Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Разве это расстояния"

О чем прежде всего надо спрашивать девушку, с которой познакомился на курорте и которая тебе понравилась.    Значит, так. Это не о том, что каждый год мы с друзьями ходим в баню. В этой истории будет не метель и шампанское, а растаявшее мороженое и теплое пиво. Отпускному сезону посвящается. Когда мы еще были студентами, я, Кира, Славик и Пуся каждый год после сессии сваливали в Сочи. Потом стало ясно, что гораздо дешевле и приятнее сваливать в Турцию. Кира даже открыл свое турагентство. Славик уехал на ПМЖ в Германию и сейчас выращивает рассаду для баварских гретхен. Я прозябаю в редакции, зарабатывая терзанием клавиатуры. И только Пуся (в миру Митя Пусаков) так и остался свободным человеком с временными и умеренно страстными увлечениями. Сначала он работал на радио, потом составлял деловые сборники. Затем увлекся разведением аквариумных рыбок. Но они все передохли во время знаменитого московского отключения электроэнергии. Затем он издавал комиксы для детей. Действующих лиц было двое. Мальчик-интер и девочка-нет. Не знаю, какие жизненные коллизии привели его к такому безрадостному взгляду на жизнь. Лучше бы это я был мальчиком-нет, а так мои пять тысяч гринов, выданные ему под проект, сгорели синим пламенем. И вот Пуся встретил настоящее чувство. Случилось это год назад. Он (вспомнив студенческую традицию) поехал в Краснодар и — попал.
   — Вано, — рассказывал он мне, вернувшись в Москву, — это девушка моей мечты. Она мила, скромна. Она не курит — согласись, по нынешним временам это редкая удача. Мало того, ты удивишься, но она не ругается матом. Представь, за две недели знакомства ни-ра-зу! Даже когда я уронил ее сумку с пристани в воду, она просто рассмеялась. Но и это еще не все. Она не пьет! Даже пива! За эти две недели я ни разу не видел ее пьяной. Она не тянет деньги. И везде порывалась заплатить за себя сама. Мне удалось пару раз ее накормить, свозить на экскурсию и один раз заплатить за мобильный. И то за мобильный она мне деньги вернула. Ты где-то встречал такое? Она не клянчит подарки и не говорит, что мечтала вот об этих солнечных очках. Она не зациклена на тряпках, хотя очень симпатично одевается. Она не считает калории в ресторане, а лопает что есть. При этом стройна и легка. Она не жалуется на жизнь, на то, что ей осточертело жить с мамой, что папа старый маразматик, а приятель, который ее бросил, крохобор и идиот. Ни слова.
   — Так о чем же вы говорили,— изумился я, — если все животрепещущие темы оказались вне обсуждения?
   — О, она рассказывала, какая у нее добрая и чудесная мама. Она преподает в местном университете. Какой классный отец — он юрист, у него своя контора. Как она любит свою работу — она инструктор по фитнесу и назанимала кучу призовых мест на всяких спортивных соревнованиях. Еще она учит итальянский и мечтает поехать в Рим. Там она еще не была. Познакомила с сестрой — ну так себе, я тебе скажу. Обычная серая мышка с бухгалтерским образованием и целлюлитом. Но девка неплохая. Интеллигентная. Тоже не пьет, кстати. Но покуривает.
   Они расстались с Олей, обливаясь слезами. Обменялись телефонами и электронными почтовыми адресами. Пуся обещал приехать через месяц. И тут впервые за все годы он плотно устроился на работу — в пресс-службу крупной компании, и начальник попался не идиот, и деньги нормальные. В общем, не поехал Пуся к Оле через месяц. И через два тоже не поехал. У компании оказалась куча филиалов по стране, но все вдали от милой подруги. Зато переписка была нежной и обстоятельной, и за год влюбленные хорошо узнали друг друга. В частности, Пуся выяснил, что Оля любит симфоническую музыку — несколько раз он звонил, когда она была на концерте. Один раз на Спивакове, другой на Крайневе. Ревнивый Пуся бросился проверять и — о ужас! — выяснил, что никаких гастролей Спивакова и Крайнева в Краснодаре не было. Эти мастера струн и клавиш в это время надрывались в Новосибирске. Пуся загрустил и написал темпераментное письмо, Оля отшутилась и написала в ответ стишок. Пуся, конечно, растрогался. И решил отложить выяснение обстоятельств до личной встречи. Один раз Оля болела, промочила ноги. Пуся залез на сайт погоды — в Краснодаре палило солнце. Тут у Пуси и возникло подозрение, что совершенства в жизни не бывает. И что, несмотря на свои многочисленные достоинства, девушка, похоже, любит приврать. Но поскольку он был в нее страстно влюблен, то примирился и с этим. И тут — о чудо! — Пусю посылают в Краснодар. В командировку. Надо ли говорить, как ликовало его истомившееся сердце. Шутка ли, год не видел любимой девушки, изменил образ жизни и продвинулся по стезе добродетели и карьерной лестнице — стал главой отдела по связям с прессой.
   Он засыпал Олю письмами и эсэмэсками, послал ей миллион воздушных поцелуев, купил новый чемодан и батарею одеколонов. Применив грубую физическую силу, я спас его от эпиляции. Он был готов даже на это, ведь Оля сказала, что у них в спортклубе мужики удаляют волосы на руках, ногах и груди. Наконец, я запихнул его в самолет и стал ждать сладостных вестей.
   Больше всего Пуся был ошарашен тем, что Оля его не встречала. А ведь спрашивала рейс и время прилета. Ну ладно, сердце красавиц и т.д. В конце концов, она могла решить, что бросаться ему на шею сразу после длинной разлуки неприлично. Пуся поехал в филиал своей конторы и позвонил ей из машины. Оля обрадовалась и неожиданно спросила, где он. «А я уже в машине, в филиал еду», — поведал Пуся. «А я тут тебя жду в аэропорту», — загрустила Оля. Договорились встретиться вечером у Оли. Она намекнула на романтический ужин. Пуся в подробностях записал адрес. Улица Ленина, около гостиницы, напротив обувной магазин.
   День промчался незаметно. И только в шесть вечера Пуся понял — вот, время пришло. Нельзя откладывать, нельзя ждать ни минуты. Он купил самые роскошные цветы. Подарок для Оли уже был припасен. Поймал такси и скомандовал: «На Ленина». «Это у черта на рогах, — уточнил водитель. — Не повезу». Но Пуся был готов на любые траты.
   Пропетляв по городу минут сорок, они оказались на улице Ленина. Но ни гостиницы, ни названного Олей номера дома не было. Не было даже обувного магазина. Пуся бросился звонить Оле. Голос у нее был грустный. «А я тебя уже час жду, — сказал она, — курица уже остыла, шампанское согрелось». Пуся запутался в объяснениях, проклиная водителя. Тем более что тут он увидел, что находится на проспекте Ленина, а ему нужна именно улица. Он расцеловал телефонную трубку и обещал Оле сейчас же приехать. Еще полчаса кружения по городу ничего не дали, они опять оказались на проспекте. Он опять начал звонить Оле. Та долго не брала трубку, а когда взяла, то уж лучше бы не брала. Было понятно, что Оля плакала, и Пуся, как идиот, не мог найти ее дома.
   — Ну что, и гостиницы не видишь? — убитым голосом спросила Оля. Она уже поняла, что жизнь свела ее с редкостным топографическим идиотом, который способен запутаться в трех домах.
   — Как она называется, эта твоя гостиница? — спросил Пуся, теряя последнюю надежду. Как разговаривать с женщиной, которая не способна внятно объяснить, где живет.
   — «Новосибирск», — всхлипывая, произнесла Оля.
   — А при чем тут Новосибирск? — уточнил Пуся. — Какое-то странное название для краснодарской гостиницы. Города-побратимы, что ли?
   — Какие побратимы? Какой Краснодар? — зарыдала в голос девушка. — Я живу в Новосибирске! И гостиница называется «Новосибирск»!
   Тут страшная догадка наконец пробила брешь в железобетонной уверенности Пуси.
   — А что же ты мне не сказала, что живешь в Новосибирске?
   — А с чего ты решил, что я живу в Краснодаре? В Краснодар я приехала к сестре. Отдыхать. Так же, как и ты-ыы-ы…— Пуся физически почувствовал, что его трубка намокает от девичьих слез.
   Он стоял на проспекте Ленина. В Краснодаре. С букетом роз, которые осыпались на расплавленный дневным жаром асфальт. А в четырех тысячах километрах от него плакала Оля, она задувала свечи и убирала посуду — романтическое свидание не состоялось, прическа, которой было отдано столько сил, никого не восхитила, шелковая кофточка осталась несмята.
   Честно скажу, не знаю, чем у них там все закончилось. И закончилось ли. От своего лица хочу попросить Олю не сердиться, Пуся приедет к ней и в Новосибирск. В конце концов, разве ж это расстояние — от Москвы до Новосибирска! У его компании там тоже есть филиал.
   Это раньше, еще лет двадцать назад, оставив любимому человеку адрес, ты фактически рассказывал ему о себе все. Сейчас, набирая номер или отсылая письма по электронке, мы и понятия не имеем, где их получат, на каком континенте, при каком режиме и в какое время дня или ночи. Мы разговариваем на самом деле с космосом, отправляя ему всю свою любовь, нежность, растерянность, надежду. Вот и сейчас я пишу эту заметку, а мне на телефон пришло сообщение: «Мишка, закончишь дела и зайди в аську». Может, и правда надо это сделать? Откликнуться на чей-то голос, кого-то погладить по головке, кому-то лепетать нежные слова. Только я не Мишка. А Новосибирск — не Краснодар. Хотя в современном мире разве ж это имеет значение!

   Уважаемые читатели!
   Если у вас есть свой «личный опыт» — расскажите о нем людям. Присылайте ваши СЮЖЕТЫ (именно сюжеты, а не рассказы) Ивану Штрауху, а он их изложит
   на страницах нашего журнала, указав вас в качестве соавтора.
   Посылайте сюжеты по адресу: shtrauch@yandex.ru
   P.S. Байки из Интернета не принимаются.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK