Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Ребята и зверята"

Александр Осовцов, директор программ РОО «Открытая Россия», и его жена Наталья обижаются на непонятливых гостей: «У нас не зверинец и не зоопарк, а большая семья». Членами этой семьи являются около 70 «братьев меньших». Одних только собак у Осовцовых больше десятка.
Наталья Белоголовцева: Наташа, как уживаются в доме сразу десять кобелей?

Наталья Осовцова: Это еще не все. Пятеро — тибетский и испанский мастифы, маламут и овчарки живут на улице, потому что им там комфортнее. Это вовсе не значит, что им нельзя заходить в дом. Какие-то проблемы у собак между собой возникают. Как в любом коллективе из пятнадцати мужиков — кто-то дружит, кто-то конфликтует, один другого недолюбливает.

Н.Б.: Кто среди них главный?

Н.О.: Главсобак — фельшкорги Вики.

Н.Б.: Как это он, такой небольшой, командует этими громадами чуть не в человеческий рост?

Н.О.: Размер здесь совершенно не важен. В звериной стае, вопреки расхожему представлению, вожаком становится не самый сильный, а самый умный. Вожак — это тот, кто принимает решения и берет на себя ответственность. А у корги достоинства на пять крупных пород хватит. Это британская королевская собака, в России она большая редкость. Англичане берегут эту породу как национальное достояние. Нам его отдали в Англии только под поручительство главы клуба и твердое обещание обеспечить псу выставочную карьеру. Сейчас у нас живет и его сын из последнего помета, который оказался очень удачным. Суку специально привозили из Венгрии. Я когда увидела своего алиментного щенка, сразу поняла, что отдать его не смогу, — такой сладкий. Мы, кстати, поэтому держим в доме только кобелей — отдавать щенков в чужие руки было бы выше моих сил. С алиментными щенками каждый раз проблема — мне и самой хочется взять, и муж начинает уговаривать. А младший сын вообще ничего не хочет слушать: «Куда мы его отдадим — это непорядок!»

Н.Б.: Вы, наверное, можете не вязать собак, чтобы не создавать себе проблем со щенками?

Н.О.: Мы считаем, что мальчикам надо обеспечить личную жизнь.

Н.Б.: А уход и подход к каждому нужен особый?

Н.О.: Да нет. Разница только в количестве шерсти. Корм для всех одинаковый — сухой. Щенков нужно кормить чаще. Мне очень нравится система УГС одного известного дрессировщика: «управление городской собакой». Собака должна знать хозяина, знать место, выполнять команду «сидеть» и понимать, что нельзя. Прилично вести себя в обществе. Можно, конечно, учить собаку танцевать вальс — это дело хозяина. Как у людей: каждый человек получает среднее образование, но может еще играть на скрипке.

Н.Б.: На выставки вы всех возите?

Н.О.: Больше восьми сразу мы не возили никогда. Всегда проблема — кого не взять. Роскошную породистую собаку грех не показывать. Знаете, как у детей: если есть явный талант к музыке или рисованию — не развивать его несправедливо.

Н.Б.: Куда собакам нельзя ходить в доме?

Н.О.: Мы не любим, когда они ходят наверх, в бильярдную и библиотеку. Там книги, щенки могут их подрать. И на детский этаж, где живут кот и попугай, — чтобы их не пугать. В свою спальню всех одновременно тоже не запускаем. Поэтому каждый вечер у дверей выстраивается очередь. Если берем больших — то одного-двух, маленьких может быть и шесть. Щенки всегда спят с нами в комнате.

Н.Б.: Им можно в постель?

Н.О.: Да, если они хотят. Это, кстати, касается не только собак, а любых малышей или тех, кто болеет. И олениха, когда крошечной появилась в доме, спала с нами. Кстати, животные очень чистоплотные и бережно относятся к тому месту, где спят.

Н.Б.: Наташа, можно вас попросить перечислить остальных членов огромной семьи Осовцовых?

Н.О.: Пара филинов, пара воронов, серая сова неясыть, пять больших попугаев ара, гуси. Пара енотовидных собак, пара микросвинок, пара козочек, пара пятнистых оленей. Штук шесть черепах разных — и морских, и сухопутных. Варан, ящерица, три питона, удав, две молочные змеи. Пара экзотических жаб аби. Пара ангорских кроликов. Мангусты. Енот-носуха, енот-полоскун. Скунс, барсук, выдра, лемур, сурок. Карликовый бегемот. Ослица Гюльчатай и семь лошадей. Сейчас ждем красных лемуров из питерского зоопарка.

Н.Б.: Присутствие в доме собак и попугаев не очень удивляет. Но мне вряд ли пришла бы в голову мысль завести лемура или кенгуру.

Н.О.: Лемура нам предложили знакомые. Гусей Алик хотел иметь всегда, они очень умные. Мне давно нравились олени. В какой-то момент муж нашел маленькую олениху, ей было всего несколько недель. Я выкармливала ее из соски, она меня ласково бодала в живот — как маму. Вороны были идеей Алика, филины — моей. Бегемот — просто любимое животное мужа. Они сильные, умные, справедливые и не хищники. Когда мы узнали, что в природе существуют карликовые бегемоты, вопрос был решен. Малыш приехал к нам из польского зоопарка. Для этого потребовалось согласование пяти министерств. Кстати, все карликовые бегемоты наперечет — в мире их менее четырехсот. Когда стали строить бегемотник, муж рядом запланировал конюшню. Сначала купил лошадь себе, потом всем членам семьи. По мере того, как расширялись возможности — и материальные, и территориальные, животных становилось все больше и больше. Любая административная структура занимает все пространство, ей предоставленное.

Н.Б.: Мне кажется, можно сойти с ума только от количества необходимой информации по уходу за вашими питомцами.

Н.О.: Информация накапливается постепенно, по мере появления в доме новых обитателей. Первым в нашей московской квартире появился кот — мне одиноко было возвращаться домой в отсутствие мужа. Мы с Аликом познакомились в 1989 году, когда оба избирались депутатами Моссовета. Второй кот пришел к Алику на прием по жилищному вопросу — среди бела дня он проник в здание Моссовета, вошел в открывшуюся дверь кабинета, где шло заседание по социальным вопросам, и сел на стул у стола. В 1993-м у нас появился первый пес. И так далее.

Н.Б.: Вы каждый день навещаете членов своего большого семейства?

Н.О.: Стараемся обойти всех ежедневно. Во-первых, они скучают. Во-вторых, мне неспокойно, если я кого-то не видела и не знаю, как они. Лошади, не дождавшись нас, не засыпают. Была такая трогательная история. Мы уехали летом в отпуск на месяц. Возвращаемся, а енот-носуха Люська чуть живая. Сдали анализы, выяснилось, что у нее жуткая анемия, хотя уход и режим в наше отсутствие был обычный. Кроме тоски, объяснить это просто нечем. Месяц я с ней почти не расставалась: утром по дороге на работу мы заезжали к ветеринару на уколы, потом она ждала меня в кабинете, вечером опять ехали ко врачу. Спали мы в обнимку, потому что она была страшно холодной. Девушка наша поправилась, но теперь, когда она у меня на руках, подойти ко мне невозможно. Охраняет лучше любой собаки.

Н.Б.: Сколько же у вас с ними проблем!

Н.О.: Хватает. Один подхватил воспаление легких, другой на гвоздь наступил, питонихе дважды пришлось делать кесарево сечение: не могла разродиться. Мы, конечно, не можем надолго отлучаться из дома. За животными надо убирать, у них шерсть и слюни, а за щенками нужно часто вытирать полы — все это неудобства. Но они несравнимы с тем объемом положительного заряда, который получаешь в общении с ними.

Н.Б.: Наверное, пройтись по дому в вечернем платье для вас невозможно — сразу кто-нибудь оближет или обнимет дружескими лапами?

Н.О.: У меня есть свои маленькие хитрости. Когда выезжаю в свет или на работу в светлом костюме, выгоняю всех собак на улицу, переодеваюсь, через дом прохожу в гараж и уезжаю. Оставляю домашнюю одежду в гараже, чтобы надеть по возвращении. Но я больше люблю не светские мероприятия, а поездки к друзьям. Вчера ездили к Наташе Бестемьяновой и Игорю Бобрину всей семьей. От таких вечеров я получаю гораздо больше удовольствия, чем от парадных выходов.

Н.Б.: Непонятно, как вы успеваете еще и работать?

Н.О.: Спать ложимся не раньше трех. Я работаю с семнадцати лет, и в основном полный день. Чтобы к себе с уважением относиться, надо что-то в жизни делать и что-то значить. Я так привыкла.

Н.Б.: У вас ведь и сын еще небольшой?

Н.О.: Ему недавно исполнилось семь. Петя родился в марте, а уже в сентябре я вышла на работу. Загружала в депутатскую машину складной манеж и везла сына с собой в Думу. Оставляла его в кабинете и шла на заседание. В перерывах прибегала кормить. Володя Платонов все хотел это журналистам показать, но я не разрешала устраивать шоу из своей личной жизни. Сейчас, когда столько лет прошло и я уже не публичный политик, могу рассказать по секрету.

Н.Б.: Вы находите время пообщаться с сыном?

Н.О.: Конечно. Он учится в 57-й школе на Знаменке, дорога занимает чуть не два часа. Зато у нас с ним много времени на разговоры обо всем на свете. Исторические темы обсуждаем, религиозные, политические. Он получился очень политизированным ребенком. Подходит к няне: «Можно я телевизор посмотрю?» Время около девяти. Она и спрашивает: «Спокойной ночи, малыши»?» Сын смотрит на нее снисходительно и отвечает: «Нет. Новости по ЮКОСу».

А вообще я всегда говорю, что у меня полтора ребенка. Сын мужа от первого брака проводит с нами очень много времени.

Н.Б.: Вы дружны с ним?

Н.О.: Очень. Два лета подряд мы вдвоем матросили в яхтенных походах — мужу некогда. Там жесткий спортивный режим, обязательные вахты, команда любительская. В прошлом году выходили из Петербурга в Хельсинки, потом была Швеция и немецкий Киль. Обошли вокруг Ютландии по Северному морю и опять в Балтику. Попали в зону сильного шторма 9-10 баллов, ветер был до двадцати метров в секунду. У нас на яхте полетело все, что можно: комплект парусов, помпа (пришлось воду из трюма носить ведрами), антенна — не могли подать сигнал SOS. Часть команды лежала в лежку, мы даже не были уверены, что дойдем обратно.

Н.Б.: Вы всегда так экстремально отдыхаете?

Н.О.: Мы любим путешествовать. Иногда это бывает за границей, а чаще летом с детьми ездим в Карелию, куда можем взять и несколько собак. Путешествуем с палаткой, с надувной лодкой. Любим собирать грибы.

Н.Б.: Ваш дом далековато от Москвы, и направление не модное.

Н.О.: Когда начинали строиться, у нас и приблизительно не было таких денег, чтобы купить землю, например, на Рублевке. Разумеется, постройка планировалась гораздо более скромной, чем сейчас. Муж у меня из Питера, хотя сейчас не совсем прилично это говорить. Его родители уже болели и переехали к нам в Москву. Мы все жили в двухкомнатной квартире на пятом этаже без лифта. Поэтому остро стоял жилищный вопрос, а папа очень хотел жить за городом. Жаль, что родители этого дома не дождались.

Н.Б.: Сколько людей сейчас ухаживают за вашей огромной семьей?

Н.О.: Сторож, помощница по дому, два раза в неделю приезжает девочка посмотреть земноводных и приходит берейтор заниматься с лошадьми.

Н.Б.: А вы хозяйством не гнушаетесь?

Н.О.: Когда я сажала цветы на альпийской горке, слышала, как наш сторож сказал: «Смотри, сама цветы посадила. Я думал, хозяева — интеллигенты, а они, оказываются, могут!»

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK