Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Муж с высоким положением"

Брак с лучшим российским баскетболистом, звездой Национальной баскетбольной ассоциации Андреем Кириленко, его супруга Мария Лопатова, по ее собственному признанию, считает величайшей авантюрой своей жизни.Наталья Белоголовцева: Маша, откуда такие мысли? Все думают, наоборот, что замужество очень выгодное.
Мария Лопатова: Мальчика перспективного прихватила, да? Наш брак действительно удачный. Не в том дело, что Андрей перспективный, а в том, что он очень достойный человек. И замечательно ко мне относится. А авантюра потому, что Андрей намного меня младше. И потому, что мне пришлось уехать в Америку, которую я не любила. Оставив здесь все: бизнес, друзей, родителей.
Н.Б.: Насколько я знаю, до Андрея ни один русский в НБА не прижился. У вас сразу все легко сложилось?
М.Л.: Сначала он уехал один. Звонил, говорил, что все нормально. Только недавно признался, что был просто в ужасе. Сидел в гостиничном номере размером два на два метра, голова упиралась в низкий потолок, за окном — унылый пейзаж. Тем не менее контракт Андрей подписал. Через два месяца, когда мы уезжали туда вместе, я была уже беременной и чувствовала себя самым счастливым человеком, меня невозможно было расстроить. Мне все нравилось, даже Америка. Теперь я считаю Солт-Лейк-Сити своим домом. Не важно, где живешь, главное — с кем.
Н.Б.: По-моему, для вас быть рядом с баскетболом — это судьба. Ведь ваш отец, Андрей Лопатов, — известный в прошлом баскетболист?
М.Л.: Да, шестикратный чемпион Европы и чемпион мира. Многие спортсмены пропадают, не находя себя в обычной жизни. Мой же отец стал успешным бизнесменом. Но мне всегда хотелось быть независимой от родителей и не просить у них денег. В девятом классе я начала работать в справочной 09. Мой номер был 1027. Тогда все в школе получали специальность, а я осталась еще и на лето работать, зарабатывала 60 рублей в месяц.
Н.Б.: Детство ваше было безоблачным?
М.Л.: С пяти лет я занималась всем, чем только могут заниматься дети: языками, фортепьяно, пением в хоре, хореографией. Всеми видами спорта, кроме штанги и бобслея. Участвовала во всех олимпиадах Москвы по всем предметам. По английскому была победителем нескольких городских олимпиад, хотя училась не в языковой спецшколе, а в физико-математической. Мама сделала так, что свободного времени у меня не было вообще.
Н.Б.: Вас, наверно, очень опекали?
М.Л.: Наоборот. Когда я стала заниматься большим теннисом, добираться до зала приходилось на автобусе, потом еще метро и трамвай. И никто не волновался, как восьмилетний ребенок доедет туда и обратно. Мама всегда говорила: «Сама о себе не позаботишься, никто о тебе не позаботится». Меня поддерживали, но не баловали. Когда мне исполнилось шестнадцать, родители уехали в долгосрочную командировку, оставив меня одну в пятикомнатной квартире. Счастье, конечно, что я не стала наркоманкой или алкоголичкой.
Н.Б.: А бабушка какая-нибудь за вами не присматривала?
М.Л.: Бабушка жила в другом городе. Она приезжала в гости, но, скорее, как моя подружка. Помню, Новый год в нашей квартире праздновали человек сто пятьдесят, из которых я знала буквально десятерых. И бабушка веселилась с нами.
Н.Б.: Куда пошли после школы?
М.Л.: В иняз. Во время каникул, отдыхая в Юрмале, познакомилась с английской съемочной группой, которая снимала песенный фестиваль. Я оказалась одной из немногих на пляже, кто говорил по-английски. Они предложили мне поработать их помощницей в России. Начинала я с побегушек, секретарских обязанностей, потом получила навыки монтажа, потом стала вести передачу. После четвертого курса поехала в Лондон в гости и решила не возвращаться. Я поступила в Сан-Мартин колледж, в котором в разное время учились многие прогрессивные лондонские дизайнеры. На одном курсе со мной, например, училась Стелла Маккартни. Я выбрала специальность film and video production.
Н.Б.: Как вам удалось попасть в колледж с мировым именем?
М.Л.: Общеобразовательная подготовка российских школьников намного сильнее зарубежной. Поэтому для наших выпускников поступить даже в Оксфорд и Кембридж не проблема. Отучившись, я бросила Англию, потому что влюбилась в человека, который жил в России. Мне хотелось быть с ним рядом. Я доучилась в инязе. За шесть лет получила два высших образования.
Н.Б.: Этот человек — Андрей Григорьев-Аполлонов, Рыжий из «Иванушек»?
М.Л.: Да. Так я окунулась в мир шоу-бизнеса. Вначале все было чудесно: концерты, показы, презентации, мы вместе. Потом пять лет ужасной гастрольной жизни, в которой сил хватает только на выживание, физическое и моральное. Понемногу я знакомилась с журналистами, разобралась в PR-технологиях, фактически стала пресс-атташе группы. Потом я сняла для «Иванушек» клип «Два бездонных океана глаз» и документальный фильм о группе.
Н.Б.: Хорошо, на ваш взгляд, получилось?
М.Л.: Клип неплохой, но, конечно, я не клипмейкер. Мой недостаток в том, что я очень многое в жизни делала, но не достигла совершенства ни в одной области. Я очень увлекающийся человек. У меня постоянно рождаются новые идеи, абсолютно все я воплощаю в жизнь. Попробовав себя в журналистике, режиссуре, на телевидении, обретя множество связей, я с друзьями открыла фирму, которая работает по сей день, занимается маркетингом, рекламной деятельностью, организацией шоу. Кстати, на одном из организованных нами спортивных шоу я и познакомилась с Андреем Кириленко.
Н.Б.: Говорят, Рыжий очень переживал, когда вы его покинули.
М.Л.: Я тоже очень переживала. Совсем не важно, кто от кого ушел. Видимо, накопилась усталость, причем не друг от друга, а от ситуации, от богемного образа жизни. Мне хотелось семьи, хотелось, чтобы она для моего мужа была на первом месте. Рыжий был к этому не готов. В какой-то момент я пришла к выводу, что тусовка — полная пустота. Бесконечные разговоры, кто с кем и почему. За одним столом сидит жена, за соседним — любовница. Мне захотелось другой жизни, других ценностей.
Н.Б.: Слышать все это странно, вы ведь производили впечатление женщины, которая жизнь кладет на косметические салоны, солярии и показы мод.
М.Л.: Я люблю хорошо выглядеть, но научилась сама оказывать себе все те услуги, которые можно получить в салоне: укладки, эпиляции, чистки, маски, французский маникюр и педикюр. Просто чтобы не тратить лишнего времени.
Н.Б.: Вас не смущало, что Андрею было всего-то двадцать лет?
М.Л.: У меня, что называется, «унесло крышу». Я попала под его невероятное очарование. Ловила себя на мысли, что первый человек, которого я хочу видеть в любой момент, — это Кириленко. Андрей — молодой по возрасту человек, при этом очень взрослый и опытный. Возможно, потому, что он с ранних лет уехал от родителей в другой город, в команде ЦСКА рядом были взрослые дядьки. Спортсмены особые люди, у них обостренная воля к победе.
Н.Б.: Помните, как Андрей сделал вам предложение?
М.Л.: Очень трогательно: пригласил меня на ужин, достал обручальные кольца и попросил стать его женой. Я опешила. Мужчины, особенно такие молодые, не стремятся себя связывать. А Андрей дал мне понять, что не хочет меня терять. Я и не пыталась отказываться.
Н.Б.: Свадьба была пышной?
М.Л.: Нет, скорее, смешной. Мы расписались за двадцать минут в Хамовническом загсе в восемь утра. Сделано это было перед отъездом в Америку, чтобы решить проблемы с документами. Мне очень нравится быть замужем, хотя я всегда была противницей фиксированных отношений.
Н.Б.: Почему?
М.Л.: Возможно, потому, что расставлены все точки. Но мне никогда не бывает с Андреем скучно. Раньше я все знала сама и лучше всех. Он, пожалуй, единственный человек, который стал для меня авторитетом. Я никогда не принимаю решения, не посоветовавшись с ним, даже по мелочам. У него великолепная интуиция. Мои родители, люди взрослые, если в чем-то сомневаются, всегда спрашивают Андрея и поступают, как он скажет.
Н.Б.: У вашего мужа совсем нет недостатков?
М.Л.: Есть. Он обожает компьютер. Готов сидеть за ним сутками, это принимает угрожающие формы. Мы как-то даже заключили договор: он не играет, я не пью красное вино.
Н.Б.: У вас с этим проблемы?
М.Л.: Да нет, просто Андрей не пьет вообще, ни грамма, и не понимает, что это может доставлять удовольствие. Считает, что алкоголь вреден в любых количествах. Сейчас мы пришли к консенсусу: он играет не слишком много, а я выпиваю свой бокал за ужином.
Н.Б.: Сыну вы много времени уделяете?
М.Л.: В этом смысле у меня американский образ жизни, непонятный российской матери. Феде год и три месяца, и мы вместе круглосуточно. Он со мной, даже если я еду по делам или ко врачу, не говоря о магазинах. Я уже многие вещи стараюсь ему объяснять. Очень хочу, чтобы он рос русским ребенком.
Н.Б.: А папа с Федей успевает заниматься?
М.Л.: Когда он дома, а не на выездных играх, мы всегда втроем. Не берем сына только в кино, я кого-нибудь прошу за ним присмотреть. Когда я вижу, как Андрей с Федей играет, в мячик ли, в машинку, я просто замираю: какая я счастливая женщина! Кириленко вообще все дети обожают, он ведет в Солт-Лейке баскетбольные занятия для всех возрастов. И делает это с огромным удовольствием.
Н.Б.: Маша, вы ведь еще и поете?
М.Л.: Уже будучи замужем, я записала сольный альбом. Было бы нелепо не запеть, имея такие связи в шоу-бизнесе: сейчас все поют. Это не коммерческий проект, скорее, мое хобби. Прошлым летом сняли клип, его крутили по музыкальным каналам, хотя я никогда никому принципиально не платила за «раскрутку». Мне было бы интересно и всерьез заняться выступлениями, но я начинаю думать: зачем это все, если меня сын перестанет узнавать? И Андрей, конечно, не хочет, чтобы я выступала. Муж мне гораздо дороже, чем любые концерты.
Н.Б.: Маша, а вы на все матчи Андрея ходите?
М.Л.: На «домашние» в Солт-Лейк обязательно. Одну игру пропустила, когда рожала. А уже на следующую, хотя прошло только три дня после кесарева сечения, я пришла в боевой раскраске и на каблуках. Больно было, но терпимо. Мне очень важно, что с Андреем. Я переживаю не столько за его спортивный результат, сколько за душевное состояние.
Н.Б.: Маша, вы такая энергичная, не скучно вам за океаном без дела?
М.Л.: В Америке я живу жизнью семьи. И занимаюсь делами Андрея: контролирую его благотворительную, рекламную деятельность. У него просто нет на это времени. Сейчас есть планы развить некую самостоятельную активность, а до этого было слишком много хозяйственных проблем. За два года удалось построить дом, наладить быт: сейчас мы уезжаем на полгода в межсезонье и не волнуемся, что в саду цветы завянут. Но я глубоко убеждена, что женщине необходимо иметь и свою собственную профессиональную жизнь.

НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА, фото АЛЕКСЕЯ АНТОНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK