Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Почувствуйте разницу"

Америка в ответ на теракты заявляет о готовности воевать. Европа — выполняет требования террористов, Россия — безмолвствует. Все по своему политкорректны.Как известно, американцы на события 11 сентября 2001 года ответили патриотическим подъемом, порой казавшимся стороннему наблюдателю по-голливудски нарочитым и от этого приторным. Тем не менее для самих американцев это было естественно. Они демонстрировали сплоченность вокруг флага и вокруг власти. Они приняли вызов и заявили о готовности воевать. Во что это в итоге вылилось, как американская власть использовала сплочение нации вокруг себя — вопрос совершенно отдельный. Факт тот, что призывать к капитуляции перед террористами в Америке неприлично. Политкорректный американец в таких случаях свое государство поддерживает.

В Европе все совсем по-другому.

12 сентября 2001 года я в составе группы российских туристов был в Гранаде — последнем городе Испании, который удерживали арабы в XV веке. Именно здесь победоносно закончилась европейская реконкиста. Естественно, мы спросили местного экскурсовода, как она относится к вчерашним событиям в Нью-Йорке и Вашингтоне. «Людей, конечно, жалко, — сказала эта симпатичная и, видимо, хорошо образованная испанская женщина, — но мы все думаем, что американцы это сами организовали». Еще интереснее было через день, 14 сентября. На эту дату руководство ЕС назначило общеевропейский траур по жертвам американских мегатерактов. В тот день мы были в другом испанском городе, Таррагоне. На каждом углу играли оркестры. Играли вовсе не Шопена, а что-то очень южно-веселое. Улицы были увешаны большими флагами и маленькими флажками — разноцветными, а отнюдь не черными. Перед мэрией Таррагоны гордо реяли стяги Испании и Каталонии, не приспущенные ни на миллиметр и даже без символической черной ленточки. В общем, имел место обычный для средиземноморских городов перманентный праздник. Испанцы американцев с их трагедией в гробу видели. В прямом и переносном смысле.

Там же они видели россиян и израильтян, коих взрывают каждодневно и ежечасно. Политкорректная Европа всерьез считает, что целенаправленные массовые убийства мирных людей, которыми занимаются чеченские и палестинские террористы, можно понять и оправдать. Шведские художники создают миленькую инсталляцию «Белоснежка» по мотивам событий в Израиле: в бассейне, заполненном жидкостью, очень похожей на кровь, плавает лодочка с портретом вовсе не жертв теракта, а убийцы (взорвавшей себя в переполненном автобусе молодой палестинки). А пресса Швеции, да и всей Европы заходится в истерике по поводу того, что израильский посол устраивает на выставке, где представлен данный шедевр, небольшой погром. Возмущаются действиями израильтянина, а не скотством «художников».

В связи с этим многомиллионные демонстрации по поводу мадридских взрывов немного удивляют. Ведь и в этом случае убийц следует понять и оправдать, кем бы они ни были. Если бы это были баски, которым начало было шить дело испанское руководство, то они ведь такие же борцы за свободу, как чеченцы и палестинцы, не правда ли? А если это исламские террористы, что было изначально ясно непредвзятому наблюдателю, — это вообще прямые братья по оружию все тех же чеченцев и палестинцев. Так что все это как-то странно и непоследовательно.

Впрочем, все становится яснее, если посмотреть, как развиваются события. На парламентских выборах в Испании, прошедших через три дня после мадридских взрывов, по всем опросам ожидалась победа правящей Народной партии — правой, выступающей за союз с США в борьбе против исламского терроризма. После взрывов ситуация изменилась радикально — выиграли социалисты, чей лидер Хосе Луис Родригес Сапатеро сразу же объявил, что Испания выведет свои войска из Ирака. Погоды в Ираке это не сделает — испанцы участвуют в операции чисто символически. И тем отчетливее заметен в словах лидера победившей партии капитулянтский настрой. Такая мгновенная, прямо-таки рефлекторная капитуляция удручает, но не удивляет. Видимо, и против террора европейцы протестовали в том смысле, что не надо с ним бороться, а надо безоговорочно выполнять все условия террористов.

Политкорректность по-русски

Первая наша реакция на всплеск массового терроризма в стране осенью 1999 года напоминала американскую — с той лишь разницей, что Россия обошлась без экзальтации. Сплочение вокруг власти и готовность воевать были продемонстрированы совершенно явно — на выборах в Госдуму и президентских выборах.

Более серьезные различия между Россией и Америкой дали себя знать позже. В Соединенных Штатах терактов после 11 сентября не было, у нас они до сих пор происходят регулярно. При этом первая волна патриотических чувств уже прошла, и теперь народ просто безмолвствует.

Ставропольский край в день похорон жертв взрыва в электричке послушно голосует за «Единую Россию», разве что явка несколько ниже обычной и результат партии начальников чуть ниже среднероссийского, но лидерство ее несомненно, она набирает больше голосов, чем занявшие второе и третье места ЛДПР и КПРФ вместе взятые. Москва реагирует на взрыв в своем метро сдержанно. А остальную Россию все это, кажется, вообще не волнует.

Достаточно почитать провинциальные газеты (кроме, конечно, северокавказских). Сообщения о взрывах в ставропольской электричке или московском метро на следующий день после случившегося здесь появляются в виде маленькой заметочки в колонке новостей между сообщениями типа: «У жительницы райцентра N Лидии Малаховой родилась двойня» или «На улице Ленина в областном центре совершен дерзкий угон автомобиля ВАЗ-2109». А через день — уже никаких упоминаний. Проехали, забудьте. Мало ли что там у них на сумасшедшем Кавказе (в проклятой Москве, ненужное зачеркнуть) происходит.

И то верно. Против чего, собственно, протестовать? Кому адресовать протест? Басаеву и его саудовским спонсорам? Как-то это совсем уж глупо. Собственной власти? А чего от нее требовать? Повторной капитуляции? Так только хуже станет. Мы ведь как раз последствия первой капитуляции в Хасавюрте теперь и расхлебываем (во время первой чеченской войны поведение россиян было ближе к поведению европейцев — результат налицо). Усиления борьбы с терроризмом? Спецслужбы неэффективны, и выше собственной головы они не прыгнут.

К тому же российские власти надежно защищены от любых протестов стеной собственного равнодушия. В Испании после терактов король предоставил часть своего дворца для размещения раненых. В России в таких случаях виртуальный пресс-секретарь президента выражает виртуальное соболезнование семьям реальных жертв. А не менее любимый народом столичный мэр, за десяток лет руководства городом не потрудившийся привести в порядок милицию на подведомственной территории, по традиции «от щедрот» отстегивает семьям погибших и пострадавших издевательские суммы в 100 и 50 тыс. рублей соответственно. Уместно вспомнить, как в день думских выборов чета Путиных рассказывала народу о счастливо народившихся щенках своей лабрадорши. На Ставрополье в это время, как уже было сказано, хоронили жертв взрыва в электричке.

И только после того, как рухнул Трансвааль, стало окончательно ясно, чем объясняется наше равнодушие к терроризму. Никакому Басаеву никогда не убить столько россиян, сколько убьют они себя сами. Никто иной, как москвичи, с телячьим восторгом раз за разом избирают себе городское руководство, которое крушит старую, историческую Москву, простоявшую уже сотни лет и имевшую возможность простоять еще столько же (в XVIII-XIX веках не было такого понятия, как «крепкий хозяйственник», поэтому в качестве строительства можно было не сомневаться), а вместо нее шлепает архитектурные «шедевры», которые разваливаются через два года после постройки, убивая счастливых избирателей. Вот где действительно стоило бы протестовать, но ведь и в данном случае это бессмысленно. К кому претензии? К «крепким хозяйственникам»? Да нет, к тем, кто регулярно одобряет их деятельность семьюдесятью пятью процентами голосов. Никто ведь не подтасовывает результаты выборов мэра Москвы, они именно такие, как объявляет горизбирком.

Тут невольно вспоминается старый анекдот. «Завтра вас всех вешать будем, — объявляет начальство. — Вопросы есть?» «Веревку свою приносить?» — спрашивают с места. Наверное, это и есть русская политкорректность.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK