Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "ИТЕРА инкогнита"

Газ продает офф-шорная группа ИТЕРА, а компания, которой принадлежат месторождения, «Газпром» спустил за триста баксов.Специалисты считают, что за всю приватизационную историю России единственная более или менее удачная сделка была связана с этой компанией. В 1998 году 2,5% газового гиганта были проданы немецкой газораспределительной корпорации Ruhrgas за $660 млн. Фактически за каждую акцию российского монополиста немцы заплатили доллар с копейками, что в общей сложности на 30% выше среднерыночной стоимости.
Дорого это или нет? С одной стороны, всякий товар стоит столько, сколько за него дают. С другой — если сравнить аукционную стоимость «Газпрома» с ценой зарубежных компаний, аналогичных по размеру запасов этому ОАО, то получается, что российская корпорация стоит ровно в 50 раз меньше. Даже в условиях той спешки, в которой продавались акции «Газпрома», за них можно бы было выручить в 2—3 раза больше. Так что ж столь мало дали, спросите? А зачем больше?
Ай да Пушкин, ай да сукин сын…

Мало кто знает, что на российском углеводородном рынке, кроме «Газпрома», есть еще несколько компаний, которые с не меньшим успехом занимаются тем же самым, что и их «старший брат». Практически все они так или иначе порождены самим «Газпромом» или же частично принадлежат ему. Однако есть и в этом сообществе одно интересное исключение под названием ИТЕРА. Точнее, группа компаний «ИТЕРА Интернэшнл Энерджи Л.Л.С.». Достаточно заглянуть в Интернет, чтобы выяснить, что зарегистрирована она в традиционной офф-шорной зоне — в штате Делавэр (США). Несмотря на то, что сами владельцы называют ее американской компанией, Штатах следов деловой активности фирмы так никто и не обнаружил.
Биография ИТЕРЫ интересна. Так же, как, впрочем, и биография ее отца-основателя Игоря Макарова. Уроженец Ашхабада, бывший мастер спорта по велогонкам. Помимо прочих, приписывает себе еще один титул: член-корреспондент Международной академии информационных процессов и технологий. Хотя ни в телефонном справочнике Москвы, ни в списке всемирных организаций, так или иначе имеющих отношение к информации, информатике и технологиям, подобной академии нет. Но это так, мелочи.
Путь Макарова из спортсменов в газовые олигархи необычен даже для России, где возможно всякое. В 80-е, как всякий спортсмен, имевший возможность выехать за границу, начинал с торговли одеждой. Потом, на заре эпохи «кооперативизации», перепрофилировался на продукты. Соответственно, и созданная им фирмочка ИТЕРА начинала с торговли в Москве импортной колбасой, ветчиной и прочими товарами народного потребления.
В 1994 году в состав правления «Газпрома» вошел господин Александр Алексеевич Пушкин, до этого работавший гендиректором «Сургутгазпрома». И с этого момента начался отсчет «новой жизни» ИТЕРЫ. Шутка ли, за пару лет скромная «шарашка» превратилась фактически в основного оператора на газовом рынке России и стран СНГ.
Буквально сразу после того, как тезка гениального русского поэта занял кресло в кабинете правления «Газпрома», в концерне назначают ИТЕРУ посредником по поставкам туркменского газа на Украину. А еще какое-то время спустя ИТЕРА становится поставщиком газа во все страны СНГ и Балтии.
Впечатляют доходы ИТЕРЫ от посредничества. Например, купленный на границе России с Казахстаном по $57 (здесь и далее цены приводятся за 1000 куб. м) туркменский газ Украине продавался за $82. Из полученной разницы $20 выплачивались «Газпрому» за транзит, а оставшиеся $5 составляли доход ИТЕРЫ. По такой же схеме качается и собственно газпромовский газ. А ИТЕРА, соответственно, получает долю во всех проектах «Газпрома» в странах СНГ.
Стоит, наверное, упомянуть, об одной особенности: дело в том, что в отличие от «черного золота», которое течет по трубам государственной «Транснефти», газ перекачивается по «каналам» «Газпрома», которому и принадлежит газопровод. Проще говоря, транзит так или иначе осуществляет «Газпром», а деньги (те самые $5 с тысячи кубометров) отдаются кому-то еще. Например, ИТЕРЕ или ГП «Мострансгаз».
Чтобы хотя бы приблизительно оценить размеры потерь, призовем на помощь официальную статистику. Согласно которой в страны СНГ и Балтии (в Грузию, Армению, Казахстан, Молдавию, Белоруссию, Украину, Латвию, Литву, Узбекистан, Эстонию и даже в Россию) ИТЕРА перепродала всего газа (туркменского и российского): в 1996 году почти 26 млрд. кубометров, в 1997 году — 21 млрд., в 1998 — уже около 31 млрд., ну а на нынешний год запланировано 67 млрд. В сумме — почти 145 млрд. куб. м газа. Если же вспомнить, что доход ИТЕРЫ (читай: потери «Газпрома») составляли $5 с тысячи кубометров газа, то в итоге получается $595 млн. Именно столько «Газпром» «подарил» своему скромному партнеру.
Остается только добавить, что сегодня более 70% продаж газа в страны СНГ и Балтии проходят через ИТЕРУ. Хотя сама компания газ практически не добывает.
Странная любовь Рема Вяхирева

В начале нынешнего года, а точнее, 6 января Александр Пушкин (который не поэт) собрал в своем кабинете совещание. На нем, в числе прочих, присутствовали президент ИТЕРЫ Макаров и президент некоего ЗАО «Роспан Интернешнл» Фарман Салманов.
Но, прежде чем рассказывать о том, что заставило этих славных мужей покинуть альпийские курорты и багамские пляжи и, забыв о рождественских каникулах, собраться в заснеженной Москве, обратимся к недавней истории.
В 1991 году для разведки и освоения новых залежей газа и нефти Ново-Уренгойского и Восточной-Уренгойского месторождений в Тюменской области было создано ЗАО «Роспан Интернешнл». В августе 1995-го «Газпром» в лице Вяхирева письменно уведомил эту компанию о своем желании стать ее акционером. Желание было столь горячим, что Рем Иванович обещал даже инвестировать в освоение новых месторождений не менее $400 млн., в том числе $52 млн. уже в текущем, 1995 году.
Поначалу роман развивался бурно. «Газпром» выкупил у АО «Нефтегаз» и американской «Тампо корпорейшн» 51% акций «Роспана» и даже инвестировал в разработки новых месторождений около 300 млн. рублей. Правда, не до конца 1995-го, как обещал, а в течение двух лет. Кроме того, опять же в счет обещанных инвестиций «Роспан» получил товарный кредит от «Газпрома» — 2 млрд. куб. м газа.
За реализацию газа взялась все та же ИТЕРА. Что и сделала довольно успешно, выплатив, однако, «Роспану» всего около $65 млн. И еще почти столько же осталась должна.
«Роспан» в ожидании обещанных инвестиций и денег за проданный газ работал «на полную катушку». Однако денег подрядчикам, естественно, не платил: не было. И когда сумма долгов перевалила за $300 млн., кредиторы, ничтоже сумнящеся, инициировали процедуру банкротства компании.
Но не все, как оказалось, потеряно. К тому же периоду относится и внезапный интерес двух малоизвестных компаний к акциям «Роспана».
С интервалом в неделю от этих никому не известных фирм — ООО «ЛАНКА-ПРОМКОМПЛЕКТ» и ЗАО «СТИ-Сигма» — на имя Вяхирева приходят два письма. Процитирую одно из них, сохраняя стилистику и орфографию автора.
«Уважаемый Рем Иванович! Наша компания располагает возможностью привлечения кредитных средств первоклассных западных банков для организации финансирования крупных инвестиционных проектов, в том числе с участием РАО «Газпром». Исходя из вышеизложенного, а также зная реальное положение дел с освоением ЗАО «Роспан Интернешнл» Ново-Уренгойского и Восточно-Уренгойского месторождений, предлагаем рассмотреть вопрос об участии нашей компании в этих проектах. Прошу вас дать разрешение Совету директоров ЗАО «Роспан Интернешнл» о продаже 20% акций из доли РАО «Газпром» в ООО «ЛАНКА-ПРОМКОМПЛЕКТ».
«Генеральный директор О.Ю.Буданцев».
Второе послание цитировать не имеет смысла: оно в точности, с сохранением пунктуационных ошибок, повторяет первое. Разве что количество запрашиваемых акций там побольше — 31% — и фирма другая — ЗАО «СТИ-Сигма». Равно как и подписавший письмо генеральный директор — некий г-н Панчак. Он же, кстати, одновременно еще и начальник юридической службы ИТЕРЫ.
На обоих письмах буквально в день их получения Вяхирев собственноручно делает пометку: «Согласен, продавайте». Но, как всякий рачительный хозяин, для начала решает определить, сколько же стоит товар, который хотят у него купить. И, соответственно, отдает указание департаменту ценных бумаг ОАО проработать сделку. Оттуда 6 июля приходит служебная записка за подписью некоего Э.Иванова, в которой сообщается, что 51% акций ЗАО «Роспан» стоит никак не менее $104 млн.
Два дня спустя лично Вяхирев на этой записке делает пометку: «Прошу решить по номиналу». А «номинал» — это ровно 4 258,5 рубля. Или $286 по среднему курсу ММВБ на тот период. Почти в 400 тысяч раз дешевле, чем оценили сотрудники самого «Газпрома»!
Между прочим, одни только запасы газоконденсата и нефти на разрабатываемых «Роспаном» месторождениях (Ново-Уренгойское и Восточно-Уренгойское месторождения в Тюменской области) стоят несколько миллиардов долларов.
И еще одна цитата. Из письма гендиректора «СТИ-Сигма» Панчака Рему Вяхиреву: «Осуществлять продажу пакета акций ЗАО «Роспан Интернешнл» по цене, увеличенной на сумму учетной ставки рефинансирования ЦБ РФ, представляется нецелесообразным, поскольку возникновение разницы между номинальной ценой акций и продажной порождает для РАО «Газпром» обязательство уплатить налог на прибыль».
Письмо датировано 5 августа 1998 года. А на следующий день Рем Иванович, проникшись вышеизложенным, чиркает на письме: «Продавайте».
И наконец, процитирую несколько абзацев из интервью президента ИТЕРЫ журналу «Нефть и капитал»:
«На акции «Газпрома» в «Роспане» и на его обязательства был объявлен тендер, в котором приняли участие три компании, в том числе и компании, близкие к ИТЕРЕ. Главным условием была не цена акций, а расчеты по долгам «Роспана», которые к тому времени превысили 2 млрд. руб.
Наше предложение оказалось лучшим. Причем это было не единоличным решением «Газпрома», владельца контрольного пакета,— это было решением всех акционеров «Роспана». В уставе компании записано, что если один акционер выходит из дела, то другие имеют преимущественное право на выкуп его доли. Так что решение о переуступке акций «Газпрома» ИТЕРЕ было принято на собрании акционеров».
А теперь пришло наконец время сказать, для чего же высокие мужи собрались в морозный январский день в кабинете тезки великого русского поэта. Все очень просто: на этом собрании состоялась столь странная сделка, в результате которой «Газпром» за неполных 300 баксов отдал акций на $104 млн.
Собственно, на этом можно бы было и остановиться, чтобы понять, почему иностранцы платят за гордость российского бизнеса — «Газпром» — в 50 раз меньше того, что они готовы не глядя выложить за такую же, но западную компанию. Ну невдомек им, что ежели из капитала большой компании перевести немножко общих денег, то от этого компании и всем станет плохо ну разве что чуточку. А вот себе станет ну очень хорошо.
А может, понимают это все, но боятся? А может, просто не умеют они понять русскую душу? Вот ведь еще год назад некая госпожа Русакова, по документам начальник управления прогнозирования перспективного развития компании, в своей аналитической записке руководству «Газпрома» прямо заявила, что сотрудничество с ИТЕРОЙ наносит концерну невосполнимый ущерб.
Судьба этой записка известна: она тихо-мирно перекочевала под сукно, где и находится по сей день. Просто у начальника управления прогнозирования перспективного развития компании и у руководства компании взгляды на перспективы компании разные.

ИЛЬЯ САКС

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK