Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПРАВИЛА НА СЛУЧАЙ БАНКРОТСТВА"

Опасаясь, что немецким налогоплательщикам долго придется платить по долгам других стран, правительство Германии готовит руководство по процедуре банкротства для государств еврозоны. Основное бремя должно лечь на частных инвесторов, но и странам-должникам придется отказаться от значительной части их суверенитета. Полемика неизбежна.    Будучи по образованию физиком и убежденной сторонницей швабс-кой — разумной — модели ведения домашнего хозяйства, канцлер Ангела Меркель (ХДС) очень хочет, чтобы и в лихие времена финансового и валютного кризиса действовали обязательные для всех правила. В том, что порядок необходим, канцлер недавно убедилась вновь, когда европейский валютный союз попал в полосу турбулентности. И все из-за того, что под тяжестью собственных долгов едва не надломилась Греция.
   Первое за многие десятилетия государственное банкротство в Западной Европе удалось предотвратить только благодаря тому, что остальные страны еврозоны пришли на помощь споткнувшемуся соседу и выделили миллиардные кредиты. Канцлер решила, что такая болтанка повториться не должна, и потребовала, чтобы была разработана процедура «упорядоченного государственного банкротства». Глава немецкого правительства надеется, что «таким образом удастся создать важный стимул для членов валютного союза держать свой бюджет в порядке».
   Министр финансов Вольф-ганг Шойбле (ХДС) эту точку зрения полностью разделяет: «Мы должны придумать алгоритм, чтобы в экстренном случае страны могли уходить в процедуру упорядоченного банкротства, не создавая угрозы для всей зоны евро».
   Планы у этих двоих большие. Они понимают, что, несмотря на недавно принятый пакет мер по спасению объемом в 750 млрд евро, угроза от единой европейской валюты еще вовсе не отведена. Все участники этой спасательной операции — и канцлер Меркель, и французский президент Николя Саркози, и председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу, и греческий премьер Георгиос Папандреу — только купили небольшую отсрочку. Ее необходимо использовать, чтобы залатать бреши. Это касается в первую очередь Греции, которая до 2013 года, когда иссякнет предостав-ленная помощь, должна полностью привести в порядок свой государственный бюджет. Но в еще большей мере это требование относится ко всей еврозоне.
   По этой причине немцы поручили своим экспертам разработать пакет реформ, которые смогли бы в решающем звене стабилизировать всю конструкцию европейского валютного союза, если, конечно, партнеры на реформы согласятся. Причем не исключено, что в дальнейшем кто-то из них может разориться.
   Решительные меры необходимы, поскольку не срабатывают важные механизмы, призванные обеспечивать бе-зопасность единой валюты. Пакт о стабильности, задуманный для того, чтобы у отдельных государств не возникало искушения жить в долг, оказался неэффективным. Стали нарушаться основополагающие принципы валютного союза. К ним относился и запрет помогать странам, у которых возникают проблемы с долгами. Лишь с помощью политических трюков на грани допустимого стра-нам еврозоны удалось на непродолжительное время укротить кризис. До его преодоления еще далеко. Немецким налогоплательщикам в случае неудачи грозит гигантское бремя: в рамках пакета мер Германия взяла на себя ответственность почти за 170 млрд евро.
   По замыслу Ангелы Мер-кель, упорядоченное государственное банкротство долж-но прикрыть незащищенные фланги валютного союза. На-пример, должна быть узаконена процедура, которая позволяла бы в будущем оздоровлять экономику обанкротившейся страны. Кроме того, канцлер хочет воспрепятствовать тому, чтобы «спасательный зонтик» стал системой и превратился в хро-ническую угрозу для бюдже-та Германии.
   Проблема требует скорейшего решения, но правительст-во Германии должно действовать осмотрительно. Канцлер не хотела бы, чтобы ее идею истолковали как выражение недоверия к европейскому «спасательному зонтику». Потому эта концепция обсуждается в обстановке повышенной секретности. О ней знают не более дюжины экспертов из разных министерств.
   Им дано задание выстроить реформы не как альтернативу к «спасательному зонтику», а как продолжение и развитие мер по сохранению единой валюты. Сделано уже немало. В ведомстве канцлера циркулирует документ, базирующийся на разработках министерств юстиции и финансов.
   Если планам этим суждено сбыться, то в зоне евро при возникновении долговых слож-ностей материальные потери придется нести банкам и инвесторам. Крупные жертвы вынуждены будут приносить и сами страны-должники, а их правительства утратят часть своей власти. Эксперты предлагают двухэтапную проце-дуру. Ее смысл Шойбле обрисовал так: «Когда банкротится предприятие, кредиторам приходится отказываться от части своих долговых претензий. Так должно быть и при процедуре банкротства государств».
   Авторы реформ ожидают от них некоего воспитательного эффекта как для самих кредиторов, так и для получателей кредитов. Если для банков и частных вкладчиков реальной станет угроза не получить назад свой капитал в полном объеме, они станут осторожнее и подумают, каким странам они одалживают свои деньги.
   А получателям кредитов, в свою очередь, придется своевременно заботиться о собственной кредитоспособности, если они рассчитывают и далее получать средства. Этой мерой правительственные чиновники хотят выправить ситуацию, изрядно запутанную в суматохе спасательной акции. «В процедуре банкротства должен участвовать и частный сектор, чтобы финансовое бремя ложилось не только на налогоплательщиков, — говорится в проекте. — Держатель облигации ведь получает через купоны свою премию за риск, так пусть он и несет этот риск».
   Но удастся ли этого достичь? На случай, когда одна из стран зоны евро окажется не в состоянии платить по своим долговым обязательствам, чиновники предлагают «тонкую комбинацию из пролонгации сроков платежей и соразмерного снижения номинала или процентной ставки» соответствующего займа. Иначе говоря, кредиторы получат меньше денег, чем им причитается, да и те — позже. Специалисты это называют haircut — «стрижкой».
   В выгоде оказывается госу-дарство-должник. Финансовая нагрузка на него уменьшается. Правительству не приходится брать на себя новых долгов, чтобы погасить прежние. Это разгружает бюджет. Потому что свежие деньги страна может получить только, если она готова платить кредиторам более высокие премии за риск. А эта кризисная надбавка создает новые дыры в бюджете и превращается в фактор, обостряющий кризис.
   Но и у кредиторов должен быть стимул идти навстречу стране, берущей ссуду. В качестве встречной меры за их частичный отказ им гарантируется получение остаточной стоимости займа, которая может составлять до половины номинала. Их выгода в том, что им не придется списывать заем целиком. Страна-должник должна выплачивать гарантийную ставку и тем самым нести и собственные расходы.
   Поскольку при «стрижке» должнику прощается обычно менее половины долга, на странах-банкротах оста-ется висеть их суверенный страновой риск. Он выполняет некую сигнальную функцию, ведь некоторые займы страны на рынке остаются. При снижении кредитоспособности повышаются рисковые премии за них — и наоборот. Таким образом, инвесторы, правительства и организации, участвующие в спасении, будут постоянно в курсе того, как рынок оценивает ситуацию.
{PAGE}
   В качестве «международного гаранта» должен выступить Берлинский клуб, который для этой цели предстоит создать. По мнению экспертов правительства, это должно быть «деполитизированное и юридически самостоятельное учреждение».
   Концепция базируется на уже существующих институтах по урегулированию международных долговых отношений. Парижский клуб регулирует межгосударственные кредиты, а Лондонский специализируется на обязательствах, возникающих в отношениях между банками и государствами.
   Предложение правительст-ва Германии должно закрыть существующую брешь в системе. Берлинскому клубу предлагается заняться государственными займами и про-изводными от них ценными бумагами — так называемыми деривативами. В клуб планируется пригласить промышленные и быстро развивающиеся страны из «Большой двадцатки» (G20). Можно представить себе и создание его в рамках еврозоны.
   В реструктуризации долгов с самого начала должен участвовать МВФ. Эксперты правительства Германии отводят ему ключевую роль. Ес-ли представители МВФ придут к заключению, что ни отказ от части долгов, ни от-срочки результатов не принесли, начинается вторая фа-за процедуры.
   Ее цель — полное реструктурирование долга. «В этом случае придется ограничивать суверенные полномочия по распоряжению средствами», — говорится в проекте. Открытым текстом: правительство соответствующей страны не сможет неограниченно распоряжаться государственной казной.
   Вместо него имущественные интересы государства-банкрота должно будет представлять «лицо или группа лиц, знакомых с региональными особенностями страны-должника». Право назначения этих лиц будет закреплено за Берлинским клубом.
   Этот проект предусматривает более жесткие меры как в отношении кредиторов, так и в отношении страны-должника. Если проект будет принят, то в конечном счете все сведется к отстранению соответствующего правительства от власти решением МВФ и нового Берлинского клуба. Одна эта перспектива может возыметь дисциплинирующее воздействие на правительства, склонные к расточительству.
   Но есть в этом проекте несколько неприятных моментов и для международных кредиторов. Обычные меры по спасению, такие, как в случае с Грецией, до сих пор в основном строились на том, что некое попавшее в трудности правительство получало деньги от других стран, не заставляя частных инвесторов нести какие-либо потери. Если проще: в странах со сколько-нибудь здоровыми финансами, в первую очередь в Германии, банки и частные инвесторы ухо-дили в тень, а все бремя брали на себя налогоплатель-щики. С этим должно быть покончено.
   Пакет мер по спасению, принятый ЕС и МВФ и составивший 750 млрд евро, был устроен именно так. Зона евро получила возможность уверенно строить свои планы до 2013 года. Хотя далеко не очевидно, что к этому сроку кризис будет преодолен. Эксперты предрекают, что на Грецию к тому времени будет давить долговое бремя в 150% от ВВП. Потребность страны в свежих кредитах будет гигантской, и трудности с их получением, вероятно, тоже возрастут. Похоже на то, что Греция будет ковылять от одной спасательной операции к другой.
   К тому же совершенно не ясно, начнет ли этот проект функционировать, и если да, то с какого времени и в каком объеме. Ибо независимо от того, предложит ли правительство Германии свои идеи на заседании «Двадцатки» или на рабочей группе президента Совета ЕС Хермана ван Ромпея, сопротивление им неизбежно.
   Греция, Португалия и Испания, непосредственно ощущающие угрозу банкротства, как и страны, для которых такая опасность лишь некая вероятность, будут неистово протестовать против замыслов Берлина. С чего бы им поддерживать предложения, благодаря которым остальным странам зоны евро станет проще отказать нуждающимся в помощи даже в чрезвычайной ситуации?
   Но немецкое правительство ни в коем случае не желает постоянно платить по долгам других европейских стран. В ведомстве канцлера и в Министерстве финансов опасаются, что в противном случае положительное отношение немцев к евро и к ЕС может подвергнуться эрозии.
   Эксперты немецкого правительства делают ставку на то, что другие вероятные страны-спонсоры разделяют их тревоги. Правительства Франции, Финляндии или Голландии тоже, вероятно, заинтересованы, чтобы частные инвесторы и страны-должники взяли часть тягот на себя.
   Этот проект не из тех, что воплощаются в жизнь сами собою. Если бы он родился в недрах ЕС, ему бы пришлось преодолевать высокий барьер: чтобы создать Берлинский клуб, пришлось бы обновлять европейские договоры. Потребовалось бы согласие каждой страны-участника. Опыт Лиссабонс-кого договора научил правительства, что таких экспериментов лучше избегать.
   Тем не менее план мер на экстренные случаи нужно раз-рабатывать с максимальной быстротой, ибо ситуация может обостриться раньше, чем этого ожидаешь. Меры помощи Греции привязаны к тому, что правительство Георгиоса Папандреу выполнит установки ЕС и МВФ. Сам он полон решимости. Однако принимаемые им меры практически не дают результатов. Правительство повысило налоги и даже ввело новые, но поступления не оправдали ожиданий. Общественную жизнь и экономику регулярно парализуют забастовки.
   Иными словами, вполне возможно, что Греция не выполнит установленных для нее ориентиров и норм и потому средств из европейского денежного мешка не получит. Следствием этого станет то, чего главы европейских государств и правительств до сих пор стремились избежать любой ценой, — окончательное банкротство. Если пакет реформ еще не будет претворен в жизнь, ни о какой «упорядоченности» и думать будет нечего.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK