Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Педагогическая поэма"

У главного раввина России Берла Лазара и его супруги Ханы девять детей. И на достигнутом семья останавливаться не собирается.Наталья Щербаненко: Хана, чтобы разобраться с вашим столь многочисленным детским хозяйством, давайте начнем со статистики: как детишек зовут и сколько им лет.
Хана Лазар: Старшая дочка — Блюма, ей одиннадцать лет. Потом Ехезкель, ему десять, Мэнди — восемь, Шолому — семь, Фради — шесть, Исраэлю — пять, Леви — три, Лейе два годика, а самой нашей маленькой девочке, Саре, восемь месяцев. Еще одна девочка — наш первый ребенок Хайя — умерла, когда ей было шесть лет. Но мы с мужем считаем, что она по-прежнему с нами. Она очень веселым была ребенком, излучала свет. Когда мы только приехали в Москву, Хайя первая перезнакомилась со всеми в синагоге, и мне помогала войти в новую жизнь.
Н.Щ.: Столько детей — это случайно получилось или вы так и планировали?
Х.Л.: Это связано с верой. В Торе сказано: сколько Бог даст, столько надо женщине рожать. У моей родной сестры, например, тринадцать детей. Да и мы с Берлом останавливаться не собираемся. А потом я просто очень люблю детей. Они моя душа.
Н.Щ.: А вам врачи не говорили, что рожать каждый год — вредно для здоровья?
Х.Л.: У любой женщины есть выбор: можно слушать врачей, которые считают частые роды безумием по отношению к собственному здоровью, а можно обращаться к тем, кто, напротив, говорит, что это очень полезно — женский организм обновляется.
Н.Щ.: Каково это — все время чувствовать себя беременной?
Х.Л.: По-моему, я уже забыла, как чувствовать себя не беременной. Если я скажу, что это совершенно прекрасно, это будет не совсем правдой. Быть беременной — это совершенно прекрасно, но иногда очень тяжело.
Н.Щ.: Особенно когда вокруг еще целый выводок.
Х.Л.: Сейчас мне не на что жаловаться: старшей дочке десять лет, младшей нет еще и года. Гораздо труднее было, когда сразу несколько детей были маленькими. Теперь они прекрасно друг другу помогают. Восьмилетний Мэнди очень на меня похож — его любимое занятие возиться с малышами.
Н.Щ.: Расскажите, пожалуйста, какие у «матери-героини» основные правила воспитания детей?
Х.Л.: Знаете, что я отвечаю на вечный детский вопрос: «Что такое хорошо и что такое плохо?»? Хорошо — это когда улыбаются твои родители, плохо — когда они расстроены. По-моему, счастливые родители — это первый критерий, по которому ребенок должен оценивать свой поступок.
Второе правило — полное доверие родителям. У малыша с первых дней жизни не должно появляться сомнения, что мама или папа могут говорить неправду. Даже самую маленькую неправду. Я столько раз слышала, как мамы говорят: «Если ты не будешь есть кашу, ты не вырастешь!» Но ведь ребенок обязательно вырастет и независимо от того, съест он эту кашу или нет.
Н.Щ.: Ну это же классика жанра! Как иначе заставить ребенка съесть наконец противную манку?
Х.Л.: Объяснить ему, что это полезно. Мои дети, например, не любят есть суп. Я объясняю, что морковка, картошка, горошек, зелень — это витамины. А витамины нужны для того, чтобы щечки были розовыми, волосы блестящими и так далее. Разумеется, это приходится повторять вновь и вновь, день за днем, неделю за неделей. Главное, не лениться это делать.
Н.Щ.: А нельзя использовать экспресс-метод, например попросить детей есть, что называется, за компанию?
Х.Л.: Ребенок не должен что-то делать — есть, спать, заниматься спортом, работать и т.д. — только потому, что это делают другие. Индивидуальность — самое главное в маленьком человеке.
Н.Щ.: А если ребенок валяется целыми днями на диване и говорит, что лень — его жизненное кредо и особенность индивидуального характера?
Х.Л.: Я стараюсь объяснить детям, что они могут сами выбирать свое будущее. И что в их силах сделать жизнь лучше. А потом, мы возвращаемся к тому, что я уже говорила — вряд ли маме понравится, что ее ребенок все время валяется на диване. И ребенок, который сверяет свои поступки с родителями, скорее всего, не будет лениться, чтобы не огорчать их.
Н.Щ.: А вы наказываете детей?
Х.Л.: Я объясняю, что они сделали неправильно. Например, каждый ребенок рано или поздно хватается за горячую плиту. Первая естественная реакция матери — хлопнуть его по ручке и закричать: «Что ты делаешь!» Главное — потом взять его на руки, прижать к себе и сказать, что ты просто за него испугалась, потому что очень его любишь. В маминых объятиях любые уроки жизни усваиваются лучше.
Н.Щ.: Что, вы и по попке детей не шлепаете и голос не повышаете?
Х.Л.: Шлепаю иногда легонько для профилактики, чтобы они знали, что мама может быть и строгой. И голос повышаю иногда. Но все это исключение из правил.
Н.Щ.: Чего вашим детям нельзя?
Х.Л.: У нас дома нет телевизора. То есть, вернее, телевизор есть, но мы смотрим только детские или образовательные фильмы по видеомагнитофону. «Гарри Поттера» мы не читаем. Наше основное чтение — духовные книги.
Н.Щ.: Ну а ваши детишки хотя бы знают, кто в России президент?
Х.Л.: Конечно знают. Путина они обожают! Он приезжал в прошлом году в нашу общину на праздник Ханука. Теперь всякий раз, когда Берл собирается в Кремль, детишки просят взять их с собой или, на худой конец, передать привет Путину. По-моему, они считают его своим приятелем.
Н.Щ.: Ваши дети не дерутся друг с другом, не ссорятся?
Х.Л.: Они совершенно нормальные дети. Поэтому могут и подраться, и поссориться. Но в большой семье им легче учиться выстраивать отношения друг с другом. Каждого следующего самого маленького они любят больше всех. Моя мама всегда говорила мне, что в мире нет ничего прекраснее, чем любовь между братом и сестрой. Это совершенная правда!
Н.Щ.: А вы не боитесь, что детям, которые подрастают в особых условиях, может быть очень непросто в жизни. Что им будет обидно, когда на них станут смотреть как на белых ворон — потому что они другие.
Х.Л.: Другой не значит плохой. Другой значит особенный. Это повод гордиться, а не обижаться.
Н.Щ.: Ваши дети знают, что такое деньги?
Х.Л.: Иногда мы устраиваем игру в «магазин». Я покупаю разную мелочь — карандашики, блокнотики и т.д. — и говорю детишкам, что для того, чтобы сходить в «магазин», они должны заработать «деньги» (в роли купюр у нас выступают наклейки). Рисую и вешаю в комнате таблицу: например, те, кто аккуратно заправят постель или перед сном сложат опрятно вещи, зарабатывают такую-то сумму, и так далее. Я обязательно слежу, чтобы к дню открытия «магазина» у всех детей была равная сумма. Потому что одни уже родились с умением заправлять постельку, а другие, как ни стараются, не могут это делать. И у каждого находится что-то свое, в чем он лучший.
У меня иногда спрашивают, кто же все-таки у меня любимчик. Честное слово, я всех одинаково люблю, потому что в каждом есть что-то, чего нет в остальных.
Н.Щ.: Традиционный вопрос: вы думаете о том, чем ваши дети будут заниматься, когда вырастут?
Х.Л.: Обычно дети похожи на своих родителей. Это не означает, что все они непременно будут заниматься духовной службой. Для нас с мужем не важно, чем именно они будут заниматься, для нас важно, чтобы они проповедовали свою веру.
Н.Щ.: Расскажите, как вы с мужем познакомились?
Х.Л.: Мы с семьей жили в Питтсбурге, а моя тетя была — по-русски — сваха. Она рассказала моим родителям, что знает молодого человека из хорошей семьи и что неплохо было бы нам познакомиться. Берл тогда учился в Нью-Йорке, в Академии Любавического ребе. Мы встретились с ним, около двух месяцев общались, а потом он сделал мне предложение.
Н.Щ.: Сколько вам лет тогда было?
Х.Л.: Двадцать.
Н.Щ.: Неужели девушка в двадцать лет нуждается в услугах свахи и не может найти жениха сама?
Х.Л.: Я воспитывалась в семье со строгими религиозными традициями. У меня три сестры, и все мы, например, учились в школе отдельно от мальчиков. Для меня замужество было очень серьезным шагом. Вариант типа «попробовать, как получится, а там видно будет» для меня был исключен.
Конечно, это может выглядеть несовременным. Особенно если я скажу, что прежде, чем Берл сделал мне предложение, моя тетя выяснила, как мы друг к другу относимся и насколько серьезны наши планы, то есть Берл, предлагая мне руку и сердце, уже наверняка знал, что я ему не откажу. Это выглядит слишком рациональным, зато помогает избежать душевных травм.
Н.Щ.: Как, согласно традициям, должна девушка готовиться к замужеству?
Х.Л.: Есть огромное количество правил и законов. Например, мы с мужем не можем быть физически близки во время критических дней. После них девушка обязательно посещает микву — на иврите «миква» означает «бассейн», «скопление» воды. После очищения в микве человек как бы рождается заново. Это, кстати, очень способствует хорошим супружеским отношениям: после несколько дней воздержания чувства обостряются вновь.
Н.Щ.: А что муж подарил вам в день свадьбы?
Х.Л.: Жемчужное колье с золотым кулоном и серьги. Колье я всегда ношу. После свадьбы мы год жили в Нью-Йорке, а потом переехали в Москву. Берл стал раввином синагоги в Марьиной Роще в Москве и председателем объединения раввинов СНГ, а два года назад его выбрали главным раввином России.
Н.Щ.: Выходит, все ваши малыши родились в Москве?
Х.Л.: Нет, только две младшие девочки. Рожать всех остальных за пару недель до положенного срока я уезжала в Соединенные Штаты — роды были хорошим поводом съездить домой, повидать родных. Но все мои дети лучше меня говорят по-русски. И разумеется, на иврите и английском.
Н.Щ.: В Москве многодетная мама — не частое явление.
Х.Л.: Это точно. Иногда у меня спрашивают: «Сколько у вас детей?» Я отвечаю: «Девять». Меня переспрашивают: «Да нет, вы не поняли, не сколько лет ребенку, а сколько всего детей?»
Я привыкла. Помню, когда гуляла всего с тремя детьми, на меня уже на улицах удивленные прохожие оборачивались.
Н.Щ.: После стольких беременностей вы сохранили хорошую форму. Как следите за собой?
Х.Л.: Дети — лучший фитнес. Разумеется, я слежу за питанием, готовлю много овощных блюд, лечусь гомеопатией.
Н.Щ.: Вы где-нибудь учились, как воспитывать детей?
Х.Л.: До замужества я два года работала учительницей начальных классов. Сейчас руковожу начальной еврейской школой в Москве. Это частная экспериментальная школа. Дети там учатся с двух лет. В три года их учат читать. Мои дети, разумеется, учатся в этой школе, и мы все время рядом друг с другом.
Н.Щ.: За 12 лет замужества вы подарили мужу девять детей. Что дальше?
Х.Л.: Есть такая современная притча: «У бизнесмена спрашивают: «Сколько ты заработал за этот год?» Он отвечает: «Миллион долларов». «Значит, в следующем году ты можешь отдохнуть?» — «Нет, в следующем году я собираюсь заработать десять миллионов долларов». Так вот мои дети — это мои десять миллионов долларов!

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK