Наверх
23 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Платье на вынос"

«Клиент всегда не прав» — девиз большинства не самых последних кафе и ресторанов нашей страны. Наш корреспондент попыталась убедить сотрудников заведения, что это не так. Они почти поняли.На интервью с известным режиссером в кафе на Пушкинской площади — одно из любимейших мест столичных байкеров — я прибыла в прекрасном настроении. В пакете у меня лежала совершенно необходимая в хозяйстве светской журналистки вещь — вечернее платье. Буквально за час до встречи я забрала его из ателье, где мне его шили на заказ. Шесть метров великолепного китайского шелка цвета мокрого асфальта, купленного в самой Поднебесной, долго дожидались своего часа. К Игорю Чапурину я с ним идти не решалась, равно как и к Славе Зайцеву, а качество производства вещей в простых ателье несколько настораживало. Но судьбу шелка решила подруга.   — Ты что, с ума сошла? — поинтересовалась она, едва увидев ткань. – Такая красота пылится, а тебе, видите ли, не в чем на бал пойти. Моя Наташа за неделю сошьет тебе такое платье, что все попадают. И недорого, всего за $100.

   Извести сто убитых енотов (у.е.) на вещь сомнительной нужности было жалко. Но я приняла волевое решение и наступила на «жабу». Теперь наряд лежал в моем пакете (шелка хватило еще и на накидку «болеро») и ждал пафосной светской тусовки, чтобы показаться во всей красе.

   Заняв место за столиком у входа в кафе, я положила пакет на ближайший стул. Беседа с режиссером полностью завладела моим вниманием. Когда интервью закончилось, я протянула руку за пакетом, но на стуле его не оказалось. Ничего не понимая, я огляделась по сторонам, но подозрительных граждан не обнаружила. Посетители мирно пили кофе, а обслуживающий персонал не проявлял никаких признаков беспокойства.

   — Вы не видели пакет, который лежал вот на этом стуле? — спросила я у официантки.

   — Нет, а что в нем было?

   — Платье, газета и пончик.

   — Спросите в баре — может быть, им кто-то передал?

   В баре пакета тоже не видели, там меня направили к старшему менеджеру.

   — Не волнуйтесь, сейчас разберемся, — обнадежила менеджер.

   Через полчаса у одного из официантов удалось выяснить, что каким-то пакетом вроде бы интересовался охранник кафе. Первый охранник ничего не знал, зато второй внес некоторую ясность в эту историю.

   — А-а-а, это ваш был пакет? — удивленно спросил он.

   — Почему был? А где он? — заволновалась я.

   — Я его выбросил в урну рядом с кафе, справа от входа в метро, — признался он.

   Я рванула к урне. Пакет действительно лежал там. Свежие газета и пончик покоились на месте. А платья не было. «Интересно, почему бомжи не взяли сегодняшнюю прессу и непочатый пончик?» — мелькнуло в голове.

   — С какой стати вы без спроса взяли мой пакет и выбросили его?! — спросила я у охранника, с трудом стараясь сохранять вежливый тон.

   — По инструкции, — невозмутимо ответил он. — Я несколько раз спросил: «Чей пакет?» Никто не ответил. А подозрительные бесхозные предметы подлежат ликвидации. Мало ли — может, там бомба? Вы что, объявления в метро не слышите?

   — Какая еще бомба? — перешла я на крик. — По-вашему, бомба может весить сто грамм? Вы разве не видели, что там лежит одна газета и маленький сверточек!

   — Вот именно — сверточек, — не моргнув, подтвердил он. — А что там внутри — я не рассматривал. Мало ли что в нем завернуто?

   — Не иначе, как невесомая боеголовка, — подсказала я ему. — Ну и что будем делать? Лично я иду к директору! Я за это платье даже деньги еще не отдала. Так что либо вы платите, либо ваше заведение!

   — Да идите вы, куда хотите, я действовал по инструкции, — послал меня охранник.

   Директора кафе на месте не оказалось. Мне предложили зайти завтра утром. Дома муж надо мной посмеялся: «Охота тебе нервы трепать, все равно ничего не вернут. Кругом терроризм, а ты пакеты по стульям разбрасываешь, вместо того чтобы держать вещи на коленях, крепко прижав к груди».

   Тем не менее утром я все-таки вернулась в кафе. Директор вежливо объяснил, что стоимость пропажи компенсировать мне никто не обязан. Охранник, бывший десантник, по словам директора, являлся их лучшим работником.

   — Он две чеченские компании прошел. Награжден боевыми медалями — знает, что делает, — с чувством говорил директор. Почти убедил. Я почти застеснялась своей дурацкой мелочности, но «жаба» дала о себе знать.

   — Значит, получается, опытный спецназовец берет пакет с предполагаемой бомбой и кладет его в урну у метро? — уточнила я. — Пусть метро на фиг взорвется, потому что там не его участок работы? Он в Чечне так же фугасы обезвреживал? По инструкции пакеты с бомбами вообще нельзя трогать. Заметив подозрительный предмет, надо вызвать милицию и саперов, которые расстреляют его из водяной пушки! Так во всех инструкциях поясняют — и в метро, и по телевизору.

   — Вещи надо при себе держать, а не на соседнем стуле. Это ваши проблемы, — проинструктировал меня директор.

   Вечером я пожаловалась своему другу-юристу на полную бесправность гражданина в родном отечестве.

   — В любой другой стране мне немедленно компенсировали бы деньги за пропажу. Просто ради имиджа ресторана.

   — А чего ты паришься? Подай на охранника в суд, — посоветовал юрист.

   — Какой еще суд? Что я в заявлении-то напишу? Что охранник выполнял свой долг — спасал кафе от взрыва? Как бы меня саму за это не осудили.

   — Ничего подобного, — продолжал приятель. — Ты на интервью с диктофоном была?

   — Да.

   — Ты его выключала хоть раз?

   — Нет.

   — Ну вот и послушай, есть ли там голос охранника, который на весь зал орет: «Чей пакет?», стоя около тебя. Если криков охранника не записалось, значит, он молча унес пакет, что является тайным хищением имущества, то есть кражей. При стоимости украденного не более одного минимального оклада он обязан компенсировать тебе трехкратную стоимость похищенного. Вот пусть и думает — сразу лучше деньги отдать или по судам таскаться?

   — А какой у нас минимальный оклад? — я автоматически начала подсчитывать свои потери, включая затраты на ткань. Шелк я, правда, покупала в Китае, где он стоил 10 юаней ($1,5). Решила не мелочиться — пусть вернет хотя бы $100.

   Голос охранника на кассете не прослушивался. Может, он где и шептал, но точно не у меня над ухом. Зато мои возмущенные вопли слышны были отчетливо.

   — Наверняка платье жене подарил, — злобно подытожила я. – А пончик на месте оставил. Не пойду я ни в какой суд, так что никто меня не испугается… — засомневалась я.

   — А ты хоть раз пробовала?

   Не пробовала. И решилась. Утром я возникла перед охранником.

   — Короче, я написала статью в газету, кляузу в ваше охранное агентство и вообще подаю на вас в суд, — заявила я на одном дыхании. — Мой пакет вы просто украли и выбросили. За это вас надо уволить: вы злостно нарушили инструкцию, не вызвав саперов. Не хватало еще, чтобы омоновцы бомбы к дверям метро складировали. И так все время не знаешь, откуда рванет!

   Охранник онемел. И, подумав минуты две, наконец изрек:

   — Слушай, не надо в суд. Я не могу деньги сейчас вернуть, они у жены в заначке лежат — заметит. Через пять дней приходи, у меня зарплата будет. Сколько я тебе должен?

   Я оставила охраннику визитку, нисколько не надеясь, что в день зарплаты он оборвет мне телефон. Но он позвонил сам, на день раньше обещанного срока.

   Жаль только, что платье я так и не успела даже примерить.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK