Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Хитроплетение"

Когда-то в Вологде жило 40 тыс. кружевниц. Сейчас — всего 50 Намного меньше, чем желающих купить, например, кружевную пелерину за $2000.
Бронзовая медаль в Чикаго в 1893 году, золотая медаль в Париже в 1925 году, золотая медаль в Брюсселе в 1958 году, «золото» в 1969 году в Пловдиве и в 2000 году в Москве… Речь не об отечественном спорте или военной технике — всего-навсего о вологодских кружевах.

Их «предки» — обычные рыбацкие сети. В XI-XII веках (точнее установить ученые так и не смогли) рыбаки-поморы, когда плели сети, придумали привязывать к веревкам костяные иглы. Так было проще контролировать поведение непослушных шнуров, да и сети получались лучше и прочнее прежних.

Изобретение рыбаков быстро оценили их жены и попробовали так же «приручить» нитки. Оказалось, что плести узоры из нитей, намотанных на длинные костяные иглы, куда проще, чем гонять из руки в руку невесомый клубок. И в итоге получилось легкое, прозрачное кружево, в «сети» которого легко попадали мужские сердца.

С северной неторопливостью век за веком совершенствовали кружевницы свое искусство, а сами кружева все меньше и меньше походили на своих «родителей». Появились и устоялись основные элементы узора, усовершенствовались орудия труда. Сегодня основа кружевного вологодского узора — «вилюшка», плавная волнистая линия. Только у вологодских мастериц она петляет и виляет, не прерываясь другими элементами. Кружевные снежинки, метелицы, жар-птицы, цветы и даже огурцы в основе своей — простая вилюшка, между которой для контраста кружевница располагает ажурный «плетешок» и сетку, полученные в наследство от рыбаков.

Рыбацкие иглы теперь называются «коклюшками» и выглядят, конечно, совсем не так, как их предшественницы. Это небольшие деревянные палочки, на которые накручены специальные нитки, льняные или шелковые. Рисунок называют «сколком», потому что в процессе работы он весь утыкан и исколот булавками, благодаря которым конструкция из коклюшек и узора держится на подушке. Булавки не должны проваливаться и теряться в ее внутренностях, поэтому ее туго набивают жесткой соломой или опилками. Подушка размещается в пяльцах, размер которых соответствует возрасту и росту кружевницы: для 5-летней девочки поменьше, для взрослой мастерицы — побольше. Выбор коклюшек — тоже дело вкуса. Они могут быть разного размера: тонкие и изящные, как прутик, или крепкие и добротные, как барабанные палочки. Иногда их украшают резьбой и росписью. Но самые лучшие коклюшки — «оплетенные», не новые, а отполированные руками мастерицы.

Лекарство для непосед

Вологодские мастера берут учиться всех, кто к ним приходит. Плетение кружева традиционно считается женским делом, но иногда и мужчины берут в руки коклюшки. Рассказывают в Вологде об одном военном, который тайком от всех постигал основы кружевного мастерства, — его учителя твердо уверены в том, что он и сейчас рукодельничает.

В свое время особо преуспела в обучении терпению вологодская помещица Засецкая. Для работы на кружевной фабрике она набирала способных крепостных крестьянок. Трудиться они начинали в 12 лет, а выходили «на пенсию» в 30. Мастерство кружевницы ценилось очень высоко. Потеря работницы стоила дорого, поэтому девушкам не разрешали выходить замуж. С грустью и завистью смотрели они на семейных сверстниц и за плетением кружева терпеливо ждали своего 30-летия, потому что лучшие «пенсионерки» получали самый ценный по тем временам подарок — вольную или жениха: кому как повезет.

Европейская техника плетения кружева сильно отличается от российской. Голландцы, например, кладут на стол плоскую подушку и, медленно перекладывая коклюшки между пальцами, месяцами могут плести небольшую салфетку. Чтобы не скучать, приходится кружевницам занимать друг друга приятными беседами.

В Вологде такую же салфетку могут сплести за день-два: скорость кружевоплетения возросла в геометрической прогрессии, когда открыли способ держать коклюшки в кулаке и не тратить время на перекладывание. Такая работа сопровождается особым, ни на что не похожим звуком быстро перебираемых коклюшек.

Повторить нельзя переделать

Видя работу вологодских кружевниц, иностранцы теряют дар речи и, даже не пытаясь уследить за руками мастерицы, повторяют: «Как быстро, как быстро!» Они воспринимают российское кружево как чудо и с удовольствием покупают изысканные ажурные вещи. А стоят они недешево. Шарф или палантин — 10-20 тыс. рублей, пелерина или манто — за 30-60 тыс. А кружевная скатерть или занавеска и вовсе обойдутся любителю вологодских кружев не дешевле подержанной иномарки. Но поскольку цена на кружево зависит от его качества и размера, ценители со скромным достатком могут порадовать себя кружевным воротником, салфеткой или подстаканником рублей за 10-20.

Особо ценят современные покупатели уникальные авторские изделия. Такие, например, как выпускает вологодская фирма «Снежинка». Трудятся здесь 50 человек: 5 художников и 3 бригады кружевниц. Задача художника — придумать уникальный узор: на это уходят месяцы, а иногда и годы. Изготовление тоже требует немало времени, поэтому, чтобы не истомить заказчика ожиданием, крупные вещи плетут все вместе, бригадой. Рисунок разрезают и раздают мастерицам — каждой свой кусочек узора.

Если за дело возьмутся разом 20 кружевниц, скатерть можно выткать всего за месяц. После того как изделие передают покупателю, мастера пытаются забыть о нем как можно быстрее: использовать тот же узор второй раз нельзя. Только иногда удается изготовить вторую такую же вещь, но другого цвета — редкий знаток сможет проследить родственную связь между белой пелериной и ее черной «сестрой».

Кружевной музей

Известные певцы и актеры, приезжая на гастроли, обязательно всем коллективом посещают «Снежинку»: здесь бывали Вячеслав Тихонов, Людмила Зыкина, Валентина Толкунова, Екатерина Васильева. А Татьяну Догилеву ждут с повторным визитом — пелерина для ее племянницы уже готова, можно забирать.

С не меньшим удовольствием кружева используют в своей работе модельеры. Недавно кружевницы получили заказ на целую партию бабочек, которые, по замыслу московской художницы, должны оживить поляну, вышитую на юбках из ее коллекции.

Однако кружево — это не только стильная одежда или часть ее. Оно может быть серьезным и торжественным. Некоторые экземпляры делают по специальному заказу к юбилею или празднику и хранят их не на плечах красавиц, а в музеях и кабинетах. Кружевницам заказывают изготовление эмблем фестивалей, гербов городов, подарков для государственных мужей и гостей из других стран. К 700-летию Москвы вологжане сплели храм Христа Спасителя. Первый серийный самолет Ту-134 получил в подарок кружевные занавески, а кружевницы — благодарность от самого Туполева. А по просьбе правительства Вологодской области для приемов важных гостей было изготовлено полотенце со священным барсом, который, по преданиям, охраняет и защищает дом или страну.

…Плести кружева умеют и в Бельгии, и в Голландии, и в Германии, и в Италии, и, конечно же, во Франции. А среди российских пользуются популярностью кружева, изготовленные в Ельце и Кирове. Но все-таки самые знаменитые — вологодские. Те, которые в незапамятные времена были всего-навсего обыкновенной рыбачьей сетью.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK