Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Почему Янукович не стал Путиным"

События уходящего 2004 года показали, что Кремль плохо понимал Украину и слишком сильно зависел от информации, поставлявшейся администрацией президента Кучмы. В результате Россия оказалась заложницей игры Кучмы и его окружения, для которых приоритетными были интересы сохранения коррумпированной системы власти.«Задушенный» Кучмой

Москва не понимала истинных масштабов общественного недовольства режимом Кучмы и неподдельной ненависти по отношению к ключевым персонажам президентского окружения, прежде всего к главе администрации президента Виктору Медведчуку и возглавляемой им партии СДПУ(о). Термин «бандитская власть», столь эффективно использованный штабом Ющенко, подразумевал не столько снятые судимости Януковича (хотя это сильно помогало пиарщикам Ющенко), сколько в первую очередь коррумпированный режим Кучмы— Медведчука, грубо вторгавшийся в жизнь рядового украинца и прежде всего в дела малого и среднего бизнеса.

Проблема была не в кандидатуре Януковича — как потом оказалось, вполне харизматичного публичного политика. А в том, что Кучма и Медведчук упорно склеивали его со своим непопулярным режимом, «душили в объятиях» и блокировали все попытки вести самостоятельную избирательную кампанию. К примеру, Кучма настаивал, чтобы Янукович в августе просидел целых 10 дней на Олимпиаде в Афинах (вместо активной кампании в регионах), — и штабу премьера пришлось изобретать информационные поводы для досрочного возвращения кандидата в страну. Кучма и Медведчук выступили против самовыдвижения Януковича, что подчеркнуло бы его дистанцирование от власти, «номенклатурной партийной коалиции», — Кучма не ленился лично править предвыборную программу Януковича.

Единственной возможностью для Януковича честно выиграть выборы против Ющенко было бы дистанцирование от Кучмы и его окружения, позиционирование в качестве «новой, честной власти», способной побороть коррупцию. Ведение же кампании «а-ля Путин-2000 — работающий премьер, не отвлекающийся на предвыборную суету», как это предлагалось технологами Кучмы—Медведчука не без поддержки Кремля, было губительным для Януковича.

Кстати, стратегия кампании «человека из народа», разбирающегося с коррупционерами, доступного в общении с избирателями, и была предложена в конце июня аналитическим центром штаба Януковича. Она предусматривала нарастающее дистанцирование премьера от президента и его окружения вплоть до ухода в отставку на завершающем этапе кампании с выражением несогласия с политикой Кучмы—Медведчука.

Однако Москва не готова была поддержать самостоятельную игру Януковича, она играла в игру Кучмы и приняла деятельное участие, причем на высшем уровне, в блокировании самостоятельной избирательной стратегии премьера. Кучма же до последнего продолжал думать о сценариях продления своей власти и использовал Януковича как фальшпанель для продавливания конституционной реформы.

Янукович и его окружение понимали, что ими пытаются манипулировать. Поэтому были созданы альтернативные структуры, чтобы скорректировать наиболее проигрышные ходы штаба Медведчука. Однако кандидат и его окружение не имели прямого доступа к контролю над медийным ресурсом, и прежде всего телевидением, не контролировали административный аппарат на местах, грубые, «совковые» действия которого зачастую отталкивали избирателя от Януковича.

Лозунг «Путин с вами» не прошел

В мировоззренческом плане Кремль недооценил, что, в отличие от России, в украинском обществе идея сильного патерналистского государства с мощной бюрократией, вмешивающейся в жизнь простого человека, встречает не поддержку, а отчаянное сопротивление. В этом смысле политический проект, продвигавшийся Россией на Украине («Путин тоже с вами»), оказался невостребованным. После трагедии в Беслане привлекательность «российской модели» на Украине вообще резко упала.

А навязанная Януковичу Москвой идея двойного гражданства была чистым безумием (штаб Ющенко тут же выпустил рекламные продукты, где сидевший в камуфляже Путин, тыкая в лицо избирателю указательным пальцем, угрожающе вопрошал: «Ты уже готов ехать в Чечню?»). Сцена на одной из центральных улиц Киева вечером накануне первого тура 31 октября: две пожилые киевлянки, выгуливая собак, обсуждают на чистом русском языке предстоящие выборы. Реплика одной из них: «Ты же понимаешь, Янукович — это Чечня!» С этим связана и другая стратегическая ошибка, навязанная Януковичу советниками Кучмы—Медведчука при поддержке московской политтусовки, — проведение кампании жесткого противопоставления русскоязычного востока и украиноязычного запада Украины, попытка ввести в выборы геополитическую самоидентификацию избирателей — с США и Европой или с Россией. К этому добавилась и безумная авантюра российских религиозных фанатиков, по совместительству «православных политтехнологов», сумевших убедить кандидата, что электорально значимой темой является выбор между Московским и Киевским патриархатом, а средством ее решения — проведение крестных ходов против Ющенко (последний тут же занял электорально выигрышную позицию: президент не имеет права указывать гражданам, в какую церковь им ходить).

Такая стратегия не учитывала главного (проблемы языка, церкви и геополитической ориентации Украины, будучи важными, имели ограниченное электоральное значение в отрыве от главной темы кампании) — проблемы коррумпированной и доставшей народ власти. Фактически Януковича заставили ограничить свою кампанию востоком и югом Украины и работать только с собственным электоратом, который и так проголосовал бы за него. А нужно было решительно вторгаться на электоральное поле Ющенко в центральной Украине (например, в Черниговской, Житомирской и Кировоградской областях), где культурно-религиозные проблемы не имели решающего значения, а проблема коррупции власти оказалась определяющей. Задействование же в кампании, благодаря фантазиям московских «православных политтехнологов», приходов и священников Московского патриархата привело лишь к дискредитации важнейшего легитимного канала российского влияния на Украине — Русской православной церкви.

Между первым и четвертым корпусом Кремля

Еще один миф состоит в том, что Россия впервые сделала такую серьезную внешнеполитическую ставку на Украине и действовала «единым кулаком», координируя различных российских игроков. Это справедливо лишь отчасти. Да, попытка координации была предпринята и осуществлялась непосредственно главой администрации президента Дмитрием Медведевым. А по части координации медийного ресурса она оказалась даже чрезмерной: российские государственные телеканалы вещали на Украину открытую пропаганду, вызывавшую у украинцев недоумение и прямое отторжение.

Однако оказалось, что они представляют лишь одну из башен Кремля, в то время как свои интересы на Украине имели и другие башни. Их не радовала перспектива прихода к власти в Киеве «донецкой группы» с сохранением экономических позиций клана Кучмы. Победа же Ющенко открывала возможность конвертации политического ресурса в Москве в участие дружественных российских бизнес-групп в приватизации наиболее аппетитных украинских активов («Укртелеком», облэнерго, пересмотр результатов приватизации «Криворожстали» и т.д.).

Поэтому через одного известного российского политтехнолога в российских и украинских СМИ против Виктора Януковича была развязана контркампания. Уже в разгар «оранжевой революции» известный российский политтехнолог всерьез заявлял о наличии российского спецназа в Киеве, продвигая информационную провокацию штаба Ющенко. Так что если украинские события и были результатом заговора, то следы его надо искать не только в Вашингтоне и Брюсселе, но и где-то между первым и четвертым корпусом Кремля.

Что хорошо для Лужкова не обязательно хорошо для Киева

Серьезной ошибкой Москвы стало стремление навязать Украине концепцию федерализации и в разгар демонстраций в Киеве поддержать сепаратистскую инициативу в Северодонецке, вплоть до присутствия на нем второго человека в российском посольстве и мэра Москвы. Между тем идея федерализации не имеет серьезной поддержки населения. По данным опросов аналитического центра избирательного штаба Януковича (декабрь 2004 года), идею автономии юго-восточных областей поддерживают лишь 12% населения Украины, а активно осуждают 78%. Только в Донецкой и Луганской областях, а также в АР Крым поддержка автономизации достигает значимых величин — 48%. Даже среди активных сторонников Януковича идею автономизации поддерживают менее трети избирателей.

На этом фоне заявления российских политологов о неизбежности раскола Украины вели лишь к росту антироссийских настроений. Соответствующие заявления Лужкова, Леонтьева, Третьякова, Никонова, Крыштановской тиражировались украинскими СМИ и лишь усиливали ощущение враждебности российской элиты к Украине. Пожалуй, единственным российским политиком федерального уровня, кто открыто выступил против поддержки сепаратизма на Украине, стал лидер «русских националистов» Дмитрий Рогозин.

Увы, Москва продолжает думать о возможности дальнейшей поддержки украинских политиков, выступавших за создание юго-восточной автономии и даже призывавших к присоединению восточных областей Украины к России. На днях Москву посетил бывший губернатор Харьковской области, а ныне основатель нового партийного проекта для востока Украины Евгений Кушнарев (его, кстати, в эти же дни пыталась вызвать на допрос Генпрокуратура), который был принят главой администрации президента Дмитрием Медведевым. В Кремле не могут понять, что у украинских политиков, которые публично призывали к расколу страны, больше нет серьезного политического будущего.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK