Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ"

Российская промышленность завершает 2009 год медленным и трудным восстановлением. О росте говорить пока рано, но о стабилизации — уже можно.    Отечественную промышленность в 2009 году штормило не на шутку. Самым драматичным стал второй квартал: в мае было отмечено самое крутое пике промышленного производства — минус 17,1% (год к году, по данным Росстата). Затем реальный сектор неожиданно сделал рывок, породив надежды на быстрое восстановление. Как подсчитали в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), в третьем квартале производство стало расти в среднем на 1,6% в месяц. Но чуда не случилось: внутренних причин для интенсивного поступательного подъема промышленности у нас не нашлось, и в дальнейшем большинство отраслей сбавили темпы прироста. В четвертом квартале средний ежемесячный подъем составляет лишь 0,5%. В целом по итогам года, как сообщила министр экономического развития и торговли Эльвира Набиуллина, объем промышленного производства снизится в России примерно на 11,5%.
   
ПО ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ


    Подъем в третьем квартале вообще можно считать явлением условным, тут сказался эффект низкой базы второго квартала. «А спад во втором квартале 2009 года в значительной степени объясняется наличием больших переходящих запасов сырья и товаров, оставшихся с 2008 года», — объясняет руководитель направления реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников. Адекватной статистики о прошлогодних «заначках» предприятий нет, и потому нет возможности оценить, как именно они повлияли на спад производства, но аналитики уверены, что этот фактор сыграл свою роль.
   Ко второму полугодию ситуация на мировом рынке стала гораздо оптимистичнее, заработали деньги, влитые развитыми государствами в свои экономики. Соответственно, вырос спрос на энергоносители. Если цены на нефть в апреле колебались вокруг $50 за баррель, то в августе уже перевалили за 70-долларовый рубеж. Все это нашло отражение и в росте российской промышленности. Словом, все как по писаному: наша экономика не перестала быть сырьевой и потому реагирует на колебания мировой конъюнктуры. То, что в основе подъема российского промышленного производства лежат масштабные меры государственной поддержки экономики во всем мире, подтверждает и главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. «Эти меры работают и внутри России, в частности через некоторое увеличение спроса на энергоносители со стороны зарубежных промышленных предприятий, а уже деньги от продажи нефти приходят к нам и оживляют покупательскую активность», — поясняет эксперт.

   Статистика Росстата формируется по трем разделам: добывающая, обрабатывающая промышленность и распределение электроэнергии, воды и тепла. Первый и третий раздел, поясняет главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик, обычно не так сильно падают в кризисные периоды, они же и медленнее растут, когда идет процесс восстановления. Действительно, если посмотреть на голые цифры, то воображение может поразить взлет в обрабатывающей промышленности. Например, производство тканей, по данным Росстата, приросло в ноябре (к ноябрю прошлого года) на 39,8%, стальных стройконструкций — на 75,6%. Ярослав Лисоволик объясняет это явление опять же эффектом низкой базы: обработка так рухнула в ноябре прошлого года, что сейчас малейшее движение вверх обеспечивает впечатляющие проценты. Однако, по мнению Владимира Сальникова, в данном случае сильнее работает фактор опустевших складов: ко второму полугодию запасы истощились, и срочно понадобилось запускать производства, чтобы удовлетворить пусть и скромные потребности рынка. А там, где склады затоварены, как, например, на АвтоВАЗе, обвал не остановлен — в автопроме зафиксировано падение в 46,4%. В целом обработка хотя и подтянула вверх общую статистику, все равно показывает падение в ноябре (год к году) на 0,8%.
   Одна из причин того, что дела идут не так хорошо, как хотелось бы, состоит в том, что расчет на импортозамещение по аналогии с кризисом 1998 года не оправдался. Вытеснения привозной продукции отечественными образцами за счет механизма девальвации рубля, запущенного прошлой осенью, на этот раз не случилось. В денежном выражении затраты на импорт снизились практически пропорционально снижению общих расходов на покупки. Рубль упал не так сильно, как десять лет назад, и при этом быстро начал укрепляться — раньше, чем экономика могла почувствовать стимулирующий эффект от его падения. Кроме того, говорит Владимир Сальников, «во время прошлого кризиса правительство жестко сдерживало рост тарифов естественных монополий, что предопределяло увеличение конкурентоспособности оте-чественных товаров, теперь тарифы — в свободном плавании».

   Наталья Орлова, в свою очередь, обращает внимание на то обстоятельство, что далеко не все относительно свободные деньги попадают в экономику. «В этом году потребители больше предпочитали откладывать, поскольку банки предлагали очень хорошие проценты по гарантированным вкладам», — говорит эксперт. Потому, в частности, до сих пор плохие данные показывает розничная торговля, которая рухнула год назад. Промышленные предприятия тоже резервируют средства, ведь никто не может поручиться, что в дальнейшем ситуация будет развиваться по благополучному сценарию. Так что далеко не все деньги, получаемые от продажи нефти и распределяемые внутри страны, идут на увеличение внутреннего спроса.
   
НЕ В ДЕНЬГАХ СЧАСТЬЕ

    Так что же — совсем нет повода для воодушевления? Ведь позитивная тенденция налицо.
   «Восстановление отечественной промышленности, безусловно, началось. Несмотря на некоторые колебания, оно достаточно стабильно», — считает Наталья Орлова. Но при этом темпы прироста совсем невелики. С такой оценкой солидарен и Ярослав Лисоволик: «Признаки восстановления есть, но они очень робкие». Эксперт обращает внимание на то, что еще в октябре, если брать данные год к году, динамика объема промышленного производства была отрицательной, а в ноябре она стала положительной. «Скорее можно говорить о стабилизации в промышленности, а не о ее росте», — полагает Лисоволик. Аналитики считают, что платежеспособный спрос пусть медленно, но растет. Нефтяники постепенно начали размещать заказы на машиностроительных предприятиях, то есть механизм перераспределения нефтяных денег по экономике запущен.

   Говорят, кризис — время профессионалов, это в полной мере относится к управленческому звену и собственникам предприятий. Вопросы производительности труда, оптимизации издержек — это вопросы выживаемости предприятий, их адаптации к изменившимся условиям. И здесь есть основания для сдержанного оптимизма. «Производительность труда обязательно должна повышаться в кризис, и мы эту тенденцию действительно наблюдаем», — отмечает Владимир Сальников. С этой точки зрения интересно посмотреть на финансовые результаты компаний российского реального сектора, они имеют свои особенности и не во всем совпадают с динамикой промышленного производства в физических объемах.
{PAGE}
   В январе-октябре 2009 года, по оперативным данным Росстата, сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без банков, страховщиков и малого бизнеса) составил +3233,4 млрд рублей.
   В аналогичном периоде прошлого года этот показатель равнялся +4567,8 млрд рублей. То есть падение составило около 30%. Однако сравнительные данные за январь-сентябрь были хуже: +2805,7 млрд рублей к +4380 млрд рублей, падение за этот период зафиксировано примерно на уровне 35%. Доля убыточных предприятий, конечно, тоже выросла — на 33,9% за десять месяцев. Но это меньше, чем во втором квартале, когда этот показатель составлял 39,5%.

   Поквартальная динамика вполне позитивная, причем начиная уже со второго квартала: после провального января и шаткого февраля с марта 2009 года предприятия вышли на довольно устойчивую траекторию, увеличивая положительный финансовый результат на 350-450 млрд рублей в месяц (единственным исключением стал июль с 261 млрд рублей).
   В итоге разница прибылей и убытков в третьем квартале 2009 года оказалась практически равна третьему кварталу 2008 года, когда кризис еще не успел набрать обороты. То есть финансовые результаты выглядят лучше, чем данные по физическим объемам промышленного производства. Эксперты говорят, что тут нет особой загадки.
   По мнению Натальи Орловой, разница между статистическими данными о выпуске в денежном выражении и в физических величинах объясняется исключительно плавающей ценой на выпускаемую продукцию.

   В каждом сегменте она изменялась специфически, отмечает аналитик, «поэтому дефлятор, на который делается поправка при определении финансовых показателей, в различных отраслях — разный». А Ярослав Лисоволик уверен, что все дело в изменении цен на выпускаемую продукцию в течение года. Снижающаяся инфляция и позволяет предприятиям сокращать издержки.
   Но кризис научил отечественный бизнес снижать затраты не только за счет падения темпов роста цен. Первое, что начали делать предприятия, — это оптимизировать кадровый состав, сокращая его численность.
   Таким образом, тенденции к повышению производительности труда и оптимизации расходов можно отнести в зачет антикризисной науки. Безусловно, оборотной стороной такого процесса стала безработица, рост которой не остановлен и по сей день. Но занятость — это сфера приложения государственных усилий, замечает Владимир Сальников, а дело предприятий — повышать свою эффективность. Самое главное состоит в том, что прибыль у большинства предприятий есть, значит, при благоприятном развитии ситуации она может быть инвестирована в новые проекты и дать импульс к развитию экономики.
   Как пойдут дела дальше? Большинство экспертов ждут продолжения слабого роста в ближайшие месяцы. А вот Владимир Сальников, напротив, уверен, что в начале будущего года наметившийся рост замедлится, а то и вовсе сделает паузу. «Формально какой-то всплеск потребительских расходов в декабре-январе может быть отмечен, но он будет объясняться сезонными факторами». Основные надежды связаны с подъемом мировой экономики, который прогнозируется на второе полугодие 2010 года. Очевидно, что по этой причине довольно оптимистично по отношению к российской экономике настроено и Минэкономразвития. Понятно, что пока в основе расчетов — повышение цен на энергоносители.
  

   ОТЛИЧНИКИ И ДВОЕЧНИКИ
   По данным Росстата, наиболее успешной отраслью по финансовым результатам является производство и распределение электроэнергии, газа и воды. За три квартала 2009 года предприятия здесь заработали в 3,2 раза больше, чем за аналогичный период годом ранее. В значительной степени это объясняется ростом тарифов. На втором месте рыбное хозяйство — рост в сальдо в 2,9 раза, далее — предприятия трубопроводного транспорта (+24,1%), сфера научных исследований и разработок увеличилась — на 14,2%. В сегменте добычи топливно-энергетических полезных ископаемых доходность упала на 19,5%. В аутсайдерах оказались обрабатывающие производства, сократившие объемы производства из-за падения внешнего и внутреннего спроса. Хотя при этом многие из них показали значительный прирост в физических объемах. Их финансовый результат уменьшился на 64,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Ощутимо упала доходность компаний розничной и оптовой торговли и ремонтно-сервисных организаций, положительное сальдо прибылей и убытков у которых за три квартала снизилось на 43,2%. В сегменте строительства превышение прибылей над убытками уменьшилось на 41,4%, в секторе сухопутного транспорта — на 41%.

   

   ЧТО УДАЛОСЬ, А ЧТО НЕТ
   ИЗ ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ ДМИТРИЯ МЕДВЕДЕВА РУКОВОДИТЕЛЯМ ТРЕХ ТЕЛЕКАНАЛОВ — ПЕРВОГО, «РОССИИ» И НТВ, 24 ДЕКАБРЯ 2009 ГОДА
   
   — Мы смогли все-таки запустить механизмы поддержки системообразующих предприятий. Ни одно крупное предприятие не находится в состоянии банкротства. Всем оказана поддержка, коллективы трудоустроены, в тех случаях, когда, допустим, производство на тот или иной период было остановлено, выплачиваются пособия, осуществляются иные меры финансовой поддержки.
   
   — Что не удалось? Во-первых, у нас осталась прежняя экономическая система, основанная на сырьевом рынке, основанная на продаже нашего сырья, прежде всего наших энергоносителей. Конечно, эта задача за один год не решается, но для нас это явно обстоятельство, которое тормозит наше развитие сегодня. С одной стороны, мы получаем большие деньги от экспорта сырья, но, с другой стороны, мы понимаем: только за счет сырья развивать экономику невозможно, тем более что провалы в ценах на сырье очень быстро и очень больно отражаются на состоянии нашей экономики.
   Второе. У нас много неконкурентоспособных предприятий, которые должны переоснащаться, превращаться в современные. Поэтому для нас крайне важно, чтобы инновационный характер развития производств стал преобладающим.
   
   — В этом году наша экономика, к сожалению, уменьшилась на 8,7, может быть, даже чуть больше процентов. То есть наш валовой внутренний продукт уменьшился на эту сумму. В следующем году, мы надеемся, будет прирост валового внутреннего продукта. В каких пределах? Пока сказать сложно, но, по расчетам аналитиков, это где-то от 2,5 процента. Может быть, при оптимистическом развитии событий, до 5 процентов. Если это будет так, это будет прекрасный результат. Но это показывает, что выход из кризиса не будет быстрым. Слишком велик груз проблем, накопившихся в мировой экономике, плюс те проблемы, которые на самом деле отягощают нашу экономику, потому что на собственно мировые экономические проблемы наложилась наша экономическая отсталость. Это, к сожалению, факт.
   Источник: kremlin.ru.

   {PAGE}

   УПАЛ — ОТЖАЛСЯ
   По данным Росстата, в ноябре 2009 года по отношению к ноябрю 2008 года на 39,8% выросло производство тканей, на 44,9% — производство целлюлозы, на 87,5% — минудобрений, на 41,5% — каучука, на 28,4% — шин. Более чем на 50% год к году выше ноябрьское производство стали и проката, на 75,6% — стальных стройконструкций, на 84,4% — холодильного оборудования. Депрессия продолжается в секторе производства электромашин (31,5% падения год к году), обогатительного оборудования (69,3%). В автопроме зафиксировано 46,4% падения в ноябре год к году, 0,8% падения выпуска к октябрю, 60,4% падения за 11 месяцев 2009 года.

   

   Я ОЖИДАЮ, ЧТО В БЛИЖАЙШИЕ МЕСЯЦЫ ПРОДОЛЖИТСЯ СЛАБЫЙ РОСТ. ПОСКОЛЬКУ РЕЗКИХ КОЛЕБАНИЙ НА ВНЕШНИХ ВАЛЮТНЫХ РЫНКАХ И ЦЕН НА НЕФТЬ СЕЙЧАС ОЖИДАТЬ НЕ СТОИТ, ТО И У НАС ВСЕ БУДЕТ ДОСТАТОЧНО СТАБИЛЬНО — СЛАБЫЙ РОСТ ПРОМЫШЛЕННОСТИ, КОТОРЫЙ МОЖНО НАЗВАТЬ ЭТАПОМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ, СТАБИЛИЗАЦИИ.
   НАТАЛЬЯ ОРЛОВА, ГЛАВНЫЙ ЭКОНОМИСТ АЛЬФА-БАНКА
   
   ОСНОВНАЯ ПРИЧИНА ОЖИВЛЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В УЛУЧШЕНИИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ, В ТОМ ЧИСЛЕ ЗНАЧИТЕЛЬНОМ СНИЖЕНИИ ИНФЛЯЦИИ, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ УМЕНЬШАТЬ ИЗДЕРЖКИ. НА БЛИЖАЙШУЮ ПЕРСПЕКТИВУ МЫ МОЖЕМ ПРОГНОЗИРОВАТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНО НЕКОТОРОЕ ОЖИВЛЕНИЕ СПРОСА, СТИМУЛИРУЕМОЕ РОСТОМ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ РАСХОДОВ В ДЕКАБРЕ И ЯНВАРЕ. В ОСНОВЕ ЭТОГО ЛЕЖАТ ПРИХОДЯЩИЕСЯ НА КОНЕЦ ЭТОГО ГОДА БЮДЖЕТНЫЕ ВЫПЛАТЫ.
   ЯРОСЛАВ ЛИСОВОЛИК, ГЛАВНЫЙ ЭКОНОМИСТ DEUTSCHE BANK
   
   ПОЛАГАЮ, ЧТО СЕРЬЕЗНОГО УХУДШЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЯ НЕ БУДЕТ ИЗ-ЗА МАСШТАБНЫХ ПРОГРАММ ПОДДЕРЖКИ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ СО СТОРОНЫ ЗАПАДНЫХ СТРАН. НА ВНУТРЕННЕМ РЫНКЕ ДОЛЖНЫ СКАЗАТЬСЯ ДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА ПО ПОДДЕРЖКЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АВТОМОБИЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И СТРОИТЕЛЬСТВА. НАДЕЮСЬ, ЭТИ МЕРЫ ДАДУТ ЭФФЕКТ.
   ВЛАДИМИР САЛЬНИКОВ, РУКОВОДИТЕЛЬ НАПРАВЛЕНИЯ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА ЦМАКП
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK