Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Любовь депутата"

Имя Светланы Горячевой стало известно в 1991 году, когда она, зам Бориса Ельцина, потребовала его отставки с поста Председателя Верховного Совета РФ. В отличие от большинства поверженных Ельциным мужчин г-жа Горячева смогла воскреснуть и сегодня занимает пост зампреда Госдумы. Ее муж Леонид Васильевич за политической карьерой жены следит из Владивостока.Гарри Восканян: Светлана Петровна, ваш супруг живет во Владивостоке, вы — в Москве. Это нормальная семейная жизнь?
Светлана Горячева: Да. Причем проверенная годами. Когда два человека близки, чувствуют друг друга, пускай даже на большом расстоянии, я думаю, это уже хорошо.
Г.В.: Как муж относится к вашей политической карьере?
С.Г.: С пониманием. Леонид — демократ. Только демократически настроенный мужчина может позволить своей жене заниматься политикой и жить на другом конце России. Мы полностью доверяем друг другу: он знает, что я верна ему, и я, соответственно, тоже целиком на него полагаюсь.
Кстати, во многом благодаря мужу я и стала политиком. В годы перестройки я занимала пост приморского природоохранного межрайонного прокурора. В 1990 году Приморский краевой комитет по телевидению и радиовещанию выдвинул меня кандидатом в депутаты. Я, узнав об этом, отказалась: меня устраивала моя работа. Но муж уговорил баллотироваться. Сказал, что я еще не знаю свои силы и что мне многое по плечу.
На встречах с избирателями он был моим самым добрым помощником: приезжал, садился в первых рядах, внимательно слушал выступления, а потом дома производил «разбор полетов».
Перед первым туром голосования (у меня, кстати, было десять оппонентов-мужчин) по всему городу расклеили плакаты «Парламент — не полиция. Не место прокурору Горячевой в парламенте России». Вечером муж пришел домой с разбитыми очками и синяком под глазом. Оказывается, он решил несколько плакатов сорвать, на него набросились какие-то молодчики, завязалась драка. Так что поддержка моего мужа, его ангельское терпение, мудрость — это все составляющие моего сегодняшнего положения.
Г.В.: А как вы познакомились?
С.Г.: Я училась на последнем курсе юрфака Владивостокского государственного университета. Леонид четырьмя годами раньше окончил физмат того же университета, потом аспирантуру и работал старшим научным сотрудником в НИИ.
Нас познакомила моя подруга. Мы случайно столкнулись на улице, когда я была с подругой, а Леонид Васильевич — с девушкой. Через несколько дней Леонид позвонил (раздобыл телефон у моей приятельницы), предложил встретиться. Как раз в это время в городе проходили концерты певицы Ольги Воронец, с билетами была напряженка, а у Леонида было целых четыре.
До свадьбы мы встречались года полтора. И при каждой встрече Леонид дарил мне цветы. У него большой рост, ходит он размашисто, букет обычно держит как веник, так что бутоны летят в разные стороны. Словом, цветы мне доставались в плачевном состоянии.
Мой муж — хороший ученый, но в быту, как и большинство технарей, рассеян. Он запросто мог перепутать день и час нашей встречи.
Г.В.: День свадьбы не перепутал?
С.Г.: Свадьбу мы отпраздновали в квартире гостиничного типа, где жил Леонид. К тому времени я окончила курсы кройки и шитья и свадебное платье сшила себе сама из бледно-голубой материи.
После свадьбы Леонид Васильевич не стал менее рассеянным. Я посылала его за молоком — он приносил кефир или вместо хлеба — колбасу. Каждое утро я следила за тем, чтобы он не надел на работу разные ботинки. Но тем не менее, когда родился наш сын Ярослав, когда он начал болеть и практически находился между жизнью и смертью, вот этот рассеянный и несобранный человек приносил нам каждое утро в больницу свежеприготовленную манную кашу, постиранные и выглаженные пеленки, а потом уж бежал на работу.
Г.В.: Чем сейчас ваш сын занимается?
С.Г.: Ярославу двадцать два года. Учится на юрфаке МГУ. Он, перефразирую Жириновского, говорит: «У меня отец русский, а мама юрист». Недавно на «отлично» защитил диплом. Я, как и каждая будущая свекровь, хотела бы иметь умную невестку, которая любила бы моего сына. Но больше всего хочу, чтобы у меня побыстрее появилась внучка.
Г.В.: А как же ваша политическая карьера? Ведь сидеть с внучкой времени все равно не будет.
С.Г.: Я вам честно скажу: если бы сейчас в России была другая экономическая ситуация, если бы люди жили нормально, я бы ушла из политики. Я люблю убираться в квартире и готовить вкусную еду. Но есть еще и нравственный долг, о котором мы почему-то забываем. Во власть я шла совершенно осознанно и добровольно отдавать ее никому не собираюсь — лучше я ее использую во благо России.
Г.В.: Время на отдых остается?
С.Г.: Отдыхать я вообще не люблю, в санатории не езжу. Мне надо, чтобы все вокруг кипело. Каждый месяц летаю во Владивосток к мужу, навещаю родственников и встречаюсь с избирателями.
Что касается хобби, то я люблю рыбачить. Мне даже на день рождения подарили удочку. Вот сейчас собираюсь в Приморский край, на озеро Ханка. Неподалеку живет семья моей сестры, и я договорилась с племянником, чтоб он составил мне компанию на рыбалке.
Г.В.: Ну вообще-то рыбалка сопровождается еще кое-какими ритуалами — выпиванием водки, например.
С.Г.: Только не водка. Предпочитаю красное вино. А вот от ловли рыбы действительно получаю огромное удовольствие. Обожаю сидеть на берегу реки или озера, слушать плеск воды, следить за поплавком. Все беды и проблемы уходят.
Г.В.: Как вы относитесь к светским мероприятиям?
С.Г.: Тусовки не люблю. Там все очень фальшиво: подходят, делают дежурные комплименты, целуют ручки. Я сторонница дружеской компании. Люблю в кругу друзей петь русские и украинские песни, романсы.
Г.В.: Есть ли у вас имиджмейкеры?
С.Г.: У меня достаточно ума и женской интуиции, чтобы самой создавать собственный имидж. Впрочем, среди моих помощников есть высококвалифицированный психолог, и иногда я прислушиваюсь к ее советам.
Причесываюсь я сама, одежду мне шьет моя портниха, которая живет в Приморье: она чувствует мою фигуру. Я же выбираю ткани и самостоятельно придумываю модели, иногда беру что-то из каталогов 50—60 годов нашего века.
Г.В.: Вы собираетесь снова баллотироваться в Думу. Где, если не секрет, возьмете деньги на предвыборную кампанию?
С.Г.: Я не хочу ни у кого брать деньги, быть перед кем-то в долгу. Моя работа, имя говорят сами за себя. Это лучшая реклама. Если народ на выборах доверит мандат другому кандидату в депутаты, пожелаю этому кандидату успехов.
Г.В.: Леонид Васильевич (я обращаюсь к супругу Светланы Горячевой), вашу супругу постоянно окружают весьма успешные мужчины. Вы ее не ревнуете?
Леонид Горячев: В глубине души меня это, конечно, задевает. Но ревность в данном случае не то слово. Несмотря на многие годы совместной жизни, нам удалось сохранить чувство взаимной любви. Было бы гораздо хуже, если бы в моем сердце ничто не шелохнулось. Это верный признак равнодушия, а что может быть страшнее для семьи? Я слишком хорошо знаю Светлану и на двести процентов в ней уверен. За все последние годы вынужденного проживания врозь она ни разу не дала повод усомниться в ее надежности.
Г.В.: Какие качества в Светлане Петровне цените?
Л.Г.: Самостоятельность, умение доводить начатое дело до конца. Лично я не такой: если не успеваю что-то сделать — отложу на завтра. Применительно к Светлане это исключено. И в делах служебных, и в бытовых она пожертвует чем угодно: личным временем, отдыхом, сном, наконец,— но работу завершит.
Мало кто знает, что моя супруга — превосходный кулинар. Ее фирменные пирожки с ягодами — это нечто! Впрочем, когда мы вместе, даже жареная картошка становится деликатесом. Из рук любимой и вода — мед!

ГАРРИ ВОСКАНЯН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK