Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Искусство высокого напряжения"

Потенциальный дефицит энергомощностей в европейской части России сулит ключевым игрокам отечественного инжинирингового сектора обилие заказов. Однако системные проблемы отрасли могут помешать им воспользоваться благоприятной конъюнктурой.

Энергетический инжиниринг является связующим звеном между передовыми разработками в области энергетики и реализацией этих разработок на практике. Сегодня именно от инжиниринговых компаний, их квалификации и масштаба зависит, сколько и каких электростанций Россия может построить, чтобы проскочить мимо .
В настоящее время объем генерирующего оборудования на электростанциях России в целом, отработавшего свой парковый ресурс, составляет 82 ГВт, или почти 40% от установленной мощности отечественных электростанций. На гидроэлектростанциях этот показатель выше среднего значения — более 50% установленной мощности, на тепловых электростанциях — 40%. В сетевом хозяйстве положение еще критичнее: износ электрических сетей напряжением 330 кВт и выше составляет более 50% (в том числе подстанционного оборудования — 60%, ЛЭП — 53,5%, зданий и сооружений — 39%). Исходя из этих данных, вполне предсказуемо снижение суммарной установленной мощности действующих сейчас в стране электростанций. По некоторым можно ожидать снижение до 5,9 ГВт.
В то же время, по существующим оценкам (в частности, Института энергетических исследований РАН), к 2030 году спрос на электроэнергию в России возрастет до 300 МВт против нынешних 210 МВт, то есть почти на 90 МВт (около 42%). Для того чтобы удовлетворить этот уровень потребления, за оставшиеся 22 года необходимо ежегодно вводить по 4 МВт мощностей. Напомним, с 2001 по 2005 год было введено около 6 МВт. Нетрудно подсчитать, что темпы ввода мощностей отстают от необходимых более чем в 2,5 раза.
Конечно, это усредненная оценка, к тому же сделанная на основании прогноза потребления электроэнергии, в основе которого лежат опять-таки прогнозные темпы роста отечественной экономики. Однако она, по мнению многих экспертов, безусловно лежит в русле общей тенденции развития отечественной электроэнергетики.
Очевидно, что решение данной проблемы в значительной степени зависит от строительства новых и модернизации имеющихся электростанций. Причем и то и другое необходимо делать с применением наиболее передовых технологических решений. Иначе строительство новых электромощностей будет отставать от уровня спроса уже на стадии проектирования.
Согласно плану РАО ЕЭС (которое летом нынешнего года прекращает свое существование) до 2010 года должно быть введено 44 ГВт новых мощностей. Этот план предусматривает реализацию более 150 инвестиционных проектов с использованием новых (для российской действительности) технологий: парогазовых установок (ПГУ) для газовых станций и суперсверхкритического цикла — для угольных. В основном, как считает Сергей Моложавый, генеральный директор , одной из ведущих российских инжиниринговых компаний, эти проекты инициированы наличием платежеспособного спроса в регионах (Москва и область, Санкт-Петербург, Краснодарский край и т.д.), бумом жилищного строительства и, соответственно, дефицитом электроэнергии.
, — считает Сергей Моложавый.
Немного иной точки зрения придерживается генеральный директор ОАО Юрий Цешковский. , — комментирует ситуацию на рынке менеджер.



Вас много, а мы одни:
Нарастание спроса на инжиниринговые услуги, по мнению участников рынка, будет идти лавинообразно. Одновременно будет расти и спрос на строительные материалы, квалифицированные кадры (проектировщиков, монтажников, эксплуатационных работников).
Пока, по мнению Сергея Моложавого, рынок только — реальных проектов на стадии реализации относительно немного. Это ТЭЦ-26, где генподрядчиками являются французский Alstom и . Шатурская ГРЭС, входящая в ОГК-5, где работы ведут американцы из GE и турки из Gama. практически завершил проект ТЭЦ ММДЦ . Еще один крупный проект пытались реализовать американцы из Black & Veatch — 12-й и 13-й блоки Среднеуральской ГРЭС, но ушли из него. участвовал в тендере, но победителями стали компании Alstom и . — ). А что касается иностранных компаний, то я не вижу — пока, по крайней мере, — чтобы они привнесли на российский рынок инжиниринговых услуг какое-то принципиально новое качество. Во всяком случае, выигравшая тендер по Среднеуральской ГРЭС американская компания Black & Veatch сразу же пригласила нас на субподряд. Российский энергетический бум накладывается на аналогичную мировую тенденцию, так что большинство иностранных компаний загружены заказами и без российского рынка>, — поделился своим мнением Сергей Моложавый.
Гендиректор отмечает, что иностранцам, вне всякого сомнения, российский рынок интересен. Прежде всего — сравнительно высокой маржей. Большинство иностранных компаний при этом интересуются лишь контрактами на условиях target price — с возмещением затрат на строительство и премией. Это снижает риск негативных последствий роста цен на строительные материалы и строительно-монтажные работы (СМР) после утверждения клиентом цены. Российские же заказчики в основном предпочитают иной тип контрактов — так называемые контракты с твердой ценой, fixed price. При этом оговаривается некий предел роста цен. Но такие контракты, как правило, могут себе позволить лишь генподрядчики-консорциумы, в составе которых есть производители основного оборудования.
По оценкам специалистов , в 2008 году на стадию реализации должно выйти около 30 проектов строительства новых мощностей. И это только по проектам РАО ЕЭС. Это, в свою очередь, создаст условия для роста спроса практически на все виды оборудования, услуги проектировщиков, на строительно-монтажные работы. При этом, как более-менее единодушно полагают аналитики РАО ЕЭС, инжиниринговые компании и производители, положение дел на рынке основного силового оборудования, несмотря на очевидные проблемы, далеко не самое узкое место. Как сообщил Юрий Петреня, технический директор ОАО , крупнейшего российского производителя энерготурбин, поставки компании на внутренний рынок продолжают увеличиваться. Доли российских и экспортных контрактов в объеме выручки компании, согласно отчетности по МСФО, в 2005 году составляли 39% и 61% соответственно. В 2006 году эти цифры равнялись 47% и 53%. Другой вопрос — насколько эта тенденция будет устойчивой. Пока очевидно лишь то, что зависеть это будет прежде всего от наличия платежеспособного спроса.



Сложности переходного периода
Куда более серьезная проблема для развития энергоинжиниринга как бизнеса, по мнению Сергея Моложавого, — обеспечение проектов строительства стандартными материалами и изделиями (трубопроводами, металлоконструкциями и т.д.), а также квалифицированными строительными, тепло- и электромонтажными кадрами.
Стоимость основных материалов и оборудования за период с 2001 по 2006 год на российском рынке выросла в разы (см. графики). К примеру, цемент с 2001 года подорожал почти в 3,2 раза, трансформаторная сталь — почти в 4 раза, латунный прокат — почти в 4,5 раза; силовые трансформаторы подорожали более чем в 3 раза, примерно во столько же — катаные трубы для котлов высокого давления.
При этом рост инвестиций в российской экономике происходит не только в электроэнергетике, но и в нефтегазовой отрасли, в транспортном, гражданском и коммерческом строительстве. Все эти отрасли конкурируют между собой за стройматериалы и квалифицированные кадры. за рабочие руки является не , а IKEA или . И энергетики конкурируют за кадры уже не только между собой, но и с нефтяниками, газовиками и даже с оборонщиками>, — делится своими соображениями Сергей Моложавый.
Довольно острый вопрос для развития инжиниринга в электроэнергетике и проектирование электростанций. Как и во всех остальных отраслях экономики, здесь наблюдается жесточайший дефицит проектных организаций, способных качественно, в срок и по вменяемой цене выполнить работы. Эксперты отмечают ивановский ЗЭП и, с большой натяжкой, московский ТЭП в теплоэнергетике и РАО — в гидроэнергетике. Привлекать иностранных проектировщиков на российский рынок пока не получается. Они готовы заходить на российские проекты лишь вместе с российскими партнерами, которых и без того очень мало. А учитывая щепетильность иностранцев и их требовательность в вопросах соблюдения сроков и качества работ, этот вопрос пока практически заморожен. — сетует Сергей Моложавый.
Дефицит ресурсов (материальных, кадровых, проектных) приводит не только к росту цен, но и к срыву сроков поставок, сроков выполнения тех или иных работ, а следовательно, к срыву сроков ввода объектов. Заказчик теряет доход от непоставленных на рынок электроэнергии и тепла, подрядчик (в данном случае — инжиниринговая компания) несет убытки в виде штрафов. Наученные горьким опытом, в практически все оборудование для станции в заказывали в Европе.
И это далеко не все проблемы развития электроинжиниринга в России. Иной раз дело упирается, казалось бы, в совершенно дикие даже для российского рынка реалии: наличие огромного количества контрафактных комплектующих. Причем, по мнению Сергея Моложавого, львиная доля контрафакта производится на материнских предприятиях, но не проходит по внутреннему учету. К чему приводит использование таких комплектующих? К снижению срока службы оборудования, к снятию гарантии производителей основного оборудования, где эти комплектующие идут как узлы, к громадным репутационным потерям.
Еще одна проблема — укрепление курса рубля. Это новый риск и для производителей, и для генподрядчиков. Слабый рубль был конкурентным преимуществом российских производителей. В настоящее же время, даже с учетом пошлин, выгоднее покупать котлы-утилизаторы в Чехии, турбины и генераторы в Швеции и т.д.
Собственно говоря, все указанные выше факторы приводят к одному базовому риску для инжиниринговых компаний — не уложиться в цену контракта, установленную по результатам тендера. Ведь заказчики, как уже говорилось, предпочитают заключать договоры , с фиксированной ценой. А учитывая перманентный рост цен на оборудование, материалы, СМР и проектные работы, удержаться в контрактных рамках очень сложно. Хеджировать (минимизировать) такие риски можно лишь в рамках больших холдинговых структур, имеющих, как правило, либо собственные ресурсы (проектные, кадровые, строительные), либо значительный пул субпоставщиков. Причем пул диверсифицированный, дающий возможность оперативно заменить одного поставщика на другого в случае возникновения каких-либо проблем со сроками или ценой.
Таким образом, основной вопрос развития инжиниринга вообще и в сфере электроэнергетики в частности — как удержать баланс интересов клиента и выгоды реализации проекта для подрядчика и при этом по возможности минимизировать риски. В условиях российской экономики — эквилибристика на грани фантастики.
Однако одних усилий инжиниринговых компаний, какими бы интенсивными они ни были, недостаточно для того, чтобы обеспечить поступательное развитие отечественной электроэнергетики и, как следствие, электроинжиниринга. Как считает Юрий Петреня, необходимо создать механизм привлечения инвестиций в энергетику. Необходимо разработать систему мер по стимулированию развития НИОКР и передовых технологий, комплектующих и материалов, используемых в области энергомашиностроения>, — считает он.
Российская энергетика стоит перед рядом серьезнейших проблем. Прежде всего это вопрос быстрого наращивания мощностей в генерации, адаптации и внедрения передовых технологических и управленческих решений в отрасль. Основное значение для решения этих проблем имеет интенсивное развитие отечественного рынка инжиниринга, основной задачей которого и является доведение , интенсификация и оптимизация любых технологических процессов. Удастся ли выполнить эту задачу, несмотря на острейший дефицит ключевых ресурсов, будет зависеть от того, каким образом энергетики и инжиниринговые компании распорядятся ресурсами, полученными благодаря повышенному спросу.





Угольное кольцо


Завершение в отечественной энергетике означает не только ренессанс угольной энергетики, но и новый виток развития технологий сжигания минерального топлива. Разработок в этой сфере в Советском Союзе было сделано немало. Однако после прихода в энергетику дешевого сибирского газа почти все они оказались невостребованны.
К их числу, в частности, относится так называемая кольцевая топка. Ее разрабатывали с учетом особенностей использования каменных углей Кузнецкого бассейна и бурых углей Канско-Ачинского бассейна. Разведанные запасы угля там составляют 57,3 млрд и 150 млрд тонн соответственно. Основные особенности этих углей — высокая теоретическая температура горения, повышенная склонность к шлакованию и загрязнению топочных и пароперегревательных поверхностей. Чтобы решить эти проблемы, была предложена схема кольцевой топки, обеспечивающая умеренное теплонапряжение и сравнительно низкие температуры газов в топочной камере. В эту инновационную схему первой реализовала инжиниринговая компания совместно с заводом , разработавшая и изготовившая котел по новой технологии для блоков 800-1000 МВт. С 1998 года такой котел успешно работает на Ново-Иркутской ТЭЦ. Котлы с кольцевой топкой в зависимости от технологии на 5-7% дешевле котлов традиционной компоновки. Проведенные испытания и длительный опыт эксплуатации подтвердили и проектные параметры технологии: КПД — 93%; отсутствие шлакования при сжигании шлакующих углей; низкий уровень NОx.





Суперсверхкритика


Еще одной перспективной технологической разработкой в настоящее время является создание факельных энергоблоков с суперсверхкритическими параметрами (СКП) пара. Примечательно, что разработки в этой области начались еще в середине прошлого века в США и СССР. На сегодня 16 угольных энергоблоков мощностью 380-1050 МВт с такими параметрами уже работают в Дании, Японии и Германии. КПД лучших японских и немецких блоков находится на уровне 45-46%, датских, работающих на холодной циркуляционной воде с глубоким вакуумом, — на 2-3% выше.
Однако с экономической точки зрения не все считают гонку за суперпараметрами оправданной. Несмотря на повышенный КПД, существующие станции на суперсверхкритических параметрах пара значительно дороже и в строительстве, и в эксплуатации, срок их окупаемости превышает срок окупаемости станций со сверхкритическими параметрами пара, хорошо освоенными в России и других странах.
Сверхкритическим давлением, или СКД, принято называть параметры пара в 240 атмосфер и 560 градусов. Суперсверхкритические параметры — давление в 300 атмосфер и температура в 600 градусов.
Первая такая установка была сделана в Советском Союзе в 60-е годы: 100-мегаваттный блок был пущен на Каширской ГРЭС. Он прожил почти 20 лет. Но не пошел в серию. Посчитали, что из-за дешевизны энергии развивать это технологическое направление невыгодно.


 

Изменение индексов цен на оборудование на российском рынке за 2001-2006 годы















































Год200120022003200420052006
Индекс цен по отношению к 2001 году
Медный прокат11,11,41,61,73,7
Латунный прокат11,11,21,92,04,4
Трансформаторная сталь10,81,21,43,33,9
Цемент11,21,72,02,73,3
Источник: данные журналов , .

 

Изменение индексов цен на оборудование на российском рынке за 2001-2006 годы















































Год200120022003200420052006
Индекс цен по отношению к 2001 году
Центробежные насосы10,60,71,11,61,75
Силовые трансформаторы111,112,53,2
Мостовые электрические краны11,71,31,61,72,2
Катаные трубы для котлов высокого давления10,71,22,13,13,1
Источник: данные журналов , .

 

Риск дефицита СМР в пиковые годы

























Год2007200820092010
Тыс. чел.
Численность тепло- и электромонтажников на рынке СМР26272829
Потребность в тепло- и электромонтажниках12253633
Источник: исследование РАО , 2007 год.

 

Риск дефицита проектных услуг в пиковые годы






















Год200720082009
Ед. проектной продукции
Мощность российских инжиниринговых компаний и компаний стран СНГ505050
Потребность в проектных услугах7011555
Источник: исследование РАО , 2007 год.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK