Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ПРЯНИКИ КОНЧИЛИСЬ"

ЦБ расчищает кризисные завалы и возвращается к жесткому регулированию банковского сектора.    Выход банковской системы из кризиса не происходит в одночасье — ЦБ поступательно восстанавли-вает стандарты, применяе-мые к участникам рынка. Параллельно регулятор вне-дряет и новые нормы, стремясь навести порядок в банковских рядах. Политика Бан-ка России строится по принципу «надейся на лучшее, готовься к худшему». По крайней мере, такой вывод можно сделать из интервью «Профилю» директора де-партамента лицензирования и финансового оздоро-вления кредитных организаций Центробанка Михаила СУХОВА.
   
   — Михаил Игоревич, ЦБ РФ вновь начинает закручивать гайки и отменять поблажки для кредитных организаций. Не приведет ли это к новым проблемам?
   — Меры поддержки банковского сектора сворачиваются естественным путем: вначале пропадает экономическая потребность в них, а потом Центральный банк или законодатели принимают соответствующие решения об их прекращении. Так было с порядком резервирования (с 1 июля банки вернулись к докризисному порядку формирования резервов. — «Профиль»).
   Так же, скорее всего, про-изойдет и с действием моратория на исключение из системы страхования вкладов убыточных банков. Такой же процесс происходит и в сфере санирования: по-требность в ней отпала в ос-трой фазе кризиса, а с теми немногочисленными банками, которые время от времени имеют финансовые проблемы, можно работать по стандартному сценарию. Так что стабилизация в экономике сказалась в целом и на банковском секторе в частности.
   Мы возвращаемся к своему принципу — проблемы банка должен решать их собственник.
   — Но что делать, если ряд банков все же не смогут вос-становить работоспособность, их однозначно ждет банкротство?
   — В пакете многочисленных поправок в закон о банкротстве, которые мы сейчас готовим, предлагается предоставить частному сектору те же возможности, которыми сейчас располагает Агентство по страхованию вкладов (АСВ).
   То есть если новый частный инвестор захочет санировать банк, то такой банк может попасть в режим «неприменения» мер воздействия в виде отзыва лицензии или введения запрета на привлечение во вклады средств населения. Но эта санация должна проходить без привлечения государственных средств.
   — Сохранит ли АСВ за собой полномочия по санированию банков?
   — Да, мы планируем сохранить за АСВ полномочия по санированию. Но предполагается, что агентство будет ими пользоваться гораздо реже. В условиях стабильности не должно быть проблем с платежеспособностью банков.
   — Когда будут приняты эти поправки в закон о банкротстве?
   — Активное обсуждение поправок начнется в следующем году, поскольку срок полномочий АСВ как санатора истекает в конце 2011-го. Имеет смысл закрепить те позитивные наработки, что появились в кризис.
   — АСВ строит планы по завершению санации в 8 банках к концу 2010 года. Какие из них «выздоровеют» первыми — те, что получили больше помощи?
   — Конечно, размер финан-совой поддержки влияет на сроки оздоровления проб-лемных банков. Но значение имеют не только суммы, но и мотивация инвес-тора. Вот, например, почти в половине случаев, в 8 из 19 проектов по санации, предполагается присоединение проблемного банка к другой кредитной организации. В тех случаях, ко-гда частный инвестор заин-тересован в сохранении здо-ровой части бизнеса проблемного банка, финансо-вое оздоровление идет быс-трее. В тех же случаях, когда не удается найти частного инвестора (как при санации «Российского ка-питала» и банка «Тарханы»), процесс не имеет таких чет-ких временных границ. АСВ пока участвует в капитале этих банков на 100%, и не совсем понятно, когда и на каких условиях найдется ин-вестор. Но никто и не рассчитывает на быстрое восстановление финансового положения всех попавших под санацию структур. Это процесс достаточно длительный.
   — Если новых банкротств в ближайшее время не предвидится, зачем тогда ЦБ разработал документ, в котором детально прописаны процедура и сроки принятия решений по изменению планов санации?
   — Довольно часто АСВ представляет нам очередные планы по финансовому оз-доровлению банков, а комитет банковского надзора и совет директоров ЦБ принимают решение, как для это-го использовать госсредства. Раньше у нас не было ограничений, связанных со сроками принятия таких решений, и здесь мы всего лишь завершаем конструкцию наших нормативных актов.
   — После снятия моратория на исключение из ССВ убыточных банков, возможно, некоторые из них лишатся права на работу с вкладчиками. Будет ли это считаться страховым случаем? То есть смо-жет ли вкладчик забрать гарантированную ему государством сумму?
   — Вкладчик сможет забрать застрахованную сумму в любом случае: будет ли это отзыв лицензии у банка или введение запрета на привлечение депозитов. Вообще, введение такого запрета не всегда означает прекращение деятельности банка и отзыв лицензии. Некоторые организации рассчитывают-ся с вкладчиками и продолжают работать на рынке. Ес-ли же банк этого сделать не может, то по истечении 14 дней ЦБ обязан отозвать у него лицензию. Вот это уже страховой случай, и вкладчик получает свои деньги из страхового фонда.
   — Недавно Сбербанк опубликовал на своем сайте спи-сок своих сотрудников, уволенных по обвинению в незаконных действиях. Как вы считаете, поспособствует ли это очищению банковского сектора от мошенников?
   — Это следствие борьбы со злоупотреблениями сотрудников. Но заставлять банки публиковать такие списки, на мой взгляд, невозможно. Одно дело, когда этим занимается Сбербанк, у которого есть строгий свод правил сотрудников и регламент их увольнения. Другое дело, когда этим займется банк иных размеров и с иным бизнесом. Здесь могут возникнуть вопросы — возможно, руководители просто сводят счеты со своими подчиненными.
   — Кстати, уже известно об одном случае, когда бывший работник Сбербанка обратился в суд по той причине, что попал в этот список…
   — Что касается подачи иска, то у людей есть на это право. Если есть какой-то конфликт, то этим должен заниматься суд.
   — Сам ЦБ опубликовал на своем сайте фамилии почти трех десятков руководителей и членов советов директоров, виновных в банкротстве своих кредитных организаций. Однако потом регулятор сократил черный список, дав возможность продолжить работу топ-менеджерам организаций, лишившихся лицензий из-за нарушений требования к капиталу. Почему?
   — Давайте рассмотрим несколько сюжетов. Первый: владелец не выделил средства на докапитализацию банка (требования к минимальному уровню капитала — 90 млн рублей. — «Профиль»), тем не менее активов хватило на возмещение средств вкладчикам и кредиторам — значит, свою функцию руководители банка при его ликвидации выполнили, и, следовательно, их не нужно лишать права на работу в банковском секторе. Второй сюжет: владелец не дал банку денег, и тот не расплатился с кредиторами и вкладчиками. Такие случаи единичны, но они бывают. Но и тут нельзя однозначно говорить о запрете. Мы разделяем ответственность владельца и ответственность менеджера: устанавливаем причины, по которым выплаты не были произведены, и виновных в этом.
   — Банкиры говорят, что решить проблему стоило, на-пример, прописав требования к деловой репутации топ-менеджеров на уровне закона. Как вы относитесь к этой инициативе?
   — Сейчас с Минфином обсуждается такая возможность, так что, возможно, в будущем и появятся соответствующие документы. Но в любом случае, что бы мы ни делали, ЦБ не смо-жет действовать так, как Сбербанк, просто потому, что у регулятора совершенно другие полномочия и другие возможности. Наши списки на сайте — это не наше мнение о недобросовестных банкирах, на сайте публикуется информация о тех, чью вину установил суд. ЦБ — регулятор, и свое мнение он должен держать при себе, хотя бы до определенного времени. В нашем внутреннем черном списке фамилий банкиров гораздо больше, чем на сайте, — порядка 2500 человек.
{PAGE}
   — С октября по требованию ЦБ обменные пункты должны заработать по новым правилам — преобразоваться в операционную кассу банка. Московское ГТУ ЦБ недавно проверило выполнение требования и выявило лишь шесть случаев нарушения законодательства. Однако сотрудники «Профиля» нашли массу примеров, когда до сих пор никаких других операций, кроме обмена валют, в них не проводится…
   — Московское ГТУ говорит о шести случаях, когда банк должен был закрыть обменный пункт, но не сделал этого. Возможно, есть примеры, когда пункт, работая уже в статусе оперкассы, не внедрил новую услугу, которую обещал. Но несколько недель не тот период, за который можно выявить абсолютно все нарушения. Если не удастся принудить обменники поменять свой формат, через некоторое время мы решим, что делать дальше. В первую очередь нужно будет поработать с са-мими банками, чьи подразделения нарушают наши тре-бования.
   Кроме того, было и сейчас есть достаточно большое ко-личество точек, которые поль-зуются фиктивными справками. Если на пункте продажи валюты висит ксерокопия какого-то документа, это не значит, что он обязательно реально существует. Но обязанность проверять законность точек — это задача правоохранительных органов. Принятое нами требование к обменникам позволяет правоохранителям более эффективно пресекать незаконную банковскую деятельность — и ЦБ, и его теруправления готовы предоставлять необходимую информацию о законности проведения обменных операций в том или ином месте. При этом в задачи ЦБ не входит проведение рейдов по улицам с проверкой «вывесок».
   — Еще один момент — многие обменники по-прежнему представляют собой клетушки, хотя уже работают в качестве операционных касс. И санэпидемнормы — 6 кв. м на одного сотрудника — ими не соблюдаются. Неужели нет никаких требований к банковским офисам?
   — Когда эти пункты преобразовывались в оперкассы, то в Московском ГТУ смотрели на место регистрации, потому что подразделение банка не может быть заре-гистрировано по адресу, где нет объекта недвижимости. В дальнейшем их можно про-верять и уже смотреть помещения. Но я не думаю, что мы будем устанавливать требования к площади оперкасс и, например, числу работников. В этом случае мы должны будем заставить весь банковский сектор арендовать по 6 кв. м на каждого сотрудника. И многие скажут, что это слишком затратно, особенно для крупных банков. Поэтому каждый шаг в этом направлении должен быть аккуратным. Он затрагивает не только эти бывшие обменники, но и 40 тыс. других внутренних подразделений кредитных организаций.
   

 

Таблица 1
ТЕМПЫ ПРИРОСТА АКТИВОВ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА В СЕНТЯБРЕ 2009-ГО И СЕНТЯБРЕ 2010 ГОДА

ДатаВклады физических лиц (%)Средства, привлеченные от организаций (%)Активы (%)Собственные средства (капитал), %Кредиты и прочие размещенные средства, предоставленные нефинансовым организациям (%)Кредиты, предоставленные физическим лицам (%)
01.10.20090,51,8-0,56,5-0,7-1,1
01.10.20101,82,82,5-0,12,91,8
Источник: ЦБ РФ.

   

   Михаил СУХОВ
   родился в 1968 году в Москве. Начал свою карьеру в Центробанке с 1993 года в управлении исследований и прогнозиро-вания. В марте 2002 года назначен директором лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ. На этой должности он курировал доступ банков в систему страхования вкладов и раскрытие ими структуры собственности. Под его руководством был создан «Центральный каталог кредитных историй». В январе 2007 года вошел в совет директоров Цент-робанка.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK