Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Кто лучше борется с российской коррупцией — российская или швейцарская генпрокуратура?"

В связи с этим — вопрос, вынесенный в заголовок. Отвечают руководители регионов РФ.Василий Стародубцев, губернатор Тульской области:
«Коррупция у нас чудовищная, и бороться с этим нужно и прокуратуре, и органам МВД, и каждому должностному лицу любого ранга. Но пока что прокуратуре Швейцарии есть до этого дело, а нашей прокуратуре — нет. У нас как только должностное лицо начинает выполнять свои обязанности по борьбе с коррупцией, его при помощи грязных приемов отправляют туда, куда Макар телят не гонял».

Виктор Черных, председатель Курской областной думы:
«По большому счету, с коррупцией не борется никто. Ни прокуратура России, ни швейцарская прокуратура».

Юрий Дюкарев, вице-губернатор Липецкой области:
«Ситуация вокруг Генеральной прокуратуры у нас теперь туманна, как в той присказке: «Дело в Крыму, все в дыму, ни черта не видно». В свое время Скуратов еще что-то объяснял, что-то сулил и аргументировал. Нынешние — какие-то молчаливые. Поэтому соотнести объективно их действия и действия их швейцарских коллег еще безнадежнее и труднее, чем пересчитать все дырки у швейцарского сыра».

Сергей Шишкин, вице-спикер Законодательного собрания Иркутской области:
«Полагаю, что российская прокуратура. Ведь мы знаем, какую огромную работу делает это учреждение. Одно-два звучных российских дела, которые Запад может предъявить в качестве иллюстраций событий в современной России через действия Карлы дель Понте или нынешнего генерального прокурора Швейцарии,— это, конечно, яркая новость. Но когда мы говорим с позиции здравого смысла, с позиции правовой рутины, то понимаем, что наша прокуратура производит массу расследований — не таких, может быть, звучных дел, но надлежащее расследование которых и обеспечивает режим законности и правопорядка на территории России. В самом вопросе, конечно, есть намек, что швейцарцы лучше русских. Но я думаю, что юристы-профессионалы должны давать оценки не из популистcких соображений, а исходя из реального положения вещей».

Эдуард Россель, губернатор Свердловской области:
«Пока борьба с коррупцией напоминает мне известную историю чемоданов с компроматом. О борьбе мы слышим только на словах. Общество полно слухов и догадок. Ничего конкретного не доказывается. Только суд может определить, кто тот или иной обвиняемый: коррупционер, вор или честный человек».

Владимир Яковлев, губернатор Санкт-Петербурга:
«Нет смысла обсуждать, кто с ней лучше борется, так как в российском Уголовном кодексе нет такого понятия — «коррупция».

Евгений Михайлов, губернатор Псковской области:
«С российской коррупцией может бороться и швейцарская прокуратура, и любая другая подобная организация — было бы желание. Но с усилением властной вертикали в стране российские правоохранительные органы сами вполне смогут справиться с проблемой коррупции».

Юрий Горячев, губернатор Ульяновской области:
«Швейцарская. У наших, видно, руки не доходят».

Петр Сумин, губернатор Челябинской области:
«У меня всегда было некоторое предубеждение к Западу. Не думаю, что швейцарская прокуратура больше озабочена нашей коррупцией. Она что-то там делает, ну и пусть делает. А нашей Генпрокуратуре я пожелаю успехов».

Юрий Лодкин, губернатор Брянской области:
«Ответ зависит от того, что тяжелее — папки с компроматом от Скуратова или чемоданы от Руцкого».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK