Наверх
21 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Где Довгань — там и брак"

Выбор перед Еленой оказался так широк, что она еще не решила, чем заняться: детей заводить, университет окончить или пойти работать. Сейчас она по совету мужа расслабляется и отдыхает.Маргарита Озерова: Владимир, так как же все-таки воплотилась в жизнь ваша теория?
Владимир Довгань: Я всегда хотел быть счастливым, но семейная жизнь не складывалась. Два неудачных брака! Первый раз я женился после пяти дней знакомства. Со второй женой мы были любовниками полтора года. Она замечательный человек. Такой же управленец, как я,— работает ректором Тольяттинского технологического института. Мы целый год думали, разводиться нам или нет, все никак не могли решиться.
Как и любой состоятельный человек, я с некоторым недоверием относился к женщинам, думал, что их интересуют только мои деньги. Но все же втайне мечтал о дружной семье.
И все сложилось. С Леной получилось удивительно. Просто чудо. Судьба. Мы встречались, дружили, но о женитьбе я как-то не задумывался. И вдруг — как вспышка, как озарение: именно такую жену мне и надо!
Как только я развелся, мы сразу подали заявление в загс. Да еще и попросили, чтобы нас побыстрее расписали. Любовь наша настоящая только сейчас и начинается. Мы влюбляемся друг в друга все больше и больше. Счастье невероятное. Медовый месяц перетекает в медовый год.
Раньше самым важным была для меня работа. А тут прихожу домой, просто сижу, смотрю на Лену — и счастлив! Что нужно для счастья? Гуляем, взявшись за руки. Снег идет. Фантастические ощущения! Об этом я и мечтал. Но со мной никогда такого не было.
Знаете, какой образ у меня возникает? Зима. Пасмурно. Кризис. А наши чувства, как огромное дерево,— до звезд, до Марса. И все цветами покрыто.
Елена Летягина: С Володей мы земляки. Еще до того, как он в 1996 году переехал из Тольятти в Москву, мы встречались года два. Потом я изредка приезжала к нему в Москву. И вот осенью 1998-го Володя позвонил мне ночью с неожиданным предложением: «Собирай чемоданы, переезжай ко мне навсегда!» Все чемоданы я собирать сразу, конечно, не стала — взяла лишь самые необходимые вещи.
Я человек консервативный, печать в паспорте для меня имеет значение, хотя и меньшее, чем чувства. Так что я была очень рада, когда Володя сделал мне предложение.
Мы очень смешно подавали заявление в загс. Володя, как всегда, оказался занят. Так что я поехала в загс с юристом, который его представлял. Провожая меня, друзья шутили: «Лена, не забудь, что ты выходишь замуж за Володю, а не за Петра Игнатьича».
Десятого ноября подали заявление, а через десять дней уже была свадьба. У Володи все очень быстро в жизни. Он нетерпеливый человек, его девиз: «Не откладывай на завтра то, что надо было сделать вчера».
М.О.: Как праздновали свадьбу?
Е.Л.: Торжество мы устроили в бункере Сталина, который находится в Измайловском комплексе на глубине шести метров под землей. Там единственный в Москве музей Сталина, подземный ход до Кремля, выход на закамуфлированную под стадион взлетную полосу. Один из совладельцев ресторана, расположенного в бункере, наш друг. На стадионе мы устроили фейерверк. Гости были очень довольны, что не только на свадьбу попали, но и потанцевали, спели и даже в музей сходили.Мы пригласили только самых близких людей. Получилось 150 человек. Трудно было решить, как быть с подарками. Молодоженам принято дарить то, что в хозяйстве пригодится. Но у нас все есть.
Володя придумал, как выйти из положения: сказал, что мы принимаем подарки книгами. Нам подарили целую библиотеку.
М.О.: А какие подарки вы сами приготовили друг другу?
Е.Л.: Так уж получилось, что мы обошлись без подарков. А в свадебное путешествие я отправилась с мамой и папой. Мы поехали знакомиться с Володиными родителями в Швейцарию. А Володя остался дома. Ничего удивительного, надо знать его характер. Он трудоголик. Больше чем на три дня, уезжать не может. Это я люблю ходить по музеям, бродить по незнакомому городу с картой в руках. Он равнодушен к таким вещам. Говорит: «Я все понял, поехали домой». Как-то решили неделю отдохнуть за границей, взяли билеты туда и обратно. Володя не выдержал, пришлось билеты менять.
М.О.: А как родители Владимира Викторовича оказались в Швейцарии?
Е.Л.: Четыре года назад с Кристиной, Володиной дочкой от первого брака, случился неприятный инцидент. На нее напал какой-то бандит в милицейской форме. После этого к девочке приставили охранника. Представляете, как это психологически тяжело для первоклассницы?! В итоге Володя отправил ее учиться в Европу. Вместе с Кристиной поехали бабушка и дедушка. Люба, ее мама, в Швейцарии жить не смогла.
Мы с Любой в хороших отношениях, общаемся, передаем друг другу приветы. Она сейчас живет в Тольятти, работает в строительной фирме. А с Кристиной мы большие подружки. Ей 12 лет. Она мне как сестра. Мы с ней болтаем, ходим по магазинам, слушаем одну и ту же музыку. У нас много общего.
В следующем году Володины родители с Кристиной переберутся в Москву, будут жить где-нибудь неподалеку от нас. Мы с Володей хотели, чтобы Кристина переехала к нам, но Володя практически не участвовал в воспитании дочки, а бабушка с дедушкой стали для Кристины почти родителями, и она не хочет с ними расставаться. Так что будет приходить к нам в гости.
М.О.: А своих детей заводить не собираетесь?
Е.Л.: Мы очень хотим иметь детей. Володя говорит, что пятеро было бы в самый раз. Насчет пяти не знаю, ведь воспитание детей — это большой труд. А родить двоих-троих было бы замечательно. Я мечтаю о большой и дружной семье.
М.О.: Чем вас покорил Владимир Викторович? Он ухаживал за вами с таким же напором, как убеждал россиян покупать продукты с его торговой маркой?
Е.Л.: Он очень красиво ухаживал. Серенады под балконом, конечно, не пел, но были подарки, море цветов — никаких ваз не хватало. Он узнал у меня, когда я просыпаюсь, и звонил, чтобы пожелать доброго утра.
Поначалу меня смущало, что формально он женат. Я мучилась, несколько раз мы расставались, но в конце концов чувства сделали свое дело. В разводе Володи с женой я никакой роли не сыграла, я никогда ни на чем не настаивала, принимала все как данность. Просто любила. Володя — искренний, открытый, щедрый человек с большой душой.
М.О.: Какие новые черты характера вы обнаружили во Владимире Викторовиче после свадьбы?
Е.Л.: Я даже не ожидала, что он будет вести себя дома, как восточный мужчина. Любит, чтобы вокруг него все суетились. Его мнение решающее во всех спорах, хотя он никогда не кричит. Володя — «мягкий» деспот.
М.О.: То есть права голоса у вас нет? Вам не трудно подчиняться мужу?
Е.Л.: Уступать любимому по мелочам не сложно. Я человек гибкий, легко иду на компромисс. Да и вопросы, которые нам приходится решать, пока не слишком серьезны. А в жизненно важных вещах он в основном со мной согласен.
М.О.: А с подчиненными Владимир Викторович такой же деспот?
Е.Л.: Он лидер, генератор идей. Но если понимает, что не прав, то признает это. Только чаще всего он оказывается прав.
М.О.: Чем вы занимаетесь, пока муж «горит на работе»?
Е.Л.: Хожу на курсы английского языка, занимаюсь теннисом. Бездельничаю. До осени я жила в Тольятти, училась на филфаке в Самарском государственном университете, работала в папиной фирме бухгалтером. Я начинала учиться на экономическом факультете, но поняла, что это не мое. А вот русский язык и литература мне интересны. Хотя, конечно, это образование ради образования, работать по специальности я не собираюсь. Перевестись в этом году в Московский университет я не успела, взяла академку и буду ждать до следующего года.Я немного мучаюсь теперешней своей расслабленностью и прошу Володю взять меня на работу в его новую фирму DVV. Но пока он не знает, чем я могла бы заняться. Фирма в стадии становления. Да и я сама еще не решила, чего, собственно, хочу.
Володя говорит: «Лена, ты же не всегда жила так и не собираешься продолжать в том же духе. Просто сейчас такой период. Расслабься и отдыхай».
М.О.: А домашних обязанностей у вас нет?
Е.Л.: Практически нет. Готовит нам профессиональный повар, очень приятная женщина — она даже песни поет, когда обед варит. Работает у Володи с тех пор, как он переехал в Москву. Еще есть домработница. Только два дня в неделю, когда они отдыхают, я, уже соскучившись по делу, с удовольствием навожу косметический порядок. У меня нет таланта к домашней работе. И, к счастью, мне не приходится себя мучить.
М.О.: Вы пришли на готовенькое. Оформлением дома вам тоже не пришлось заниматься?
Е.Л.: Домом занимались дизайнеры. Когда я сюда попала, мне все так понравилось, что даже мысли не возникло что-то переделать. Обстановка в моем вкусе: пастельные тона и никаких излишеств.
М.О.: С трудоголиком, наверное, трудно жить. Одна дома не скучаете?
Е.Л.: Поначалу очень скучала. Да и сейчас жду его возвращения, часто звоню. Но понимаю, что работа для него очень важна. Каждый день звоню подругам в Тольятти, завела знакомых и в Москве. Володя ведь переехал со своей командой, а с женами его ребят я была знакома еще по Тольятти. В театры Володя ходить не любитель, так что я приглашаю подруг. Зато с мужем мы часто ходим куда-нибудь поужинать. Еще любим часов в двенадцать ночи пойти погулять, например, в Парк Победы или к университету. От Немчиновки, где находится наш дом, это рукой подать.
Выходные мы проводим с Володей вместе. Принимаем гостей. Володя любит барбекю, а один наш друг хорошо готовит узбекские блюда. Пока мужчины занимаются обедом, женщины общаются.
М.О.: Что за новое дело открыл ваш муж?
Е.Л.: Компания будет заниматься производством и продажей одежды. За основу взята идея фирмы «Бенеттон» — сеть магазинов недорогой, но первоклассной одежды. Шить будут в России и в Турции. В Турцию мы ездили вместе. Там фабрики оснащены по последнему слову техники и поэтому качество вещей будет отличным.
М.О.: Вы покупаете готовые вещи и продаете их под своей торговой маркой по той же схеме, что и продукты?
Е.Л.: Нет, мы занимаемся дизайном и производством. Торговая марка называется DVV. Расшифровывается как «Довгань Владимир Викторович». Логотип фирмы — солнышко, раскрашенное в красный, оранжевый и желтый цвета, с буквой «Д» посередине.
М.О.: Владимир Викторович не стесняется помещать свой портрет на этикетку?
Е.Л.: Он лично, головой отвечает за качество продуктов. Его водку, например, невозможно подделать.
М.О.: Вы собираетесь производить качественную, доступную одежду. А какие вещи предпочитаете сами?
Е.Л.: Особенно любимых марок нет, но чаще всего в моем гардеробе встречаются вещи фирмы «Эскада». Я люблю спортивный стиль. Брюки, джинсы, трикотаж. Вещи стараюсь покупать за границей: там дешевле.
М.О.: Муж не дает советы, что вам носить?
Е.Л.: Нет. Ему все нравится, он не дает никаких рекомендаций, хотя мне иногда и хочется, я ведь для него стараюсь.
М.О.: А вы не занимаетесь его гардеробом?
Е.Л.: Нет. Только белые рубашки покупаю. Он, когда бывает за границей, заходит в магазин для людей солидной комплекции и сразу приобретает там одежду на все случаи жизни. На лейблы внимания не обращает. Считает, что втридорога переплачивать за прет-а-порте — бред.
М.О.: А на что стоит тратить деньги?
Е.Л.: На дело, на близких. Делать подарки, помогать друзьям и не отказывать себе в приятных мелочах.
М.О.: Лена, вы верите в успех вашего мужа?
Е.Л.: Да, конечно. Я же вижу, какая он яркая личность! У него очень сильный дух. Со своей мощью и энергией он многого добьется.
М.О.: Вы именно о таком муже и мечтали?
Е.Л.: Да. Есть несколько типов женщин: женщина-хищница, женщина-мать, женщина-друг, женщина-дитя. Я принадлежу к последнему. Володя мне как отец, он мой покровитель. Я счастлива, что он старше меня, сильнее и умнее.

МАРГАРИТА ОЗЕРОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK