Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Почем лыжи навострить"

Горные лыжи считаются в России одним из президентских видов спорта. Но проблем у любителей экстремальных спусков и владельцев курортов от этого не меньше.Так было
   В СССР существовало деление видов спорта на достойные пролетария и не совсем. Вторые именовались буржуазными и широкого распространения в нашей стране так и не получили. К этой категории по вполне понятным причинам были отнесены и горные лыжи. Редким любителям этого развлечения приходилось месяцами копить заветную сумму на приобретение дефицитного оборудования, чтобы потом отправиться на одну из немногочисленных горно-лыжных баз необъятной родины. За границей тогда не катались.

   К моменту распада СССР на территории страны находилось порядка 50 баз. По сегодняшним меркам придирчивого горно-лыжного туриста едва ли пара из них могла претендовать на звание качественной. Большинство баз были ведомственного подчинения. Путевки получали в основном по месту работы. Так стали складываться первые компании энтузиастов-горнолыжников.

   Условия оказывались экстремальными не только в бытовом плане. Горно-лыжные трассы были почти не оборудованными, без элементарной разметки, не говоря уже о ратракинге или «снежных пушках». Отсутствовали системы предупреждения схода лавин. Это приводило к множеству травм и несчастных случаев. Каждую весну, когда снега становилось меньше, местные жители находили множество «улетевших» в ущелья лыж и палок. Иногда улетали не только лыжи, но и их хозяева. Зато тот, кто выдерживал в таких экстремальных условиях, мог считаться бывалым горнолыжником. «Школа Чегета» и поныне дает выжившим и не покалечившимся преимущества на любых альпийских или пиренейских склонах.

Так стало
   Сегодня функционируют как давно известные зоны для катания, расположенные в Приэльбрусье (Эльбрус, Чегет, Домбай), так и новые горно-лыжные центры в Подмосковье (спортивный парк «Волен», СК «Сорочаны», спортивно-развлекательный центр «Яхрома»), вокруг Санкт-Петербурга («Золотая долина», «Снежный», «Красное озеро»), на Урале (горно-лыжные комплексы «Ежовая», «Аджигардак», «Губаха» и др.), «Манжерок» на Алтае, «Евразия/Кусса» на Урале, туристский комплекс «Красная Поляна».

   По самым скромным оценкам, сегодня в России насчитывается около 2 млн. любителей горных лыж. Так чего же хочет российский горнолыжник?

   Эксперты разделяют всех лыжников по двум критериям — по уровню катания и по уровню дохода. Чем доход у человека выше, тем меньше у него интереса к горно-лыжным склонам родины. Что касается уровня катания, то в компании КОМКОН, проводившей исследование с целью сегментирования рынка, выделили несколько групп: профессионалы, экстремалы, студенты, новички, семейные, отдыхающие, богачи. Последние три группы на сегодня пока потеряны для российских склонов — не тот уровень сервиса. А для богачей не очень-то это и престижно, приехав с отдыха, рассказывать коллегам об отпуске, проведенном на Урале или Кавказе. Разве что подчеркнуть, что с президентом катался…

   Общие недостатки российских курортов не столь заметны для новичков, студентов и экстремалов. Иногда даже и откровенные минусы обращаются в плюсы. Скажем, плохое состояние трасс привлекает любителей острых ощущений и профессионалов. Студента же может привлечь демократичность, царящая на курортах, и нежелание «париться» с шенгенской визой. Эти группы туристов потенциально готовы кататься в России. Однако это лишь теория. На деле же неоднократно приходилось слышать, что «к нам — больше ни ногой». Например, Анна Уварова, работавшая над исследованием в КОМКОНе, так описала свои ощущения от поездки на Кавказ:

   — Мне тамошние трассы — с буграми, камнями, наледью, без разметки — не подходят. А ржавые, скрипучие подъемники приводят в ужас. Пока час стоишь в очереди, успеваешь и замерзнуть, и устать. Трудно поверить, что найдется фанат катания, которому нравится «убивать» свое снаряжение в таких условиях.

   Однако плохое качество трасс — лишь полбеды. Удручающее впечатление производят условия проживания и отношение местного населения.

   — Оно абсолютно не заинтересовано в привлечении и обслуживании туристов, — говорит Уварова. — Основной лозунг — «А куда вы денетесь?», основная цель — обжулить и обворовать. В последнюю ночь из нашего номера неизвестные украли новую фотокамеру, мобильник и деньги. Реакция охраны гостиницы, состоявшей из восьми крепких парней, была предсказуемой: «Докажите, что у вас все украли, может, вы сами потеряли».

   В результате напрашивается разумный вопрос: зачем же все-таки ехать на российские курорты? И обычная мотивировка — низкие цены — здесь уже не подходит. Реальная стоимость поездки с учетом авиабилета, трансфера, проживания и всех остальных «прелестей» выйдет не ниже, чем на курортах Восточной Европы.

   Недовольство и нежелание туристов кататься на лыжах в России понимают все — и власти, и потенциальные инвесторы, и даже владельцы «совковых» баз. Да и цена вопроса того стоит. Например, по некоторым данным, ежегодно за пределы России выезжают около 120 тыс. лыжников. По разным оценкам, за рубежом они оставляют около $250—300 млн. И в ближайшее время эта сумма будет только увеличиваться в связи с настоящим бумом в горно-лыжной индустрии.

   — Устойчивый платежеспособный спрос поддерживается ростом средней зарплаты в мегаполисах, людям удается скопить некую сумму, около $1000, на покупку экипировки. Еще один фактор — общая утомленность людей от каждодневной городской суеты и постоянных пробок, — заявил «Профилю» один из учредителей комплекса «Красное озеро», Роман Хмелев.

   Так что же готов предложить инвестор нашему туристу?

   Во-первых, стоит рассмотреть базы в Подмосковье и пригородах Санкт-Петербурга. Несмотря на отсутствие крупных горных массивов в этих районах, инвесторы уже вкладывают значительные деньги именно в два этих региона. Почему? Объяснение лежит на поверхности. С одной стороны, основными горнолыжниками являются жители двух столиц, и в этих местах существует количественный неудовлетворенный спрос. Например, по данным сайта www.sportmanagement.ru, в Питере горные лыжи пользуются популярностью у 7,8% населения, в Москве показатель несколько ниже — 4,7%. Но если эти проценты перевести в числовые значения, получается вполне впечатляющая цифра. С другой стороны, можно говорить и о не удовлетворенном качественном спросе — именно в районах этих двух городов проживает наиболее социально обеспеченная доля населения. К тому же в данных регионах требуются значительно меньшие инвестиционные затраты. Инвестор может их потянуть за счет привлечения собственных средств, не прибегая к серьезным внешним заимствованиям. Это связано с развитой инфраструктурой в окрестностях Питера и Москвы — с наличием вполне современных транспортных магистралей, отсутствием проблем с тепловодоснабжением. Безусловно, не последнюю роль играет и масштаб осваиваемых территорий.

   — На сегодня мы вложили более $30 млн., но это во все вместе — и в горки, и в инфраструктуру летней зоны. Хотя, конечно, самим дорогим вложением оказалось проведение коммуникаций — ведь это полностью функционирующий центр, — подчеркивает Наталья Силинская, коммерческий директор подмосковного парка «Яхрома». О таком же порядке цен говорит и один из руководителей спортивного комплекса «Сорочаны»:

   — Компания «Итера» инвестировала в строительство горно-лыжного курорта «Сорочаны» свыше $50 млн. Первоначально планировалось, что проект потребует инвестиций в меньшем размере — $34 млн.

   Схожая ситуация сложилась и на склонах Урала. Наличие относительно богатого населения подтолкнуло Магнитогорский металлургический комбинат принять непосредственное участие в развитии горно-лыжного курорта «Абзаково».

   Конечно, имеется и множество проблем. Прежде всего низкая рентабельность инвестиций и необходимость фактически единовременного вложения денег.

   — В настоящее время наш спорткомплекс имеет очень низкий уровень рентабельности. Нельзя говорить, что все это дело убыточное, однако вложение денег в предприятия производственной сферы с экономической точки зрения, безусловно, более выгодно. Лично мы, как и многие другие компании—инвесторы в горно-лыжную индустрию, являемся фанатами гор и катания, поэтому для нас вопрос прибылей не столь важен, — комментирует ситуацию Роман Хмелев.

   Причиной весьма невысокой прибыльности является довольно низкий уровень туристического развития населения.

   — Разумеется, инвестиционный проект предполагал получение прибыли, но, столкнувшись с российской действительностью, курорт на данном этапе ожидаемую прибыль не получает. Абсолютное большинство посетителей горно-лыжных комплексов — не туристы в строгом смысле этого слова, а просто любители горных лыж и сноубордов — люди, предпочитающие такой вид воскресного отдыха. Они мало ходят в рестораны, редко живут в гостиницах и почти не пользуются прокатом. Нашего клиента надо растить и приучать к полноценному отдыху, — считают в руководстве СК «Сорочаны».

Так будет
   Между тем, несмотря на проблемы, все участники горно-лыжного рынка едины во мнении по поводу перспектив развития индустрии в окрестностях обеих столиц.

   — В ближайшее время стоит ждать появления новых горно-лыжных баз в окрестностях Москвы, ведь места хватит всем. Но и мы не будем останавливаться на достигнутом, будем продолжать вкладывать и развиваться, — говорит Наталья Силинская.

   То же предположение высказал и Роман Хмелев:

   — Например, «Газпром» уже сейчас ведет строительство под Питером новой горно-лыжной базы. И, несмотря на заявленные $20 млн. требуемых инвестиций и срок окупаемости в 10 лет, считает этот проект вполне выгодным.

   Если же говорить о перспективах развития серьезных горно-лыжных центров — основные из них могли бы разместиться на Кавказе, — то здесь начинаются проблемы совершенно другого уровня. И, конечно, главной причиной затягивания этого процесса становится объем предполагаемых инвестиций, который достигает сотен миллионов долларов.

   Тут могло бы помочь государство.

   — Однако в настоящее время единой федеральной программы развития горно-лыжных комплексов и индустрии в целом нет, — сообщил «Профилю» заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Юрий Барзыкин. — При этом все больше регионов ставят эту сферу в ряд важнейших направлений социально-экономического развития, где курортно-туристский комплекс является одним из важнейших источников доходов наряду с сельским хозяйством, промышленностью. Сегодня в некоторых регионах действует система субсидирования процентных ставок по кредитованию строительства и реконструкции объектов туриндустрии, в том числе и на горно-лыжных курортах. Оказывается информационная и рекламная поддержка в продвижении горно-лыжных центров как на внутренних, российских выставках, так и за рубежом.

   По мнению депутата, успех развития этого сектора туриндустрии во многом будет зависеть от взаимодействия федеральных, региональных, муниципальных властей и частного бизнеса. На фоне жесткой конкуренции с известными мировыми туристскими центрами такая кооперация является базовой для создания современной конкурентоспособной горно-лыжной индустрии на российском и международном рынке туруслуг.

   От государства прежде всего ждут законодательной поддержки.

   — Туристская деятельность и функционирование горно-лыжных курортов подпадает под регулирование самых различных разделов права: международного, транспортного, таможенного, земельного, налогового, лицензионного, природоохранного, защиты прав потребителей, то есть затрагивает различные аспекты законодательного регулирования, — считает Юрий Барзыкин. — Поэтому наряду с профильным законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», который был принят в 1996 году и сыграл важную роль в становлении туризма в России, необходимо принятие еще ряда законов и подзаконных актов, направленных на создание благоприятных условий для развития горно-лыжного туризма и спорта.

   Кстати, надо учитывать, что большинство новых трасс строится в природоохранных зонах.

   — Наше ведомство работает в постоянном контакте со всеми организациями, ведущими строительство и эксплуатацию горно-лыжных баз, — заявил «Профилю» заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь. — В целом у нас не возникает никаких проблем с данными компаниями по экологическим нормам. Все спорные моменты пока удавалось решать в рамках законодательного поля. В крайнем случае после согласований с нами инвесторам приходилось вносить изменения в проект. Так было и с застройщиками Красной Поляны. Однако при общей удовлетворенности ситуацией нами все же был выявлен вопиющий факт — попытка оборудовать горно-лыжный склон в юго-восточной части Мамаева кургана в Волгограде. И самое интересное, что у застройщика были все разрешающие документы на строительство. Это просто кощунство.

   По мнению экспертов, создание и развитие конкурентоспособных курортно-туристских услуг в России и отрасли в целом сдерживают и другие важные проблемы. Например, необходима отраслевая структура управления с единым федеральным органом, курирующим вопросы горно-лыжных курортов. Ведь есть вопросы, которые без федерального уровня и комплексного подхода решить невозможно.


 
«Наши горы вполне конкурентоспособны»
   Анатолий Ярочкин, заместитель руководителя Федерального агентства по туризму:

   — Как вы оцениваете уровень развития российских горно-лыжных курортов?

   — Все старые курорты требуют вложения больших денег в свою инфраструктуру, с одной стороны, а с другой — они слишком труднодоступны для жителей европейской части России из-за своей географической удаленности. Если же рассматривать передовые российские курорты, то можно сказать, что с точки зрения катания они лучше, чем Альпы. Другой вопрос, что по уровню сервиса известным европейским курортам мы пока еще уступаем, однако, скажем, у той же Красной Поляны есть очень неплохие перспективы в этой области. Уже в нынешнем году свою часть проекта по устройству горно-лыжной базы должен закончить «Газпром», а в 2007 году — «Интеррос».

   — Какова роль государства в развитии горно-лыжных курортов в России?

   — Реализация проектов в Красной Поляне стала возможна во многом потому, что государство вложило колоссальные средства — речь идет о миллиардах рублей — в строительство транспортного сообщения курорта с городом Адлер. То, что было раньше, дорогой назвать можно было с большой натяжкой, а сегодня созданы все необходимые условия для комфортного транспортного сообщения. Вслед за этим пошли и инвестиции в развитие инфраструктуры — начали строить гостиницы, рестораны, одним словом, сопутствующие инфраструктурные объекты.

   — Можно предположить, что такое активное освоение Красной Поляны является частью олимпийской концепции города Сочи. Если заявка Сочи не найдет поддержки у членов МОК, уровень инвестиций резко сократится?

   — Я думаю, не стоит объединять заявку города Сочи на проведение Олимпийских игр 2014 года с активным освоением горно-лыжных склонов в этом районе. Ведь концепция развития Красной Поляны появилась достаточно давно, еще когда речь не шла о проведении олимпиады. Активная фаза вложения денег со стороны государства в этот район началась около четырех лет назад, в первую очередь деньги направляются на строительство транспортного сообщения и увеличение мощностей электроснабжения, газификации. Нашей целью было создать уникальную «географическую» зону — когда человек, живя в Сочи, отдыхает на пляже и купается, а потом легко перебирается в горы и посвящает время активному туризму. Одним словом, комплекс «Красная Поляна» может функционировать по принципу «горы — море».

   — Каковы перспективы развития горно-лыжной индустрии России?

   — Если рассматривать пример все той же Красной Поляны, то наши горы вполне конкурентоспособны — на наших склонах могут кататься все категории горнолыжников, независимо от их профессиональных навыков. Но что касается сервиса и предоставления услуг отдыхающим — здесь мы, к сожалению, все еще отстаем от западных курортов. И проблемы есть везде — начиная от транспортной составляющей и вплоть до предоставления услуг общественного питания. Однако когда начнется реальная борьба за клиента, будет расти и качество.

   — Расскажите об отношении местного населения к строительству и последующему развитию курортов, в особенности на Северном Кавказе?

   — Конечно, некоторые местные жители могут опасаться активного строительства в своих районах — ведь оно во многом вносит изменения в привычный уклад жизни людей. Однако лет 30—40 назад жители горных районов Австрии тоже активно выступали против бурного развития туризма. И чтобы убедить население в выгодности строительства, велась специальная разъяснительная работа. Теперь об этом они вроде бы и не жалеют. Я думаю, у нас такой проблемы не возникнет. Ведь для большинства проживающих в таких районах людей туризм является практически единственным реальным заработком. И люди понимают это. Например, с момента распада Советского Союза номерной фонд на побережье увеличился вдвое. И деньги вкладывают в том числе и местные жители. Просто законы рынка берут верх над устоявшимися привычками людей.

   — В чем вы видите приоритетные задачи государства в области развития горно-лыжной индустрии?

   — На мой взгляд, задачи государства следующие: не мешать частным инвесторам и создавать благоприятные инвестиционные условия. И сделать это можно, в первую очередь создав в перспективных местах ту инфраструктуру, которую ни один частный инвестор не потянет. В данном случае речь идет о дорогах, энергетических сетях, водоводах, предприятиях по переработке твердых отходов. Вот в этом я вижу задачу государства. А дальше придет инвестор, и сам создаст необходимое количество ресторанов, гостиниц, подъемников. Ну и конечно, государство должно следить за соблюдением экологических норм.

   — А какую ориентировочную сумму надо вложить государству, чтобы привлечь частный капитал?

   — Как вы понимаете, все зависит от специфики разрабатываемого объекта. Однако, по некоторым расчетам, чтобы подготовить транспортную инфраструктуру города Сочи к олимпиаде 2014 года, потребуется около $1,5 млрд.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK