растрате бюджетных средств, выделенных на ремонт жилья в округе. В июне прошлого года было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего гендиректора ГУП «ДЕЗ «Чертаново Северное» Алексея Спирина. Ему инкриминируется растрата при расходовании бюджетных средств. В марте этого года в отдельное производство было выделено дело в отношении неустановлен-ных лиц из префектуры ЮАО, которые могли быть причастны к растрате.
   Факт, что расследование в отношении бывшего директора ДЕЗа дошло до уровня префекта и что столичные власти не смогли защитить своего высокопоставленного коллегу, скорее всего, свидетельствует, что в Москве действительно что-то меняется. В этой связи нельзя обойти вниманием еще один эпизод, вроде бы не имеющий прямого отношения к нашей теме. В Москве на Ленинградском проспекте все-таки прошел гей-парад — с лозунгами и плакатами. Он не был санкционирован, но и не был разогнан милицией. Как известно, ранее Юрий Лужков заявлял о том, что пока он является мэром Москвы, гей-парада в Москве не будет. Мелкая деталь, но показательная.
   

   Неудивительно, что количество коррупционных дел увеличилось именно в кризисный период. Денег у бизнеса стало меньше, а аппетиты чиновников не то что не убавились, а напротив, выросли. Если раньше люди предпочитали улаживать свои дела без привлечения милиции, то теперь у них просто нет на это ресурсов.

   

   В 2009 году в Москве выявлено на 20 % больше фактов получения взяток, чем в 2008. Возбуждено и расследовано 927 уголовных дел коррупционной направленности.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK