Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Надежда на Веру"

Вера Звонарева покритиковала политику WTA, посочувствовала тяжелой мужской доле и рассказала о том, как готовится к дипломатической карьере.   В 2007 году сразу шесть россиянок вошли в десятку сильнейших теннисисток планеты. Но после, как говорят финансисты, наступила коррекция. Одна за другой наши девушки выбывали из списка. Даже Мария Шарапова в какой-то момент откатилась во вторую десятку. Лишь одна теннисистка стабильно держалась в первой пятерке и не давала забыть, что Россия — теннисная держава, — это Вера ЗВОНАРЕВА. Недавно благодаря ее победе сборная России вышла в финал Кубка Федерации, а сама Вера успешно стартовала на самом представительном российском турнире — Кубке Кремля. Вдобавок в конце октября она сыграет на итоговом турнире года в Стамбуле, куда отбирают восемь лучших теннисисток планеты. Корреспондент «Профиля» задал первой ракетке страны несколько вопросов о жизни в теннисе и после тенниса.
   — Вера, вы не устали? А то в последнее время даже мужчины-теннисисты не выдерживают. Недавно Энди Роддик и Энди Маррей подбивали коллег на забастовку против слишком напряженного, по их мнению, графика…
   — У нас очень загруженный календарь. Еще три года назад все было по-другому. Я, например, читала расписание в начале года и делала пометки — где точно сыграю, какой турнир пропущу. И всегда смотрела по самочувствию. Могла сыграть три турнира — играла. Понимала, что устала, — могла себе позволить не играть. Был очень гибкий график. И было удобно. Ведь каждый спортсмен в разное время выходит на пик формы. Кто-то навыигрывает турниров в начале года и потом может взять небольшую паузу и осенью выступать по желанию, а кто-то наоборот. Теперь это никого не волнует. В женском теннисе очень много обязательных турниров, на которых мы должны появляться. И если в каждом из них доходить до высоких стадий — финалов, полуфиналов, то на отдых останется один-два дня. Ведь турниры идут практически каждую неделю. К концу сезона сил просто не остается. Самое неприятное — отсутствие выбора. Но такова политика WTA.
   — Ваш матч с датчанкой Каролин Возняцки на итоговом турнире 2008 года в Катаре надолго запомнился болельщикам. Он больше походил на пытку, чем на спортивное состязание. У вас шла носом кровь, у Возняцки постоянно сводило ноги. Неужели в WTA не понимают, что рубят сук, на котором сидят? Покалечат всех своих звезд, что будут делать?
   — До сих пор мурашки по коже при воспоминании о том матче. Мало того, что мы играли в самом конце года, когда физических сил почти не осталось, так еще турнир проходил в Дохе на открытом корте. Там что в ноябре, что в июле днем температура под 40 градусов. После той игры я снялась со всех остальных турниров и поехала оперировать голеностоп. Терпеть эту жуткую боль уже не могла. Но в 2008 году мы все только перестраивались под новые правила, и не всем повышение нагрузок далось безболезненно.

   — Может, поэтому в нашем женском теннисе произошел откат? Мария Шара-пова постоянно восстанавливается от травм, Динара Сафина может завершить карьеру из-за проблем со спиной, сдает и Светлана Кузнецова. А новое поколение уже не такое яркое.
   — Когда росло наше поколение — я, Дементьева, Кузнецова, женский теннис был совсем другим. Физической подготовке вне корта уделялось гораздо меньше внимания. А сейчас даже маленькие 12-14-летние девочки выглядят очень мощно. Им с раннего детства дают целый комплекс физических упражнений. Уже в таком возрасте идет естественный отбор. Если раньше хрупкая или невысокая девочка могла пробиться за счет техники, точности удара, то сейчас соперницы просто задавят ее атлетизмом. Но, с другой стороны, сегодня пробиться в топ-50 мирового рейтинга сложнее, чем несколько лет назад. Тур повзрослел. Ведь раньше девчонки выстреливали и пробивались в первую сотню рейтинга в 16 и даже в 14 лет!
   — Но многие молодые звездочки в один момент загораются, но затем столь же стремительно угасают. У вас же карьера идет небольшими шажками по восходящей.
   — Да, на протяжении своей карьеры я поднимаюсь в гору постепенно, без рывков. Наверное, так устроен организм. А вообще, я никогда не считалась маленькой, но в последние годы чувствую себя в WTA-туре словно на баскетбольной площадке. Многие соперницы выше меня на целую голову. Те девочки добиваются успеха за счет выдающихся физических качеств. Однако постепенно их преимущество в «физике» нивелируется. Работать над силой и скоростной выносливостью научились все, и теперь на первый план выходит умный теннис.

   — Из-за чего сейчас кризис в российском мужском теннисе?
   — Мужчинам немного не повезло. Так совпало, что наши ведущие теннисисты находятся не в лучшей форме, нужно, чтобы росли новые ребята. Но мальчикам в России сложнее, чем девочкам. Воспитать теннисистку в России легче. Она может играть против мальчиков — это же, как ни крути, более высокий уровень. А вот молодым теннисистам нельзя засиживаться на одном месте. Нужно круглый год ездить на турниры, учиться в теннисных академиях, а это достаточно дорогое удовольствие. Причем уезжать и играть на серьезном уровне нужно уже лет в 13-14. Не у всех богатые родители, и приходится искать спонсоров. Но и они далеко не всегда готовы вкладывать деньги в теннисиста, от которого неизвестно чего ждать в будущем.
   — Хорошо, вернемся к девочкам. Приятно быть первой ракеткой России?
   — Я вообще стараюсь не думать об этом. Хотя после ухода Елены Дементьевой мне немного непривычно находиться в такой роли. Позиция в рейтинге — очень хитрая штука. Сегодня ты на вершине, а потом — бац, неудачный турнир — и можешь откатиться вниз. Да и к тому же по окончании карьеры разве теннисисты вспоминают, сколько недель были первыми, а сколько — вторыми? Нет. Вот и я буду вспоминать пьедестал на Олимпиаде в Пекине и финалы турниров серии Большого шлема в Уимблдоне и США. Знаете, я ведь только недавно осознала, что мы тогда в Пекине с Леной Дементьевой и Динарой Сафиной сделали на самом деле. Стояли, обнявшись, втроем на пьедестале, и в нашу честь исполняли российский гимн. Ради таких моментов ты и играешь в теннис. У меня они уже были.
   — Вера, это вы к чему? Неужели решили уйти из спорта вслед за Дементьевой?!
   — Не понимайте мои слова так буквально. Пока таких планов нет — мое тело позволяет мне показывать хороший результат. Но кто знает, что будет через два-три года, я ведь уже не девочка.
   — Сейчас уже знаете, чем будете заниматься по окончании карьеры?
   — Да, я закончила Дипломатическую академию МИД России плюс активно участвую в совместной программе WTA и ЮНЕСКО за равноправие в теннисе. Училась на заочном, и это было реально трудно, но всегда старалась заканчивать каждый курс без хвостов и сдавать все задания в срок. Приходилось делать их во время перелетов, в гостинице после матча. Помню, даже пришлось отложить сдачу диплома из-за травмы голеностопа, ведь важно было восстановиться, и не до учебы тогда было. Но, думаю, потом я скажу себе самой спасибо, что терпела и вынесла все тяготы.
   — И как продвигается ваша карьера дипломата?
   — Пока забуксовала. Мне все время звонят, просят принять участие в различных мероприятиях, но в этом году я все время отвечаю отказом. У меня то Ролан Гаррос, то Уимблдон. А под мой график никто подстраиваться не будет.
   — Почему вы занимаетесь вопросами гендерного равенства? Неужели чувствуете, что ущемляются ваши права женщины?
   — Это больше политика WTA совместно с ЮНЕСКО. Они долго советовались, выбирали популярных людей. Женский теннис интересен во всем мире наряду с мужским. Не так, как женский футбол или хоккей. Я, конечно, не чувствую ущемления своих прав. У нас в России, в Европе и Америке предвзятого отношения к женщинам не чувствуешь. А когда приезжаешь в некоторые страны Ближнего Востока или Африки, то видишь, что у женщин нет вообще никаких прав и возможностей. Где-то им просто не дают получать высшее образование. Мы успешные женщины и должны своим опытом помочь им перестать бояться пробовать свои возможности. Надо показать им, что у всех есть шанс.
   — Выбрав политику и дипломатию, не задумывались, что порой придется говорить людям не то, что думаешь?
   — Всем никогда не угодишь, говори ты только свое мнение или читай по бумажке. Во всех вопросах есть много подводных камней. Главное, чтобы все делалось для людей и бескорыстно.
   — Недавно вы выставили на аукцион вещи известных спортсменов — кроссовки Андрея Кириленко, футболку Марата Сафина, журнал с автографом Рафаэля Надаля. Чья это идея?
   — Моя. Я постоянно веду аукцион на «молоток.ру». Тем самым я помогаю моей ассоциации содействия детям, больным синдромом Ретта. Ребята поддержали меня, поэтому после матчей на крупных турнирах, где выступают звезды, подхожу к ним, прошу, чтобы они поставили автограф, пожертвовали экипировку. Деньги идут на исследование вакцин против болезни, также я общаюсь с родителями, родными больных детишек. Это то, что я могу сделать. Сейчас думаю перевести в этот фонд часть призовых с Кубка Кремля.
   — Вера, в последнее время у вас много поводов для радости: вы удерживаете третью позицию в рейтинге женской теннисной ассоциации, скоро стартуете на итоговом турнире года — финале Кубка Федерации…
   — В тот же Стамбул отобраться очень непросто. Конкуренция в женском теннисе настолько высока, что список участниц каждый год серьезно меняется. Но мне удалось отобраться на итоговый турнир года уже в пятый раз, и это добавляет позитива.
   

   ДОСЬЕ
   Вера ЗВОНАРЕВА
   Родилась 7 сентября 1984 года в Москве.
   Рост — 172 см
   Вес — 59 кг
   Начало карьеры — сентябрь 2000 года
   Рабочая рука — правая
   Призовые за карьеру — $10 844 296
   Матчей выигранных/проигранных — 397/188 (67,8%)
   Лучшая позиция в рейтинге WTA — 2 (октябрь 2010 года)
   Победительница US Open в парном разряде 2006 года. За карьеру побеждала в 11 турнирах WTA и 2 турнирах ITF.

  

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK