Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Осечка на старте"

Программа, по которой в 2007—2009 годах в Россию должны въехать до 50 тыс. наших соотечественников, под угрозой срыва. Вместо ожидаемых тысяч приехали считанные единицы.Увидев выходящего из вагона переселенца с Украины Валентина Напалкова, Виктор Алпацкий, замглавы администрации Сухобузимского района Красноярского края, вздохнул с облегчением.

— Сразу было видно, — говорит Алпацкий, — человек не на заработки явился, а жить. С тугим баулом, в ушанке — по-нашему, в общем. Чем совсем сразил — приехал с собакой.

В 2007-м район собирался принять 860 переселенцев и 2580 членов их семей. Планы администрации Красноярского края не менее амбициозные: в 2007—2009 годах принять почти 3000 семей — 9132 человека, способных хоть немного утолить кадровый голод края, где не хватает около 15 тыс. специалистов. На переезд новоселов и обживание в Сибири из федерального и местного бюджетов выделяется 3 млрд рублей. А поселился пока один — 56-летний «почти одессит» Напалков, променявший курортный Белгород-Днестровский Одесской области на сибирский поселок-завод «Таежный». Еще двое приехали на разведку, 28 человек подали заявки, 11 получили отказ. Больше желающих нет.

Первый и единственный

— Ну, давайте, спрашивайте, зачем я меняю южное море на тайгу, — еще в автобусе «напал» на Алпацкого Валентин Напалков.

Алпацкий отшутился: дескать, едем тоже на юг, в лесостепь, а до тайги почти как до Одессы. «Ну да, — ответил Напалков, — в Сибири 100 рублей не деньги, а 100 верст — не расстояние». «Да он сам сибиряк», — решил Алпацкий и почти не ошибся. Оказалось, Напалков родился в Кемерово, на Украину перебрался в 70-е из-за больных родителей и сестры, которым врачи рекомендовали морской климат. С середины 90-х хотел вернуться в Кемерово, но потерял работу, и денег на переезд уже не оставалось.

— Про программу переселения я узнал случайно, — рассказывает Напалков. — Став безработным, делал для Института стран СНГ в Москве научную работу. Там и рассказали.

Вообще-то он хотел в Кемерово, но этот регион не участвовал в программе переселения, поэтому уже бывший украинец выбрал то, что ближе к малой родине. Когда получил 40 тыс. рублей подъемных, сразу устроился инженером КИП на молокозавод поселка-завода «Таежный», где производят всю сельхозпродукцию (хлеб, овощи, мясо, молоко, сыр) для знаменитого «Норникеля».

На Новый год к нему приедет 24-летний сын Андрей. «Он не против перебраться сюда, — говорит Напалков. — Дочери мы на Украине оставим квартиру, а жена переберется, когда обживусь сам». Пока он за 3000 рублей арендует комнату в двухкомнатной квартире, такую же двушку надеется купить на вторичном рынке.

— На ссуду или ипотеку рассчитываю, — признается Напалков, — новостройка мне не по карману, а вторичку потяну. 

По программе переселения местные власти обязаны предоставить временное жилье и «содействовать приобретению постоянного жилья». Переселенец, отработав на предприятии год, может просить кредит со сроком погашения не менее 10 лет. Но руководство Сухобузимского района, где находится «Таежный», крайне осторожно в обещаниях.

— Мы обжигались не раз, — объясняет глава Сухобузимского района Виктор Влиско. — Люди брали ссуду по минимальной цене на 5 лет, перепродавали жилье по рыночным ценам — и были таковы. Или оформляли жилье на детей и увольнялись. В общем, мы ученые.

Китайская угроза

Сухобузим заманивает переселенцев работой в сельскохозяйственном мини-городе, который устроен по голландскому стандарту (растим, производим и продаем без посредников), хорошо оплачиваемыми лесозаготовкой и лесопереработкой, добычей золота и работой в экологическом туризме.

— Сейчас к нам едут работать вахтовым методом, — говорит Виктор Влиско, — в основном лесозаготовители и золотодобытчики, а мы хотим переломить тенденцию — зацементировать «дыры» местными кадрами. Переселенцы пустят корни, заведут жен и детей, займутся сельским хозяйством.

Сегодня из 23 тыс. жителей района 6700 — пенсионеры, 6800 — дети, около 2400 безработных, работающих всего 7100. А нужно минимум 12 тыс. И доходит до того, что овощи выращивать просто некому. Три года назад власти сдали в аренду участки земли под выращивание лука, капусты и бахчевых культур 100 гражданам Китая. Когда пришло время сбора урожая, оказалось, что 70%, которые по договору китайцы должны были сдать хозяйству, они вывезли и продали. А за сбор оставшихся 30% выставили повышенные расценки: дескать, инфляция. Начались взаимные судебные иски. А потом, как по команде, в нескольких селах района местные жительницы вышли замуж за китайцев! И, как ни странно, все за тех же скандальных арендаторов, которые требовали уже российского гражданства, продления срока аренды до 15 лет и присоединения к арендованной ими земле наделов жен…

— Контракты мы расторгли, с браками пусть сами разбираются, — говорит Алпацкий, — китайцев больше не пускаем.

Но «брачная» бизнес-миграция продолжается. И китайская, и из стран СНГ — в основном из Азербайджана и азиатских республик. 

— А что вы хотите? — усмехается жительница села Шила Татьяна Скоробогатова. — У нас треть мужиков пьет, треть с перерывами сидит за решеткой, и только треть женится. И что нам, бабам, половина из которых безработные, остается? Самим в плуг впрягаться или замуж за китайца идти. Они хоть детей помогают поднимать, а власть из года в год только обещает.

Пока накал демографического противостояния в Сухобузиме гасят селяне, приезжающие сюда с севера Красноярского края и с Крайнего Севера. Но и этот поток постепенно иссякает: люди начинают ездить на работу не в Сухобузим, а в Красноярск, где платят больше.

— Программа проваливается в основном потому, что консульства России за рубежом не дают гражданам информацию о программе переселения, — считает руководитель Агентства труда и занятости населения администрации Красноярского края Виктор Новиков. — Поэтому после Нового года мы направим «десант» в страны СНГ. Пусть приедет немного, но нам деваться некуда. Экономике края уже в 2008—2009 годах потребуется до 45 тыс. работников, и это могут быть только мигранты.

Берут не всех

— Мы отказываем тем, кто едет за длинным рублем, — говорит Виктор Алпацкий. — И тем, кто собирается работать юристами, риэлтерами или золотодобытчиками. Нам-то нужны врачи, учителя, инженеры и другие представители бюджетной сферы. 

Как полагают эксперты ФМС, в этом еще одна причина осечки программы переселения. Сибирь хотя бы обещает работу в денежных секторах экономики. А Москва, Петербург, Юг России, ссылаясь на высокий уровень миграции, ждали только бюджетников. Никто туда не поехал, и с января 2007 года в программе участвуют лишь 12 регионов, куда, по данным ФМС, переехали 130 человек вместо планируемых 4—5 тыс. Около 100 человек — в Калининградскую область, две семьи поселились в Липецкой области, одна — в Иркутской, три человека — в Красноярском крае. Ехать в Хабаровский и Приморский края, Читинскую область, на Урал и в Центральную Россию не захотел никто.

— Желающих переселиться в Россию мало: тысячи, максимум десятки тысяч, — считает Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ. — Все, кто хотел, уже переехали. Поэтому надо делать условия приема более либеральными. Например, доработать закон о соотечественниках, расширив круг переселенцев.

Вадим Густов, председатель комитета по делам СНГ Совета Федерации, сообщил «Профилю», что поправки к закону о соотечественниках — «вопрос времени». Он убежден, нужно менять законодательство по двум направлениям: расширять толкование термина «соотечественники» и совершенствовать механизм контроля за тем, как реализуются средства из бюджета на переселенческую политику. Региональные управления ФМС предлагают считать соотечественниками не только живущих вне России этнических русских и русскоязычных, но и представителей титульных народов бывшего СССР, состоящих с ними в родственных отношениях.

Разведчик

Под Новый год в сибирский Ачинск на разведку приехал 48-летний врач из казахстанского Усть-Каменогорска Михаил Бойко. Он готов приступить к работе в местной больнице. Но не готова его дочь, жена гражданина Казахстана: ее муж, приняв гражданство России, потеряет гражданство своей родины. Бойко в Ачинске предлагают хорошую зарплату, но в ответ на просьбы помочь семье дочери разводят руками: «Не в нашей компетенции». Вот и он тоже теперь думает.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK