Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Партия и рулевой"

Еще не было десяти, а народ стройными рядами тянулся по всей Ильинке к заветным подъездам, чтобы поучаствовать в съезде «Единой России», намеченном на полдень и вновь обещавшем сенсацию. Она, конечно, произошла.

Величины постоянные и переменные
   Несколько пачек списков лежало на столах на входе — делегатов, гостей наших и не наших, организаторов и техперсонала, охраны и просто работающих в комплексе. Впрочем, сотрудникам компаний, размещенных в Гостином дворе, заранее порекомендовали появляться на работе не раньше трех. Кстати, подарили почти два часа: главное действо, ради которого все и собрались, длилось ровно час и, с учетом опоздания главных героев, завершилось ровно в 13.10.
   …Но был и «черный список». Так, некоего молодого человека с паспортом и приглашением дальше тамбура не пустили. «Почему?» — спрашивал он. «Нарушение общественного порядка при проведении уличных шествий, — прочитала охрана пояснение внутри самого списка. — В митингах участвовали?» — «Участвовал, но ведь надо было как кандидату в депутаты», — попытался оправдаться человек. — «Извините». Дебоша не последовало ни с какой стороны. Человек растерянно удалился, охрана оставалась предельно корректной, но непреклонной. Впрочем, попавших внутрь было значительно больше. Одних только делегатов, как объявил потом Борис Грызлов, было 577.
   Рассаживались долго и мучительно, почему-то гостям все время не хватало места, как им казалось, поэтому некоторые заняли позиции еще с 11 утра. «Хоркину вчера видел», — слышался разговор сбоку. «Да это не Хоркина была, а Кабаева!» — убежденно возражал собеседник. «Нет, Хоркина», — голос звучал не менее уверенно. «Двадцать подписЕй поставил, двадцать подписЕй», — слышалось причитание с другой стороны.
   «Организационного» демократизма в этот раз на съезде было чуть меньше — многочисленных представителей СМИ долго мурыжили в холле, хотя на прежних судьбоносных форумах им разрешали фланировать вместе с делегатами и гостями. Впрочем, те съезды проходили еще в предвыборный сезон, а этот уже нет. На этом уже всех выбрали…
   Еще накануне, в понедельник, съезд принял поправки в устав, которые вводили должность избираемого съездом председателя. Любопытно, что, как сказал Грызлов, в тот же день они были зарегистрированы Федеральной регистрационной службой. С учетом того, что начало съезда было намечено на 17.00 (а еще требовалось внести, проголосовать, записать), ФРС явно пришлось их утверждать за пределами своих рабочих часов, видимо, ближе к ночи. Бывает. Чего не сделаешь ради судьбоносных перемен и стремления в них влиться…
   


Аплодисменты. Все встают
   Перемены были во вторник, когда Грызлов вывел в президиум двух президентов. Зал приветствовал их стоя, и это был единственный раз, когда встали для Медведева. Еще пять раз зал вставал только для Путина, что не преминули подметить все. Можно, конечно, это объяснять тем фактом, что вставали перед новым партийным лидером, а также человеком, имеющим за плечами 9 лет достижений, а Медведеву еще только предстоит выразить себя. Но, во-первых, перед избранным президентом тоже можно встать, во-вторых, поддержанным именно «Единой Россией», в-третьих, именно он в своей речи зафиксировал политическое будущее правительства, опирающегося «на парламентское большинство». То есть о будущей связке парламента (с конституционным большинством в нем ЕР), правительства и Путина сказал именно Медведев.
   Обретение партией председателя сразу породило многочисленные воспоминания о ЦК КПСС. Однако пока есть существенные различия. Во-первых, сам Путин не дал понять, что 7 мая (в день сложения президентских полномочий) он напишет заявление о вступлении в ЕР. Таким образом, мы можем получить некую уникальную в пространстве и времени конструкцию, когда лидер партии не является ее членом. Такого не было в КПСС, такого нет нигде в мире. Во-вторых, хотя Медведева все же пригласили в ряды ЕР, он вежливо отклонил это предложение, сочтя, что «было бы правильно оставаться вне прямой принадлежности к одной из политических партий».
   


ППП
   В итоге 8 мая мы обретем двух лидеров, не обремененных партийными рамками, но обладающих при этом колоссальными ресурсами для действий. И хорошо, если эти действия будут согласовываться между собой… Это, собственно, и породило уже вопросы, как новая конструкция будет существовать, ведь, по сути, Путин перехватил все механизмы и каналы лидерства. То есть он замыкает на себя правительство с его немалыми полномочиями, которое действует в тесной связке с парламентом, где, в свою очередь, имеется конституционное большинство партии, которую сам же Путин и возглавляет. В его распоряжении оказывается триада «партия, правительство, парламент». И при этом ему обеспечивается лидерство не только в формировании повестки дня, но и в ее реализации. В этом и была суть съезда.
   Нынешний съезд, третий по счету масштабный за последние полгода, разительно отличался от предыдущих. На первом Путин согласился стать номером 1 в избирательном списке ЕР, что привело к конституционному большинству партии в Думе. Второй съезд благословил на президентскую кампанию Медведева.
   Но на третьем (по партийному счету — девятом) разительно переменились стилистика и лексика. Не было ткачих, поварих, тружеников села и прочих представителей с мест. Были лидеры на фоне активистов — классический прием американцев, не исключено, что у них и перенятый; организаторы наших форумов внимательно следят за подходами заокеанских коллег… Были задекларированы
   а) стремление к демократической (а не авторитарной, как всегда было в России) модернизации; б) начало и важность внутренней дискуссии в самой ЕР, а также за ее пределами с привлечением к «мозговому штурму» экспертов и общественности; в) вкупе с державнической повесткой дня абсолютно либеральные максимы.
   Все наводило на мысль, что партия, заполучив такого председателя, как Путин, фиксирует на будущее свое первенство по всем основным пунктам повестки дня и мыслям и действиям, связанным с ее исполнением. Не оставляя пространства для кого бы то ни было еще.
   В этой связи весьма любопытной была речь Грызлова. Во-первых, она целиком была посвящена экономике и, если еще точнее, детализации так называемой стратегии-2020 — программы Путина, озвученной 8 февраля на Госсовете, с включением в нее некоторых тезисов программы Медведева, обнародованной неделей позже в Красноярске. Во-вторых, речь Грызлова содержала апелляцию к ряду конкретных проектов, оцениваемых в миллиарды, что позволило наблюдателям заподозрить лоббистские устремления авторов речи. Но при этом — тоже многие заметили — она качественно отличалась от предыдущих речей Грызлова. Приближенные к ЕР говорят, что обычно речами Грызлова занимается Юрий Шувалов, верный и давний помощник лидера еще со времен МВД (когда Грызлов был министром), но сильно поднявшийся в последнее время по партийной лестнице. Авторство нынешней речи партийцы не раскрыли, но в ней явно чувствовался сильный редактор. Потому что Грызлов говорил так и о том, о чем прежде не говорил. Чего стоит такой пассаж: «Дело не в том, что собираются штрафы, а в том, что это ставится во главу угла. Если на первое место ставится не помощь людям, а наказание…». Или вот другой: «Успех борьбы с преступностью должен измеряться сокращением числа преступлений, а не увеличением числа заключенных».
   Один из законов жанра публичных выступлений — яркие метафоры. Вот это сравнение Грызлова, хотя и не самое изящное в мировой риторике, запомнилось всем: «Нужно стремиться к тому, чтобы больше норм закона обладали прямым действием. «Вилки» в законодательстве позволяют взяточникам есть икру ложками. Чем меньше будет «вилка», тем меньше будет и ложка».
   По сути, выступление Грызлова было мощной и уверенной заявкой на то, что теперь соотносить с нуждами страны экономическую повестку дня будет именно Дума (и партия) при активном сотрудничестве с правительством. Предлагается, в частности, следующее: «Госкорпорации создавались как локомотивы отраслевого развития, а не институты для развития самих корпораций. Считаю, что госкорпорации должны отчитываться о своей работе, быть открытыми и подконтрольными парламенту. Деньги были переданы не для того, чтобы прокручивать их в банках». Напомним, госкорпорации существуют на основе собственной законодательной базы и ныне подчиняются президенту.
   А вот еще любопытный момент — это следующее, к чему пытается подступиться государство, — переоценка нематериальных активов компаний. В 1990-е интересовались зданиями и землей и прошли мимо них. Теперь хотят вернуться и вернуть недооцененное государству. Не исключено, что следующую фразу Грызлова можно трактовать именно как близкое намерение этим заняться. «Еще одна важнейшая задача, которая должна быть решена, — наращивание нематериальных активов российских предприятий. Мы разрабатываем законы о развитии франчайзинга, о патентных поверенных, о распоряжении правами на принадлежащие государству технологии, о системе защиты интеллектуальной собственности».
   «Наехал» Грызлов на СМИ, которые, дескать, не выполняют свою задачу по сохранению культуры, традиций и преемственности поколений. Ну, тут ладно. Думский спикер своеобразно понимал в свое время функции парламента, почему бы ему столь своеобразно не понимать роль СМИ… «Общество должно защищать свою культуру — не только высокую культуру… но и культуру как образ жизни, как нравственные ценности, на которых воспитывались поколения наших предков», — добавил Грызлов, не уточнив, однако, какой образ жизни и нравственные ценности страна имеет сейчас, а ведь именно это является проблемой новейшей России, без разрешения которой двинуться дальше не получится. В России нет сегодня понимания, что есть хорошо, что плохо и что есть образ жизни, который нужно защищать…
   Другие пассажи партийного лидера, наоборот, буквально поражали внезапно проснувшимся либерализмом: «Число органов исполнительной власти и численность аппарата может быть существенно сокращена за счет сокращения числа агентств, федеральных чиновников, работающих в регионах, устранения избыточных функций». Ну, и совсем не в духе последних достижений партии—парламента: «Еще один резерв повышения эффективности и сокращения госаппарата — передача функций в страховой сектор и саморегулируемым организациям». Притом что все последние годы шли в прямо противоположном направлении.
   


Цвета и палитра
   А что же Медведев? В сущности, все зависит от трех базовых вещей, которые до конца либо не сказаны, либо объективно пока не прояснены. Это, во-первых, намерения Медведева и Путина. Мы не знаем о базовых договоренностях двух лидеров, возможно, они действительно решили, что руководить всем станет Путин, а Медведев останется «техническим», как про него сейчас и думают. А может, наоборот — чтобы успокоить элиты, которые и так уже начали нервно подергиваться, два человека договорились, что полномочия будут передаваться постепенно, скажем, в течение двух-трех лет. Тогда внешне некоторое время может соблюдаться первенство Путина, в то время как реально базовые решения будут за Медведевым. Момент второй — команды. Известна команда Путина (которая, кстати, напомним, появилась не вдруг, 1 января 2000 года, а подтягивалась два-три года), неизвестна команда Медведева. Но, несомненно, она появится. Тогда вопрос перейдет в плоскость существования двух команд, механизмов их взаимодействия и согласования интересов и амбиций. Кстати, именно здесь многие усматривают в перспективе основные проблемы. Наконец, третий фактор — поведение элит. Ключевым аспектом станут выгода и возможности, которые будут проистекать из близости к тому или иному центру. Грубо говоря, кто краше посулит, с тем и останутся. Цинично, но при отсутствии в России институтов, альтернатив, иных центров власти и источников выгод лояльность выглядит именно так.
   Есть, правда, еще один вариант: само нынешнее двоевластие породит определенную конкуренцию в социально-политическом и экономическом поле, которая, в свою очередь, приведет к более богатому ландшафту. А многоцветие всегда лучше однообразия, конечно, при условии, что в палитре не преобладают красно-коричневые оттенки.






   Что может Путин? (из новой редакции устава партии)
   7.1. Председатель партии является высшим выборным лицом партии и избирается на съезде сроком на 4 года открытым голосованием большинством голосов от числа зарегистрированных делегатов съезда при наличии кворума. По истечении срока полномочий председатель партии может быть избран съездом на новый срок.
   7.2. Председатель партии:
   7.2.2. осуществляет общее политическое руководство деятельностью партии, действует от имени партии без доверенности;
   7.2.3. возглавляет Высший совет и бюро Высшего совета партии, распределяет полномочия между сопредседателями Высшего совета и членами бюро Высшего совета партии;
   7.2.4. направляет и координирует деятельность Генерального совета, президиума Генерального совета и Центрального исполнительного комитета партии;
   7.2.5. представляет президиуму Генерального совета кандидатуры для избрания на должность секретаря и заместителей секретаря президиума Генерального совета из числа членов президиума Генерального совета;
   7.2.9. открывает съезд, председательствует на заседаниях Высшего совета и бюро Высшего совета партии;
   7.2.12. заверяет решение съезда партии о выдвижении кандидата на должность президента Российской Федерации;
   7.2.13. осуществляет иную деятельность, способствующую эффективному выполнению партией стоящих перед ней целей и задач.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK