Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Кому Восток Дальний, а кому — Ближний"

Китайцы готовы забыть старые обиды и платить деньги за российские углеводороды. А россияне в свою очередь готовы к нанесению обид новых.»Ибу ибуди да дао муди» («Шаг за шагом достигнем поставленной цели»). Эти слова Мао Цзедуна не забыты его соотечественниками: глотая обиды, китайские власти упорно идут к заветной цели — получению российских углеводородов.
На прошлой неделе было подписано соглашение о поставках в Китай газа с Ковыктинского газового месторождения, крупнейшего в России. Согласно утвержденному международному технико-экономическому обоснованию проекта с 2008 года Китай будет получать с этого месторождения 20 млрд. куб. м газа, остальное пойдет в Иркутскую область (4 млрд. куб. м) и Корею (10 млрд. куб. м).
Впрочем, для того, чтобы эти планы реализовались, в месторождение нужно вложить еще $17 млрд. и построить через Иркутск, Маньчжурию, Шеньян, Далян и Корею трубопровод — самый длинный в мире, 4887 км. Китай хочет участвовать в этих тратах (чтобы в качестве акционера иметь возможность уменьшить цену покупаемого газа). И будет участвовать, если ему удастся выкупить у «Интерроса» 25-процентную долю в компании—операторе проекта — «Русиа Петролеуме». О том, что такие переговоры ведутся, сообщили представители Китайской национальной нефтяной компании (СNPC). А также о том, что компания хочет приобрести лицензию на Чаяндинское газовое месторождение в Якутии.
Помимо газовых есть у Китая задумки и в нефтяной сфере. По словам вице-президента CNPC Су Шулина, переговоры о совместных проектах будут вестись с «ЛУКойлом», а кроме того, компания станет участвовать в аукционах на приобретение лицензий на нефтедобычу. «Мы заинтересованы в сотрудничестве с «ЛУКойлом», особенно в разведке месторождений на условиях риска. Речь идет о России, но мы не исключаем возможности совместной деятельности и в других странах, например в Казахстане», — заявил представитель компании. Для самого «ЛУКойла» внимание китайцев оказалось лестным, но неожиданным. В компании отмечают, что никаких переговоров пока не ведется, однако предположили, что под «риском» может подразумеваться совместная добыча трудноизвлекаемых запасов.
Шаолинь по-русски

Такой энтузиазм восточных инвесторов оправдан, но удивителен. Нужно заметить, что с редким иностранным инвестором в России обходились хуже, чем с китайцами. Во всех углеводородных инициативах на территории России китайцев преследует фатум.
Беспрецедентной была акция по привлечению CNPC к покупке «Славнефти»: год назад высокопоставленные российские чиновники сначала пригласили китайцев к участию в аукционе, а ближе к началу оного неофициально объяснили, что им лучше уйти. Вежливые жители Поднебесной удалились, после чего оставшиеся претенденты — ТНК и «Сибнефть» — купили компанию практически по стартовой цене, смутив своим цинизмом даже организатора этих тепличных торгов, РФФИ. На главу фонда Владимира Малина тогда было жалко смотреть: победители конкурса распространили заявление о том, что выигравшее торги ООО «Инвестойл» — их совместная собственность, непосредственно во время пресс-конференции Малина, где он веско говорил о том, что участники торгов никак между собой не связаны.
История с нефтепроводом еще более болезненна для китайцев. Переговоры о строительстве трубопровода стоимостью $1,7 млрд. ведутся пять лет, однако о ценности Тунсинского заповедника, через который должен был пойти трубопровод, МПР вспомнило лишь в разгар прокурорской беготни вокруг китайского контрагента по строительству трубопровода ЮКОСа. В результате — проект заблокирован, и восточно-сибирская нефть транспортируется на Восток в небольших объемах по железной дороге.
В «Транснефти» о восточным направлением экспансии в последнее время вообще думают мало. По-прежнему наращивается экспорт на Запад. Запущена вторая очередь Балтийской трубопроводной системы (в рекордные сроки, за семь месяцев, пропускная способность трубы была увеличена на 18 млн. тонн), а в следующем году последует и третья очередь, после запуска которой мощность БТС вырастет до 62 млн. тонн в год.
Нефтяники, еще год назад требуя строительства частных трубопроводов в свете нехватки мощностей и растущей добычи, теперь помалкивают, поскольку не могут заполнить мощности уже имеющиеся. «Впервые за долгие годы нефтепроводная система не заполнена полностью», — сообщил «Профилю» вице-президент «Транснефти» Сергей Григорьев.
«Нефтяные компании заявляют о рекордном росте добычи, но рекордными оказываются только поставки на экспорт, а вот на внутренний рынок они стремятся недопоставить нефть», — говорит Григорьев. Какой уж тут Восток…
На миноритарной ноте

Интерес Китая к российским углеводородам понятен. Чего нельзя сказать об отношении российских властей к китайским инвесторам. Поднебесная остро нуждается в увеличении и диверсификации поставок нефти и газа. В недавно озвученном докладе Международного энергетического агентства (IEA) говорится, что рост потребления нефти в течение последующих двух лет будет происходить главным образом за счет увеличения ее потребления в Китае — так же, кстати, как это происходило в последние три года.
Что касается потребления газа, то в следующем году в Китае оно должно — ни много ни мало — удвоиться. Страны ОПЕК держат этот факт на крючке, переориентируя свою стратегию в восточном направлении. Но сам Китай всей душой стремится в Россию, надеясь снизить свою зависимость от поставок углеводородов из стран Персидского залива.
Россия же, как буриданов осел, не может определиться между двумя восточными соседями, Китаем и Японией, и в этой связи бездействует.
Будущее китайцев в России по-прежнему смутно — даже несмотря на подписанные соглашения и объявленные инициативы. Дело в том, что в ковыктинский проект давно и упорно стремится «Газпром», пугая инвесторов проекта своим статусом оператора поставок газа на всем восточном направлении и планами переориентировать весь проект на внутренний рынок. Миноритарный акционер — администрация Иркутской области — поддерживает стремление монополиста: «Мы надеемся, что «Газпром» станет одним из участников Ковыктинского проекта, — заявил несколько месяцев назад вице-губернатор области Алексей Соболь. — В частности, в ходе совместной работы будет рассматриваться возможность поставки газа по Единой газотранспортной сети на запад».
Мажоритарий — ТНК-ВР — впустил «Газпром» в качестве разработчика ТЭО. Но для надежности «Газпрому» нужна доля в акционерном капитале «Русиа Петролеум». Не исключено, что наученный горьким опытом ЮКОСа, «Интеррос», прежде чем продавать свою долю в проекте, проконсультируется с правительством насчет кандидатуры покупателя — и очень вероятно, что в случае получения соответствующих рекомендаций продаст его «Газпрому», невзирая на возможную упущенную коммерческую выгоду. Но — не беда. Китай и в этом случае шаг за шагом будет работать над поставленной целью.

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK