Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Наши 10 процентов, которые, возможно, потрясут мир"

Смерть кино предрекали неоднократно. Но все-таки ситуация не столь пессимистична, как кто-то хочет ее представить, считает кинокритик Кирилл РАЗЛОГОВ.— Кино как искусство подошло к логическому концу или просто обмельчало?
— На самом деле миф о конце кино довольно живуч, он несколько раз появлялся на протяжении последнего полувека. Я помню, в конце 1960-х годов, в эпоху молодежных бунтов, вышла книга Жерара Ленна, которая так и называлась: . Считалось, что в кино кончается интеллектуально-философская тема и на смену ей должно прийти что-то, разрушающее буржуазный миропорядок. Следующим шагом в объявлении смерти кино была знаменитая статья американской обозревательницы Сьюзен Зонтаг, очень влиятельного критика. Она написала, что кино, которое мы любили, кончилось и кончилась синефилия — любовь к кино как к искусству, и впереди нас ничего хорошего не ждет. На самом деле это были симптомы радикального изменения ориентации развития кино, его ведущей линии, что и произошло в 1970-е годы. Интеллектуальное, философское кино из центра кинопроцесса переместилось на периферию. А в центр пришло кино как развлечение, отсюда и популярность американского слова entertainment (развлечение), которым обозначается вся массовая культура. В этот же период произошла переориентация Голливуда с американского национального кинематографа на транснациональный — глобальное кино, которое сейчас завоевало весь мир. А еще резко омолодилась аудитория, в результате чего найти общие ценности у 13-летнего зрителя и 60-летнего критика стало невозможно. Что для 13-летнего хорошо, то для критика плохо: он мечтает об Антониони и Бергмане, смерть которых ознаменовала уход целого направления в кинематографе.
— Как будет складываться ситуация в нашем кинематографе?
— Я бы не сказал, что ситуация выглядит столь уж пессимистично. Наше кино в момент своего возрождения пошло по пути всех кинематографий мира, ничего оригинального у нас в этом плане не наблюдается. Если говорить о прокате, в кинотеатрах идут те же 25 блокбастеров, что и на всех экранах мира. Успехом пользуются отдельные национальные фильмы. Такая же ситуация, как в Польше или в Корее, где есть крупная кинематография и где любят свое кино. Есть основания сетовать на низкий уровень нашего популярного кино. Здесь часто не хватает качества, элементарной школы. И есть еще один пласт — фестивальное кино: артхаус, малобюджетные фильмы, которые преследуют художественные цели. Их качество не зависит от количества вложенных денег, они, скорее, психологического толка. Здесь важно умение работать с материалом, создавать убедительные образы, привлекать зрителей из довольно узкого круга ценителей прекрасного. Такие фильмы у нас тоже делаются. Они иногда пользуются успехом на фестивалях, но реже, чем хотелось бы, — не столько в силу недостаточного художественного качества, сколько из-за того, что мы часто оказываемся в противофазе с теми модами, которые господствуют на мировых фестивалях. То, что модно у наших интеллектуалов, оказывается пшиком в международных интеллектуальных кругах, но это не значит, что мы правы, а они нет, или наоборот. Почему мы редко проникаем на большие фестивали? В силу того, что денег у нас в стране много, нам не нужно интегрироваться в мировой кинопроцесс. Зачем искать денег у каких-то непонятных людей, когда можно пойти в Агентство по культуре и кинематографии и получить их у вполне понятных людей? Как следствие — мы не вписаны в международную систему совместного кинопроизводства, у нас нет копродюсеров из крупных западных кинематографий и нет лоббистов на фестивалях. А еще нет такой экзотики, как в малых кинематографиях Киргизии или Казахстана, поэтому мы выглядим менее выигрышно. В Киргизии из 5 фильмов, которые они снимают, 3 попадают на кинофестиваль, процент несопоставим с нашим. Но они работают преимущественно с западными деньгами.
— Когда появится кино, которое мы потеряли, — качественное?
— Качество приходит в условиях конкурентной борьбы, когда выживает не сильнейший по рекламным ресурсам, а тот, кто соревнуется на равных правах с другими, а зритель выбирает лучшее. Явления в кино порождает стечение обстоятельств, но это всегда единичные случаи. Во всем мире 90% того, что выходит, — макулатура, и только 10% представляют интерес. Эти 10% у нас есть.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK