Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Крокодил в генах"

Каждой девушке щастья хочется. Даже если она — директор зоопарка. С другой стороны, что за сексизм? Почему бы красивой женщине не быть директором зоопарка? Почему бы ей не разделить свою жизнь между питонами, крокодилами, медведями, слонами и поисками своего единственного счастья?Это я к тому, что Даша Минина руководила братьями нашими меньшими, а также большими в зоопарке (сразу предупреждаю читателя — не в Москве, а в одном из больших провинциальных городов). Зоопарк был не очень большой, с мужеством перемогающийся от одного бюджетного поступления до другого. Но народ в нем, как и было сказано в одном из посланий красноармейца Сухова, подобрался с огоньком. Давно известно, что в зоопарках работают фанаты, плюющие не деньги, — и все ради удовольствия почистить клетку медведю или покормить с руки грязно-розовых фламинго.
Одна моя знакомая и одновременно служащая Московского зоопарка прыгнула в пруд, когда увидела, что у какого-то лебедя странно подвернулось крыло. Дело было во времена тотального дефицита, а ей папа, собкор «Литгазеты» по Латвии, аккурат приволок из полузарубежья моднючие сапоги на платформе. И вот иду я с этой девушкой, а девушка рассекает на платформе, а листья желтые рассекают серую дождевую взвесь и над городом кружатся. И я плету девушке про то, что сегодня на лекции по «тырпыру» (объясняю — «теория и практика советской печати», были и такие предметы в наших вузах) мы с ребятами сочиняли стишок. Стишок был круглый и тяжелый, как булыжник в пустом желудке: «Крокодил был голодный, среди темного ила он лежал как колода. Крокодила знобило». И в этот момент девушка издала гортанный звук и ломанулась к пруду, мимо которого мы шли. Через секунду она уже была по колено в воде и волокла из пруда лебедя.
Так вот Даша Минина была из той же породы. Дело происходило еще осенью. Поэтому прошу читателей делать поправку на разницу температур.
Итак, день клонился к концу. И лучи заходящего солнца золотили купы деревьев над прудами с утками и всякой пернатой дрянью. Даша подкрасила губы, навела на голове творческий беспорядок, имеющий, однако, некоторую логику. Потом, заперев дверь, подтянула колготки, сменила свои обычные рабочие туфли на низком каблуке на умопомрачительные шпильки, покрутилась перед зеркалом на двери — на нее смотрела довольно симпатичная гражданка со следами трудового энтузиазма на лице, стосковавшемся по поцелуям и шампанскому. Перекинула через плечо сумочку и с чувством выполненного долга отправилась на свидание с врачом-хирургом Славой. Чтобы сократить путь, она решила пройти через вольеры. Заодно и глянет, что там и как.
Цокая каблучками по старым, сто лет назад крашенным доскам и витая в грезах, она в недоумении остановилась у террариума, где жил новенький — крокодил Васька. Ваську купили за валюту. Это было последнее и самое ценное приобретение нищего зоопарка за последнее время. Васька был молодой растущий крокодил с замечательным характером, чистая радость для работников зоопарка, которые любили его, как новый русский любит свой новый «мерседес».
Так вот — Даша таращилась на Васькину клетку, хлопая накрашенными ресницами. Наконец она позвала рабочего, который ухаживал за скотиной из террариума. «Саш, посмотри внимательно на клетку. Тебе не кажется, что она какая-то странная?» Саша посмотрел на клетку. «Ой, Дарья Михайловна, а где Васька-то?»
В том-то и дело! Крокодила в клетке не было.
Даша ворвалась в клетку и начала пинать ногами бревна и камни, которыми был декорирован скудный Васькин быт. Увы-увы, ни под бревнами, ни за камнями, ни даже на дне небольшой лужицы, которую в зоопарке гордо именовали прудом, крокодила не было. Исчез, испарился, улетел, дематериализовался. Что тут скажешь… Вы скажете «странно». А крокодил в Сибири — это не странно?
И тут взгляд Даши упал на дырку. Да-да, в стенке была дырка. Была давно, никому не мешала и вела в какое-то гнусное и вонючее подвальное помещение. В принципе, ее бы по-доброму заделать, но и руки не дошли, да и с нищетой особо не позаделываешься. Конечно, дырка была довольно высоко, и — рассуждая здраво — крокодилу пришлось бы немножко вспорхнуть, чтобы в нее попасть. Но с другой стороны — куда еще эта тварь могла деться? Тем более, как и было сказано, крокодил был молодой. Может, в нем от избытка жизненных сил проснулась особая прыгучесть? Может, у нас в России существуют особые предпосылки для выведения нового вида крокодилов — прыгающих, как кенгуру?
В общем — вариант был один. Дырка. Даша заглянула в дырку — тьма. Тогда она взяла палку подлиннее и начала тыкать ею в темноте, стараясь нащупать таким образом беглеца Ваську. Но палка проваливалась в темноту и там ничего не нащупывалось. Значит, надо лезть.
В принципе, вход в этот подвал существовал и не через дырку. Но для этого надо было пройти в другой конец зоопарка и там, через котельную, пробираться по всем подземным коммуникациям. Даша, во-первых, не хотела терять времени даром. А во-вторых, она довольно плохо ориентировалась в этой подземной системе. Надо было бы искать Михал Иваныча, который знал эти вонючие катакомбы как свои пять пальцев. Но где Михал Иваныч, где его пять пальцев? Поэтому Даша, кликнув рабочего Сашу и рабочего Андрея и вооружившись палками, шлангами и фонариками, решила лезть в дырку.
Первыми в эту пародийную модель преисподней проник рабочий Саша, который уже из тьмы сообщил Даше, что тут грязи по щиколотку, вонь жуткая — наверное, канализация протекает — и ни черта не видно. Даша посмотрела на свои шпильки, на свои стройные ноги в новых колготках и — шагнула в неизвестное. А точнее, в мускулистые руки рабочего Саши, которые были простерты к ней из дырки. Следом за Дашей в дыру проследовал рабочий Андрюша.
Полтора часа они ползали в кромешной тьме, прощупывая все стенки, трубы (ведь крокодил мог спрятаться за трубы!), доски, которые непонятно откуда здесь взялись. Через пятнадцать минут у Даши сломался каблук, через полчаса она потеряла заколку для волос. И уже с первой минуты она была грязна, как только может быть грязен человек, которому только предстоит вылезти на свет Божий из праха и глины. Они обнаружили несколько протечек в трубах, научились ориентироваться в темноте. Но крокодила в подвале не было!
Убедившись в этом, Даша взвыла в голос. Рабочий Андрюша вылез в дырку, притащил для директора лестницу, которую и спустил в дыру и по которой Даша, прижимая сломанную шпильку к груди, вылезла на белый свет.
Мама дорогая, на что она была похожа! Позднее, дома, Даша обнаружила, что даже французское белье, надетое по поводу предстоящей встречи с хирургом Славой, было черное от грязи.
Даша с рабочими Сашей и Андрюшей уселись на ступеньки террариума и начали нервно соображать, что делать. Прежде всего закурили. После второй затяжки состоялся обмен мнениями.
— В МЧС сообщить? — спросила Даша.
— Может, пожарным? — предположил Саша.
— А при чем тут пожарные? — резонно возразил Андрей. — Надо вызывать Службу спасения…
— Ага, крокодила спасать… — вяло поддержала разговор Даша, она же Дарья Михайловна.
— Представляете, крокодил там, в канализации, согреется, вырастет, яйца отложит, — сказал Саша.
— Ну уж не знаю, что там Васька отложит, — спустил его с неба на землю Андрей.
Даша затянулась еще раз. Взгляд ее сосредоточился на одинокой фигуре с доской под мышкой, бредущей по опустевшей дорожке зоопарка. То был еще один рабочий, который тоже присматривал за ползающими и хладнокровными, — назовем его Степой. Степа брел по дорожке довольный, расслабленный и улыбающийся.
— Ой, Дарья Михайловна, случилось что? — спросил он, увидев директрису, вымазанную в дерьме с головы до ног, но на одной шпильке и с сигаретой в зубах.
— Васька сбежал, — сипло сказала Даша.
— А-а-а, — протянул Степа и спокойно двинулся дальше.
И тут! Тут Даша увидела нечто, от чего в зобу у нее дыханье сперло. Она захотела закричать, но из ее молодой груди вырвалось только жалкое квохтание.
— Эй! Степа! Эй! — только и сказала она.
Короче, под мышкой у Степы был тот самый злополучный крокодил. Пасть у него была перетянута скотчем. Крокодил же сам был крайне довольный. Видно было даже, как он улыбается из-под скотча.
Сцена похищения из сераля пронеслась перед Дашиным мысленным взором. Тем более недавно и сюжет такой по НТВ показывали — из зоомагазина сперли крокодильчика.
— Степа! — наконец гаркнула Даша. Тот расслабленно остановился. — Ты куда тащишь крокодила?
— Да на место, Дарья Михайловна, в клетку. Я тут его брал помыть. Мне показалось, он грязный какой-то…
В общем, все это время, пока Даша, Саша и Андрюша ползали в миазмах и искали эту тварь, она, то есть он, Васька, лежал в теплой большой ванне, а Степа поливал его шампунем с ромашкой и тер губкой. Ребята прекрасно провели время, несмотря на скотч, которым была замотана пасть одного из них.Вот так рухнула личная жизнь директора зоопарка Дарьи Михайловны Мининой. Потому что хирург Слава сказал, что не может связывать свою судьбу с женщиной, которой крокодил важнее любимого человека.
С другой стороны — подумал я — что это за любимый, если он не выдерживает сравнения с крокодилом?

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK