Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "На чем стоит «Стольный град»?"

Екатерина Гусакова известна тем, что проводит в ресторане «Гастроном» благотворительные вечера, на которые съезжается пол-Москвы — политики и их жены, артисты, бизнесмены, журналисты, короче, друзья и знакомые Кати и ее мужа Константина Гусакова, одного из владельцев строительной компании «Стольный град». Пример этой дружной семьи лишний раз доказывает: за каждым преуспевающим мужчиной стоит любящая и, главное, мудрая жена.Людмила Лунина: Катя, в советские времена на месте ресторана «Гастроном» был рыбный отдел продовольственного магазина. Кто придумал все так красиво переделать?
Екатерина Гусакова: Мой муж Костя и его партнеры. На самом деле, главная идея была как раз ничего не менять. Люстры, канделябры, мозаики на стенах и лепнину на потолке аккуратно восстановили.
На открытие «Гастронома» приходил Михаил Посохин, один из ведущих московских архитекторов. Высотку, в которой находится ресторан, в сталинские времена проектировал его отец. Посохин был так растроган нашей деликатной реставрацией, что даже плакал.
Л.Л.: Благотворительные вечера — тоже затея вашего супруга?
Е.Г.: Нет, это как раз мое дело.
Костя — один из директоров компании строительного менеджмента «Стольный град». У меня нет бизнеса, но я человек достаточно активный, сидеть дома и заниматься только детьми не могу. Все-таки есть образование, друзья, возможности.
Л.Л.: А что вы заканчивали?
Е.Г.: Истфак педагогического института. Работала учительницей в школе, потом занималась детьми. Когда они подросли, преподавала русский язык на курсах для старшеклассников — освоила одну интересную методику и пыталась ее внедрить.
Я получала от преподавания огромное удовольствие, но на курсах самая горячая пора — школьные каникулы, а мы в это время как раз всей семьей путешествуем. Приходилось договариваться о заменах, а это не всегда удобно.
Идея благотворительных вечеров возникла неожиданно. Мы с Костей ужинали вместе с Ингой Дапкунайте, нашей хорошей знакомой. Сидели в «Гастрономе», она восхищалась рестораном, мы вспоминали Лондон, отель «Ритц», где подают five о’clock tea. Инга говорит: «Как бы хорошо было организовать подобные чаепития здесь, в Москве!» Так все и завертелось.
В 1997 году перед Рождеством мы устроили первое благотворительное чаепитие. Самая большая наша удача состояла в том, что мы позвали именно женщин (наш дамский цветник разбавлял один-единственный мужчина — Эммануил Виторган). Мужчины же вечно заняты, их пригласишь попить чайку — они решат, что все это несерьезно.
Первый наш вечер прошел с большим успехом. Подарков было так много, что они с трудом уместились в три легковые машины. Мы отвезли их в Дом ребенка, которым руководит одна замечательная женщина, моя добрая знакомая. Я ей абсолютно доверяю. Под ее опекой дети от нуля до 4—5 лет. Во время благотворительного вечера многие гости подходили к ней, предлагали свою помощь — коляски купить или детское питание. Кто-то даже интересовался, каким образом можно усыновить ребенка.
Следующее чаепитие мы провели в мае этого года. Я познакомилась с Элиной Быстрицкой. У нее свой благотворительный фонд, актриса выплачивает стипендии одаренным молодым людям, студентам консерватории, театральных и медицинских вузов. После кризиса ей с большим трудом удавалось находить деньги для девяноста своих стипендиатов, и тогда я с одной своей приятельницей, Элизабет Йордан, решила ей помочь. На вырученную от благотворительного вечера сумму студенты Элины Быстрицкой безбедно прожили полгода.
27 октября мы собирали средства для детского дома, который опекает Владислав Третьяк.
Наши вечера дают возможность каждому жертвовать столько, сколько он может. Знаете, как некоторые рассуждают? Или я школу построю, или ничего. Мы за благотворительность коллективную. Cообща мы сделаем больше.
Л.Л.: Катя, давайте изменим тему разговора. Расскажите о своей семье, о том, как познакомились с мужем.
Е.Г.: Такие истории у всех людей оригинальны и банальны одновременно. Костя оканчивал строительный институт, я уже работала в школе. Нас познакомила моя подруга.
Мы ничего не решали, не обсуждали, будем жениться или нет. Но и нам, и окружающим сразу стало ясно: мы — вместе.
Л.Л.: Любовь с первого взгляда?
Е.Г.: Безусловная любовь. А еще совершенная друг в друге уверенность и полное взаимопонимание, что я считаю самым ценным в семейной жизни.
У нас в жизни многое совпало. Мы оба подошли к рубежу, когда стало ясно, что пора строить семью, заводить детей. Мы много раз говорили, что, если бы наша встреча произошла на первом курсе, еще неизвестно, чем бы все закончилось.
До этого никакого желания создать семью ни у него, ни у меня не возникало. Мы были студентами, у нас была самая что ни на есть нормальная студенческая жизнь, друзья, поездки, походы, путешествия. Этим временем надо насладиться, что мы оба и делали. Костя активно занимался спортом, увлекался альпинизмом. Он вообще много чего в юности попробовал: с седьмого класса работал в стройотрядах, сплавлялся по горным рекам, поднимался на ледники.
Л.Л.: Вы, когда женились, задумывались, где, на какие средства будете жить?
Е.Г.: Все наши друзья жили с родителями, через год рожали детей — бытовая неустроенность никого не останавливала.
Это на Западе вначале получают профессию, находят работу, покупают квартиру, а потом женятся. Но, мне кажется, у нас другая национальная традиция. Точно так же и с воспитанием детей. Многие считают, что в 16 лет детей надо выставлять из дома — пусть моют машины и работают в «Макдоналдсе», познают жизнь. Наверное, это правильно. Но я лично так никогда не сделаю.
Наши родители нас опекали. Меня папа с мамой, можно сказать, под белые рученьки привели к венцу и передали мужу. Родители Кости тоже всегда принимали в его жизни активное участие.
Мы поженились 3 января 1987 года. Свадьба была очень традиционная, только что без фаты и куклы на капоте. Тогда ко всему подходили практически: мне сшили такое платье, которое потом можно было бы куда-нибудь надеть. Правда, я его так и не надела.
Л.Л.: А вы уловили момент, когда стали, скажем так, весьма состоятельными людьми?
Е.Г.: Я с трудом вспоминаю, как это случилось. Когда в институте я первый раз поехала за границу, все подружки приносили мне свои летние платья. А потом вдруг оказалось, что можно ездить за границу самим, на свои деньги, ничего ни у кого не одалживая.
Очень хорошо, что, когда мы поженились, у нас были равные стартовые возможности. Мы и сейчас остались равными.
Л.Л.: Ваш муж быстро сделал карьеру?
Е.Г.: Очень быстро. И я думаю, потому, что он никогда не гнушался никакой работы. Когда мы познакомились, он мне сказал фразу, от которой я совершенно растаяла: «Когда ты со мной, ты ни о чем не должна беспокоиться». В тот момент он был студентом и получал сорок рублей стипендии. Но и тогда, и сейчас я за ним как за каменной стеной.
Когда мы были молодыми и нам не хватало денег, скажем, на отпуск, Костя разгружал вагоны, шабашил, придумывал еще какие-то варианты заработка.
Знаете, жизнь может измениться в любую сторону и в любой момент, но я уверена, что муж все равно найдет себе занятие. Если понадобится, он наденет валенки и телогрейку и будет работать на стройке, чтобы у нас в семье все было хорошо. Он очень ответственный человек.
Сразу после института он пару лет работал прорабом — весь строительный процесс знает от и до. В 24 года Костя был уже был начальником строительного управления. А его серьезная карьера началась с СП «Перестройка», которое первым в России занялось строительством офисов.
Адрес этой фирмы мы узнали из газеты. Я выгладила Косте одну из трех рубашек, которые у него тогда были, и он отправился устраиваться на работу. Представился, рассказал о своем профессиональном опыте. У него был свободный английский — это тоже произвело впечатление.
У Кости вообще удивительная способность к языкам. Он окончил английскую спецшколу, но с 7-го класса языком не занимался, так как владел им в совершенстве.
Короче, его приняли в СП «Перестройка». «Костя, а какую зарплату тебе дали?» — спросила я, когда он вернулся. «Не знаю».— «Что же ты не спросил о самом интересном?» — «А какая разница? Там есть перспектива. Вот поработаю, зарекомендую себя, потом поговорим».
Затем они в Виктором Матвеевичем Штилем создали «Стольный град» — с нуля, без посторонней помощи. Это очень известная и мощная фирма, которая занимается строительством, эксплуатацией и сдачей в аренду офисных помещений. Среди их объектов — «Усадьба» на Тверской, та, что за Московской мэрией.
Л.Л.: Обычно когда люди занимают ответственный пост, они меняются, и не всегда в лучшую сторону.
Е.Г.: Бизнес заставляет мужа общаться с разными людьми. Он не может не принимать решения, он всегда должен говорить «да» или «нет». И это, безусловно, требует от него особых качеств — жесткости например. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. Это факт жизни. На наши отношения это повлияло мало. Когда мы отдыхаем всей семьей, вся его жесткость уходит как вода в песок.
Л.Л.: Как жена может помочь мужу в карьере?
Е.Г.: В первую очередь я стараюсь не загружать его домашними проблемами, которые, безусловно, есть. И дети, и дом требуют ежечасного внимания. Муж эту сферу полностью отдал мне на откуп. Если он какие-то вопросы задает, моя задача ответить, что у нас все хорошо или очень скоро будет хорошо. Мы разделили сферы своей личностной реализации: дети и дом — мое, работа — его. Мы вносим равноценный вклад в благополучие нашей семьи. Никогда нет взаимных упреков. Он прекрасно понимает, что моя работа — это тоже тяжелый труд.
Когда он возвращается с работы или из командировок, он каждый раз говорит: «Слава Богу, я дома». И пусть дети шумят, собака лает, кошка мяукает — он дома отдыхает и расслабляется.
Л.Л.: Дети на вас?
Е.Г.: В основном — да. Но мы стараемся путешествовать вместе. Дети Костю обожают, может, потому что редко видят.
Конечно, мальчишкам требуется мужское участие, тем более что у Кости такая интересная туристическая молодость. Недавно он со старшим сыном ездил на Камчатку. Жили в летних домиках в лесу, рыбачили, охотились. Ваня возвратился в полном восторге.
Я не из тех женщин, которые считают, что, как только муж пришел домой, его нужно сразу приставить к детям. Всему свое время. Если у них есть взаимная потребность в общении — они найдут способ поговорить. Можно проводить с ребенком целый день и не дать ему ничего, а можно пять минут — и этого будет достаточно.
Л.Л.: А сколько лет вашим детям?
Е.Г.: Старшему, Ване, одиннадцать, Пете вот-вот исполнится пять. Со старшим мы занимаемся языками, математикой. Спортом пробовали, но времени нет. К тому же мы живем за городом, там только выйди на улицу — лес, речка, активности хватит. К младшему приезжает учительница. Я считаю, что в детей нужно вкладывать ровно столько, сколько они способны впитать.
Л.Л.: И что говорят учителя?
Е.Г.: Говорят, что дети способные, но ленивые. С ленью мы и боремся. Хотя я, конечно, своими ребятами горжусь. Ваня практически свободно говорит по-английски (я в его возрасте с трудом связывала слова), в этом году он здорово прибавил в немецком. Мы собираемся взять ему преподавателя по французскому. У него великолепная память. Вот мне сейчас выучить немецкий, наверное, невозможно. А он запоминает новые слова с лету, мельком прочитав их в машине.
Л.Л.: А что детям нравится?
Е.Г.: Старшему — плавать с аквалангом. В этом году он погрузился на 25 метров.
Недавно у нас была совершенно незабываемая поездка в Петербург. Мы с подругой устроили себе и своим детям насыщенную культурную программу: утром музеи, днем экскурсии, вечером театр. И мы с изумлением обнаружили, что дети уставали меньше, чем мы. На экскурсиях они стояли в первых рядах. Если гид интересно рассказывал, всегда задавали вопросы.
В какую бы страну мира мы ни ездили, обязательно берем сыновей с собой. Друзья говорят, что им еще рано, что они ничего не запомнят. Но мне кажется, что для детей ничто не рано. Они получают впечатления, от которых развиваются и эмоционально, и интеллектуально. К тому же на отдыхе мы общаемся. Какая разница, где разговаривать — дома или в самолете?
Л.Л.: Есть ли у вас с мужем хобби?
Е.Г.: Костя любит охоту, вместе мы ездим на рыбалку. Я сейчас занялась английским языком. Мне перед Ваней стыдно: он меня поправляет.
Костя в свое время был страстным коллекционером. Он коллекционировал все, что только мог,— от монет до спичечных коробков и винных наклеек. Когда мы стали жить вместе, первое, что он перевез, были его коллекции. Сегодня они располагаются на чердаке — все аккуратно расставлено по полочкам, разложено по ящичкам. Муж недавно показал свои сокровища Ване — тот был очень впечатлен.
Л.Л.: Вы ведете светскую жизнь?
Е.Г.: Раньше мы не пропускали ни одной выставки, ни одной театральной премьеры. Сейчас на выставки я хожу с подругами, Костя иногда к нам присоединяется.
Вот вы спрашивали, что в нашей жизни изменилось. Раньше мы читали друг другу вслух. Теперь некогда. Но мы тешим себя надеждой, что когда-нибудь наступит старость, появится свободное время, дети вырастут — вот тогда-то мы и наверстаем.
Л.Л.: Вы о чем-то мечтаете?
Е.Г.: Наверное, нет. В этом сказывается мой характер. Когда муж спрашивает, куда мы пойдем вечером или куда поедем в отпуск, я отвечаю: «Мне все равно». Куда бы мы ни поехали: в Китай, Японию, Англию, Петербург или на Камчатку — я в любом случае получу удовольствие. Моя жизнь так гармонична, что мне не о чем мечтать. Лучше я буду действовать.

ЛЮДМИЛА ЛУНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK