Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Два спишем — три в уме"

Счетная палата закончила выборочную проверку Министерства обороны РФ за 1995—1998 годы и, как всегда, выявила букет злоупотреблений. Аудиторы утверждают, что Министерство обороны незаконно списало 93 авиалайнера. Самолеты (общая их стоимость около $4,65 млрд.) оказались в том числе в руках частных авиакомпаний.Под покровом военной тайны воровать удобно. Недвижимость за рубежом (в частности, на территории бывшей ГДР, где дислоцировалась знаменитая Западная группа войск.— «Профиль»), военные городки на территории России, автомобили, военно-транспортные самолеты, боевые вертолеты, подводные лодки, морские суда — все продается и покупается (естественно, по заниженным ценам) или списывается как ненужный хлам. И все это — в рамках так называемой программы приватизации военного имущества. Самолеты, видимо, тоже пошли по программе.
Инспектор Счетной палаты, возглавлявший проверку Министерства обороны (просил не упоминать его имя в прессе): Ресурс каждой машины складывается из трех компонентов: время, в течение которого эксплуатируется авиалайнер, число взлетов и посадок, количество часов налета. Так вот, проверка показала, что ресурс 93 списанных самолетов был использован менее чем на 50% (речь идет о машинах марок Ан-24, Ан-26, Ан-30, Ан-12, Ил-76, Ае-22 и Ту-134). Некоторые самолеты по всем параметрам могли эксплуатироваться еще 10—15 лет. Но сотрудники Минобороны представили эти самолеты в качестве устаревшего имущества, списали их и отнесли убытки на счет государства.
Ольга Казанская: Сколько стоят списанные самолеты?
Ответ: В данном случае списано военное имущество на сумму не менее $4,65 млрд. (цена каждого самолета военно-транспортной авиации как минимум $50—60 млн, а российский транспортный самолет «Руслан» стоит $65—70 млн.).
О.К.: Кто конкретно визировал документы, на основании которых списывались самолеты?
Ответ: Списание произведено на основании так называемых инспекторских свидетельств, выданных на тот момент главкомом ВВС Петром Дейнекиным. В соответствии с приказом министра обороны N0190 от 1986 года свидетельства выдаются на приведенные в негодное состояние материальные ценности, в случае если не истек установленный срок службы (ресурс), только после проведения административного расследования. Существует определенный порядок выдачи свидетельств, перечень необходимых для этого документов. Но принятой схемы сотрудники Минобороны не придерживались. В нарушение приказа инспекторские свидетельства на списание 196 самолетов выданы без административного расследования. В документах не указаны причины утраты (приведения в негодное состояние) и стоимость материальных ценностей.
Но мы не адресуем наши претензии министру обороны Сергееву или главкому ВВС Дейнекину. Они не могут сами проводить расследования по каждому конкретному случаю. Для этого в Минобороны существуют специальные службы, которые обязаны докладывать Дейнекину, что делается в рамках кампании по реализации высвобождаемого военного имущества. Среди прочих документов они давали ему на подпись инспекторские свидетельства о том, что такой-то самолет пришел в негодность и подлежит списанию. Имена сотрудников, оформлявших инспекторские свидетельства в каждом конкретном случае, должна будет назвать Главная военная прокуратура — после того как проведет расследование фактов, изложенных в нашем отчете. Возможно, часть самолетов действительно подлежала списанию, но это нужно было сделать в соответствии с законом. Информацию об остальных машинах мы направили президенту РФ, в Главную военную прокуратуру и в Генеральную прокуратуру.
О.К.: Какова судьба списанных самолетов?
Ответ: По предварительным данным, они переданы частным авиакомпаниям. Всего в России примерно 330 частных фирм. Один рейс транспортного самолета (например, «Руслана») стоит сотни тысяч долларов. Нетрудно представить себе, сколько заработают на эксплуатации списанных самолетов новые владельцы.
О.К.: Правительство РФ своим постановлением N96 от 10.02.94 года передало все права распоряжаться федеральной собственностью Министерству государственного имущества РФ. Почему инспекторские свидетельства подписывал главком ВВС?
Ответ: Главком ВВС и все командующие округами пользуются старым приказом министра обороны N0190 от 1986 года, на основании которого и проводилось списание авиационной техники. Новый документ — постановление правительства — вышел, но ведь никто не отменил старый приказ. Подразделения главкомата ВВС превышали свои полномочия, но формально им не запрещали пользоваться старым приказом. Да и о чем можно говорить, если в Мингосимущества вообще нет реестра высвобождаемого военного имущества? Чем на самом деле владеет Минобороны, а также какое имущество, куда и кому продается или передается, знают только сотрудники Минобороны. При этом в министерстве нет бухгалтерского учета. Ни Минэкономики, ни Минфин до сих пор не утвердили соответствующие нормативные акты — как вести бухучет в этой военной структуре. Они просто декларировали тот факт, что Минобороны должно стать более открытой организацией для финансовых контролирующих органов, а потому бухучет там должен быть. И ничего не сделали для реализации этих планов.
Бюджетными средствами распоряжается не министр обороны, а начальник Главного управления бюджета и финансов (ГУБиФ) Минобороны Олейник. Счет в банке, на который поступают бюджетные деньги, открыт на его имя. То есть частное лицо решает и подписывает финансовые документы, куда и на какие цели использовать бюджетные деньги, какому округу дать больше, а какому меньше. Почему Минфин перечисляет деньги не на счет Минобороны, а на счет ГУБиФ? В Минобороны искусственно создана почва для хищений и злоупотребления служебным положением.
Однако в пресс-службе Министерства обороны корреспонденту «Профиля» сообщили, что с мнением ревизоров Счетной палаты военное руководство страны не согласно. Сотрудник пресс-службы Минобороны, не пожелавший видеть свое имя в прессе: «Заместитель министра обороны Александр Косован и начальник Центрального управления материальных ресурсов и внешнеэкономических связей Минобороны генерал-лейтенант Александр Зобнин направили в Счетную палату разъяснения на 37 страницах. Они полностью опровергли претензии аудиторов. Сведения, содержащиеся в отчетах Счетной палаты, недостоверны».
Впрочем, предоставить разъяснения для публикации пресс-служба отказалась. Видимо, это тоже военная тайна.
Начальник отдела Главной военной прокуратуры РФ Александр Проничев сообщил «Профилю», что в настоящий момент следователи проводят проверку фактов, изложенных в отчете ревизоров. На все интересующие «Профиль» вопросы (кто заполнял инспекторские свидетельства на списание самолетов, кому сейчас принадлежат списанные авиалайнеры и в каких целях используются) г-н Проничев пообещал дать ответ в конце января.
Возможно, военная прокуратура свое обещание выполнит. Хотя вряд ли это что-то кардинально изменит. Как утверждают аудиторы, все сделки по приватизации государственного имущества, которые они уже проверили, были проведены с нарушениями закона. И еще ни разу их не признали недействительными в судебном порядке. Лишь однажды Генеральная прокуратура вняла просьбам Счетной палаты и проверила законность продажи ОНЭКСИМбанку государственного пакета акций РАО «ЕЭС России» (8,5% уставного капитала). Старший помощник генпрокурора РФ А.Мельников направил информацию о выявленных нарушениях тогдашнему председателю правительства Евгению Примакову и поручил Мингосимущества предъявить иск о признании сделки недействительной. Но тут как раз началась чехарда со сменой премьеров, и дело встало.
Что уж говорить о времени, когда меняются президенты.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK