Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Игра на опережение"

Сентябрьские выступления украинской оппозиции внешне напоминали репетицию «бархатной революции». Однако созданная Леонидом Кучмой политическая система гораздо крепче, чем может показаться на первый взгляд. И угрозы оппонентов режима могут ее даже укрепить.«Кучма, гэть!»

16 сентября на Европейской площади Киева состоялся объединенный митинг оппозиции, приуроченный к двухлетней годовщине исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе. На митинге, который впервые за одиннадцать лет украинской «незалежности» объединил коммунистов, сторонников экс-олигарха Юлии Тимошенко, ультранационалистов из УНА—УНСО, социалистов из партии Александра Мороза, а также активистов возглавляемого экс-премьером Виктором Ющенко движения «Наша Украина», была принята резолюция с требованием немедленной отставки президента Леонида Кучмы. По мнению оппозиции, президент повинен в вымирании населения, узурпации власти, развале армии, науки и культуры, ограничении свободы слова, создании криминальной системы управления, а также в разгуле детской проституции, наркомании и беспризорности. В открытом письме к главам государств и правительств, а также аккредитованным на Украине послам иностранных государств участники акции заявили, что «режим Кучмы является вызовом всему мировому сообществу».
Сам же Кучма в тот день выступал на Европейском экономическом саммите в Зальцбурге. Находясь в Австрии, он призвал страны Европейского союза ускорить процедуру принятия своей страны в ЕС и вновь заявил о стремлении Украины вступить в НАТО. Президент отметил, что на Украине наблюдается тенденция стабильного экономического роста, повышаются пенсии и зарплаты. Акции же оппозиции, по его мнению, являются лишним «свидетельством того, что в стране есть демократия». В целях развития последней Кучма несколько раньше даже призвал депутатов Верховной Рады принять поправки к Конституции Украины, которые превратили бы республику «из президентско-парламентской в парламентско-президентскую». Он заявил также, что готов пойти на формирование коалиционного правительства парламентского большинства. Судя по всему, тактика президента заключается в том, чтобы продемонстрировать всем — и своим, и чужим, — что ничего особенного в стране не происходит, «собака лает, а караван идет». И на провокационные призывы оппозиции: «Кучма, гэть!» — он реагировать не будет.
Анти-Кравчук

На украинской политической сцене Леонид Кучма, бывший к тому времени народным депутатом и одновременно директором оборонного «Южмаша», впервые появился в 1992 году, когда по всей Украине прокатилась волна забастовок и шахтерских волнений и впервые зазвучали требования об отставке тогдашнего премьера Витольда Фокина. Тогда политически неангажированный выходец из «оборонки» многими воспринимался как крепкий хозяйственник-прагматик, выгодно смотревшийся на фоне надоевших к тому времени болтунов-политиков. Говорят, что кандидатуру Кучмы на пост главы кабинета лоббировали некоторые влиятельные представители нарождавшегося на Украине «номенклатурного капитала», всерьез рассчитывавшие, что новый премьер окажется вполне управляемым и будет делать то, что ему скажут. Однако Кучма не оправдал их надежд. Политический стиль «использовать и бросить», впервые проявившись по отношению именно к этим неудавшимся кукловодам из уже полузабытой организации «Новая Украина», впоследствии превратился в его фирменный прием.
Возглавив правительство в октябре 1992 года, Леонид Кучма стал играть посредническую роль в отношениях между различными политическими и бизнес-группировками. С этой миссией он справлялся настолько хорошо, что, уйдя в отставку с поста премьера в сентябре 1993-го, в июле 1994 года смог вновь вернуться во власть, переиграв на президентских выборах Леонида Кравчука. Кучму поддержали, в первую очередь, те, кто не желал продолжения начатого Кравчуком «прозападного дрейфа», все больше ассоциировавшегося с нарастающими экономическими трудностями и все меньше — с идеей «незалежности». По сути, Кучма победил на выборах и как «анти-Кравчук», и как «анти-Черновил». Боровшийся за пост президента лидер националистического «Руха», также занимавший явно антироссийские позиции, безусловно, уступал в глазах электората плохо говорившему на украинском «русскоязычному» Кучме. Сыграв на ностальгии по былому благополучию, Кучма победил. И как оказалось, надолго.
Один, совсем один

Став главой государства, Кучма первым делом подчинил себе местные администрации, а затем начал подбирать под себя самые разные властные полномочия. В этом смысле он во многом повторял опыт своего российского коллеги — Бориса Ельцина. Как и первый президент России (правда, обойдясь без танковой стрельбы в столице), Леонид Кучма занялся перетягиванием властного ресурса у парламента. Так, он добился права издавать указы, имеющие силу законов, по вопросам, не урегулированным законодательством. Кроме того — переподчинил себе силовых министров, ранее отчитывавшихся перед депутатами. Поставив под свой контроль правовое поле и силовиков, президент получил чрезвычайно широкие возможности для укрепления и всей исполнительной вертикали, и своего персонального положения во главе ее.
При этом Кучма исходил из того, что власть должна быть сосредоточена в руках одного лица — то есть в его собственных. По сути, весь первый срок президентства он занимался концентрацией властных полномочий. Во многом такая тактика имела вполне объективные корни. На Украине, в отличие от России времен Ельцина, не было губернаторской вольницы и вертикаль власти сохранилась в относительно неизменном виде. Влияние на нее местных олигархов и бизнес-элит было, конечно, сильным, но не абсолютным — ни одна из олигархических группировок не смогла полностью поставить под контроль ни силовые структуры, ни другие органы исполнительной власти. Между собой группировки договаривались исключительно с помощью посредника в лице Леонида Кучмы. Который, как уже было сказано, из посредника превратился в ключевую фигуру.
В итоге к президентским выборам 1999 года, когда встал вопрос о переизбрании, Кучме оставалось решить всего одну проблему — сделать своим основным конкурентом коммуниста, на негативной критике которого, как показал опыт президентских выборов в России образца 1996 года, вполне можно побеждать. Таковым стал лидер КПУ Петр Симоненко, которого Кучма переиграл, в полном соответствии с российскими лекалами, во втором туре.
Итогом концентрации власти в одних руках стало практически полное вытаптывание «политической поляны». Кучма же, что бы ни говорили о нем оппозиционные лидеры, стал фактически единственной по-настоящему крупной политической фигурой в стране, способной гарантировать гражданам возможность спокойного, без потрясений, существования, а для некоторых — и обогащения. Не случайно единственным лозунгом, который объединяет сегодня украинскую оппозицию, является «Украина без Кучмы». Какой должна быть Украина без ее нынешнего президента, представители оппозиции, судя по всему, либо не знают, либо имеют на этот счет собственные, весьма различные представления, либо просто не умеют объяснить — в том числе и своим согражданам.
«Страшилка» для президента

Между тем «страшилки» оппозиции, время от времени сулящей Кучме «вариант Чаушеску», во многом играют на руку самому президенту. Пугая Кучму, его противники формулируют заведомо неприемлемый для большинства революционный сценарий. Однако постсоветский опыт бывших республик СССР показывает, что, какими бы «бархатными» революциями ни манили экс-совграждан, относительно сытый покой им все-таки дороже «мятежной бури». Да и «настоящих буйных мало» — прежде всего на Украине.
Однако именно наличие этих «страшилок» (кстати, озвученных в свое время и в позднеельцинской России) серьезно осложняет для Кучмы «проблему преемника». Ведь осенью 2004 года истекает его второй президентский срок и, по Конституции, Леонид Кучма должен будет уйти. Следовательно, задача нынешнего президента — либо договориться с оппозицией о возможных гарантиях и поддержать ее наиболее предсказуемого ставленника, либо, подобно Ельцину, назначить преемника из «своей среды». И тот и другой сценарии, судя по всему, находятся в стадии разработки. Равно, впрочем, как и вариант продления полномочий — не случайно совсем недавно украинский вице-премьер Владимир Семиноженко озвучил идею переноса президентских выборов «хотя бы на два года». Понятно, что пока такой сценарий — лишь переговорная позиция, и в этом Кучма во многом копирует ельцинский опыт. Всем памятны недавние бесконечные гадания на тему: уйдет или не уйдет из Кремля первый президент РФ? А ведь до тех пор, пока вариант «не уйдет» обсуждается, пространство для торга с политическими оппонентами достаточно велико и, значит, вполне можно уйти «по-хорошему».
Всерьез же сценарий третьего срока может встать на повестке дня лишь в том случае, если «вариант Чаушеску» или его более мягкая модификация — «вариант Милошевича» — из оппозиционной «страшилки» превратится в весьма возможную перспективу. Не исключено, что тогда правящая украинская элита, выпестованная при Кучме и связывающая свое будущее с сохранением завоеванных командных высот, из чувства самосохранения потребует от него пойти на противоречащий Конституции шаг.
Однако пока оппозиция явно не готова подталкивать президента. Многие ее лидеры, будучи вскормленными самим режимом Кучмы, понимают, что любая «бархатная революция» по типу восточноевропейских вряд ли возможна как некий реальный политический проект. Максимум на что могут пригодиться угрозы «вывести народ на улицы» — улучшить переговорные позиции самих президентских оппонентов. Например, чтобы сделать его более сговорчивым при выборе легитимного механизма передачи власти. Или той фигуры, которой он захочет доверить эту власть через два с лишним года.

Сегодняшняя Украина — сильное или слабое государство?

Сильное государство25%
Слабое государство65%
Затрудняюсь ответить10%

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 10—17 мая 2002 года.

Одобряете ли вы идею вступления Украины в Евросоюз?

Одобряю54%
Не одобряю24%
Затрудняюсь ответить22%

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 10—17 мая 2002 года.

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 3—9 июля 2002 года.

Одобряете ли вы идею вступления Украины в НАТО?

Одобряю23%
Не одобряю38%
Не имеет значения16%
Затрудняюсь ответить23%

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 10—17 мая 2002 года.

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 3—9 июля 2002 года.

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 3—9 июля 2002 года.

Сегодня Россия и Украина сближаются или отдаляются друг от друга?

Ответы18—19 августа 2001 года23—24 марта 2002 года
Сближаются34%27%
Отдаляются37%54%
Затрудняюсь ответить29%19%

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 10—17 мая 2002 года.

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 3—9 июля 2002 года.

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 110 населенных пунктах всех 25 областей Украины 3—9 июля 2002 года.

Опрос проводился фондом «Общественное мнение» в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ, ДМИТРИЙ СКРЯБИН (Киев)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK