Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Игра в монополию"

Под бодрые заявления властей о грядущей приватизации активно продвигается обратный процесс — огосударствление российской финансовой системы.   На прошлой неделе пришли сразу три знаковые новости из мира финансов: крупнейшие российские биржи, ММВБ и РТС, объединятся, Сбербанк приобретет инвестбизнес «Тройки Диалог», а Банк Москвы будет поглощен ВТБ. Переговоры по всем трем сделкам тянулись долго, и вот практически одновременно точки над «и» были расставлены. И этот счастливый момент пришелся на окончание Всемирного экономического форума в Давосе и начало другого форума — «Россия-2011» в Москве.
   
ВЫЙТИ НА БИРЖУ  
Фаворитом новостного фона, безусловно, можно считать объединение ММВБ и РТС. Идея слить две площадки появилась давно, причем первая должна была поглотить вторую, поскольку ММВБ, во-первых, все-таки лидер, а во-вторых, государственная компания, крупнейшим акционером которой является ЦБ РФ (37%). Однако процесс долго не двигался с места, за что, по слухам, и поплатился своей должностью экс-глава ММВБ Константин Корищенко. Переговоры ММВБ с акционерами РТС возобновились летом 2010 года, когда на смену Корищенко пришел Рубен Аганбегян, считавшийся человеком, который умеет достигать компромиссов. Но РТС не собиралась сдаваться и принялась делиться планами о привлечении в акционеры ЕБРР и выходе на IPO. В ноябре 2010 года последовало предложение от ММВБ — продать 20% акций РТС, исходя из ее оценки в $750 млн, а оставшиеся 80% обменять на акции госбиржи с коэффициентом 1:4. Ценник крупнейших брокеров, создававших в свое время биржу, как и ожидалось, не устроил.
   Но к этому времени вопрос уже перешел из экономической плоскости в политическую — о необходимости слить площадки в интересах создания международного финансового центра заявил куратор этого проекта Александр Волошин. А в конце года тема обсуждалась уже на самом высоком уровне — на совещании у президента. В итоге акционерам РТС было сделано второе предложение, от которого те уже не могли отказаться. Первыми сдались «Ренессанс Капитал» (8,21% акций), «Атон» (9,82%), Альфа-банк (9,59%), «Тройка Диалог» (10%) и «Да Винчи» (15%), подписавшие соглашение о намерениях 1 февраля. На следующий день свое согласие дал «КИТ Финанс» (11%), не желавший менять свою долю на бумаги ММВБ почти полгода. Из крупных акционеров пока не подписалось под сделкой ЗАО «Дойче Секьюритиз» (9%), но и ему торговаться бесполезно — оставшимся акционерам РТС будут предложены те же условия, что и держателям контрольного пакета. Условия эти, кстати, не такие уж плохие: на этот раз биржа была оценена в $1,15 млрд, с премией в 37% к ее рыночной цене. Акционеры РТС получат 35% стоимости своих пакетов денежными средствами, а 65% — долями участия в объединенной бирже. Коэффициент обмена акций был установлен в размере 1:3.
   Зачем понадобилось поглощать частного игрока? Официальная версия: надо сосредоточить торги российскими акциями на одной платформе, которая сможет конкурировать с западными площадками, а также снять ряд конфликтов, например, создав центральный депозитарий. Но представители частного бизнеса скептичны. «Можно прогнозировать, что это объединение приведет к замедлению развития новых продуктов и сервисов. То есть некоторый застой определенно будет. К тому же то, ради чего, в том числе биржи, объединялись — создание центрального депозитария, — может и не состояться», — размышляет председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин, ранее возглавлявший ФСФР. «Многие говорят, что после объединения бирж улучшится ситуация с ликвидностью на них. Но это неочевидно — необходимо серьезное вовлечение участников рынка в процесс развития ММВБ, большее, чем им дает конвертация акций РТС в акции ММВБ. В противном случае не исключен обратный эффект — снижение ликвидности», — добавляет предправления НАУФОР Алексей Тимофеев. Пока ясно лишь одно: стремясь создать конкурента иностранцам, власти покончили с конкуренцией бирж внутри России.
   
ЗАХВАТ — ЭТО ПО-НАШЕМУ  
Еще одним примером «дружественного» поглощения частного бизнеса можно назвать сделку по продаже Банка Москвы, принадлежащего столичному правительству и нескольким топ-менеджерам. Будущее банка оказалось под вопросом после смещения с должности Юрия Лужкова. На лакомый актив сразу нацелился самый агрессивный банковский игрок — второй по величине госбанк, ВТБ. Пакет, находящийся в собственности мэрии (городу принадлежит 46,48% акций напрямую и часть пакета из доли Столичной страховой компании в 17%), ВТБ собирался купить в первом полугодии 2011 года. Затем госбанк планировал начать переговоры с миноритариями, крупнейший из которых — глава банка Андрей Бородин — в конце ноября сообщил, что продавать свою долю не намерен. Но госфинансисты умеют уговаривать — в банке начала проверку Счетная палата. В конце января она была приостановлена по просьбе руководства банка и лично мэра Москвы Сергея Собянина.
   И тут интерес к покупке неожиданно проявил Альфа-банк, действовавший в интересах менеджмента Банка Москвы. Он призвал провести открытый конкурс. В пользу публичного аукциона даже высказался глава ЦБ Сергей Игнатьев, правда, оговорился, что диктовать условия сделки регулятор не вправе. В какой-то момент показалось, что в истории появилась интрига. Но на прошлой неделе она испарилась — вопрос о прямой продаже Банка Москвы ВТБ оказался решенным. Стоит ли упоминать, что накануне Счетная палата возобновила проверку в банке?
   ВТБ уже подал в ФАС заявку на приобретение 100% акций банка, а правительство Москвы оценило его в $6 млрд. Эксперты указывают, что рыночная капитализация банка составляет около $7,5 млрд, и явная недооценка банка может быть на пользу единственному покупателю — ВТБ. Так одно правительство, столичное, действует в интересах другого, федерального (правительству РФ принадлежит 85,5% ВТБ).
   
ПОЗИЦИЯ ВЫЖИДАНИЯ  
Разговоры о покупке инвесткомпании «Тройка Диалог» Сбербанком появились еще в начале кризиса, в 2008 году. Главный банк страны давно мечтает о развитии инвестбизнеса и в кризисные годы затеял переговоры с крупнейшими игроками этого рынка — «Тройкой» и «Ренессанс Капиталом». Но остро нуждающиеся в «кэше» инвесткомпании предпочли других акционеров: в 2009-м южноафриканский Standard Bank купил 33% «Тройки» (сейчас -36,4%), а 50-процентный пакет «Ренессанс Капитала» достался группе «Онэксим» Михаила Прохорова.
   В последние несколько месяцев разговоры на рынке о продаже «Тройки» возобновились: в октябре 2010-го некоторые СМИ даже сообщили, что Сбербанк вот-вот подпишет соглашение о покупке 32-33% инвесткомпании. Но опять произошел какой-то сбой, и глава банка Герман Греф назвал эту информацию «некорректной».
   В декабре от банкира последовало новое заявление, преподнесенное в форме ребуса: «Какая это будет компания, скажем в первом квартале… думаю, что российская… С большой долей вероятности будем покупать, но не отвергаем вариант создания своего бизнеса». Вот так — «может, сами, может, и купим» — и жил госбанк несколько лет.
   Но заигрывания с мечтающим продать свой бизнес Рубеном Варданяном, похоже, подошли к концу: в конце января появились официальные данные, что Сбербанк принял принципиальное решение развивать инвестбизнес на базе «Тройки Диалог». Похоже, позиция выжидания принесла плоды — Сбербанк, в отличие от ВТБ, не действует рейдерскими методами, он тихо ждет, когда жертва, устав от бесплодных переговоров с западными инвесторами, сдастся за умеренную цену. Варданян осенью прошлого года в интервью газете «Ведомости» признался, что при оценке своей компании ориентируется на цену в два капитала (сейчас капитал составляет около $1 млрд при активах $2,7 млрд), но в случае продажи будет «смотреть по ситуации».
   Впрочем, какими бы методами ни действовали близкие к властям структуры, ползучее усиление государства в финансовой сфере очевидно. Участники рынка уже давно жалуются, что власти поддерживают государственные банки в крупных сделках. Сегодня самый агрессивный игрок на инвестиционном поле — «ВТБ Капитал», и в скором времени к нему присоединится еще один монстр, в руках которого сосредоточены огромные финансовые ресурсы.
   «Последние события говорят о том, что государство активно занимается ручным управлением экономикой. Это происходит, несмотря на громкие заявления о приватизации пакетов крупных госкомпаний и повышение конкурентности. По сути дела, приватизируемые компании все равно остаются государственными», — говорит гендиректор «Инвесткафе» Семен Бирг. Сейчас ВТБ и Сбербанк сами заявляют о планируемой распродаже своих пакетов, но в итоге может получиться, что госимущество будет продаваться госбанкирами на госбирже. И в интересах государства.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK