Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Сами мы не местные!"

В идеале местное самоуправление — это возможность граждан самим организовывать свое жизненное пространство на той территории, где они, собственно, и проживают. Но чтобы возможность превратилась в реальность, помимо всего прочего нужно еще и желание. Желания явно не хватает…Органы и самоуправление

Часто ли вы сталкиваетесь в своей повседневной жизни с местным самоуправлением?

Я имею в виду не с органами местного самоуправления, которые в полном соответствии с Конституцией регулярно формируются путем выборов (в которых кто-то, вероятно, все-таки участвует, коль скоро эти органы так или иначе формируются). Я имею в виду собственно самоуправление граждан.

Итак, сталкивались ли вы с ситуацией, когда эти самые граждане собирались по какому-то важному для них поводу и начинали самостоятельно действовать в том или ином осмысленном направлении?

И чтобы при этом повод был обязательно не политический, и чтобы действия граждан носили в целом позитивный (или хотя бы не разрушительный) характер. Ведь если повод политический — это уже как минимум не местное самоуправление, а по большому счету, и не самоуправление вовсе. Ведь политика обычно решает проблемы за других людей (как известно, цель политиков — представлять интересы других людей). Самоуправление же, по идее, это в первую очередь про то, до чего можно дотянуться, всякого рода «местные делишки» — в масштабах двора, улицы, района.

Так все-таки: было такое в вашей жизни или нет?

Уверен, что если было, то не часто. Особенно если вы: а) житель большого города (тем более если это Москва или Санкт-Петербург); б) большую часть суток проводите на работе — то есть находитесь в активном возрасте, чем всячески пользуетесь в целях зарабатывания денег, и поэтому в) вам легче заплатить или не заметить, чем добиться правды в инстанциях. И уж тем более организовав вокруг себя инициативную группу граждан, поскольку последнее всегда занимает много времени, а результат при этом не гарантирован. (Подчеркнем: речь в первую очередь о больших городах. Про деревни и села точно не знаю, но допускаю, что люди там от органов местного самоуправления зависят больше, чем в городах, и поэтому сталкиваются с ними чаще. Что же касается собственно самоуправления, думаю, картина примерно такая же, как и в столицах.)

Самодеятельность в цене

О чем все это свидетельствует? О том, что наиболее активные и приспособленные к организации жизни вокруг себя люди (имеется и опыт, и средства, и определенные представления о критериях качества жизни) оказываются за бортом общественной жизни на местах. Им некогда, они сами могут «порешать» свои проблемы, они не доверяют своим менее активным и менее обеспеченным согражданам.

Что в итоге? Может быть, в итоге инициативу в свои руки берут эти самые не очень успешные, не очень приспособленные и не очень обеспеченные товарищи? Условно говоря — старушки-пенсионерки или работающие сутки через трое отставники? Если бы! Им тоже не до того.

Степень апатии в нижних стратах подъездного сообщества вполне сопоставима со степенью занятости в верхних. И даже не потому, что первым все «по барабану», а вторым банально некогда. Проблема глубже: и те, и другие не видят смысла в общественной работе как таковой.

То есть поговорить о том, как следовало бы все устроить, — это пожалуйста (одна беда — если вовремя не прервать такие рассуждения, они неизбежно дойдут до вопросов глобального мироустройства: Генассамблея ООН в этот год может просто не собираться!). Когда же речь заходит о том, чтобы что-то сделать, запал потихоньку пропадает: «а почему я?», «пусть сначала они (перестанут ставить свою машину под окнами; заставят своего оболтуса не писАть, а свою собаку не пИсать в лифте)», «а ДЕЗ почему это не делает?» и пр.).

Два главных аргумента ничего не делать — «у меня нет времени» и «мне все равно» — в данном случае выступают лишь формами деликатного (в первом варианте) и не очень (во втором) прикрытия того, что можно назвать отсутствием интереса к самодеятельности и шире — к участию в общественной жизни.

Интерес у старших поколений, похоже, навсегда отбит опытом советской общественной «обязаловки», помноженной на представление о том, что «это все никому не нужно» — тезис, получивший стопроцентное подтверждение в последние десятилетия. Плюс патерналистские настроения: государство должно! (Мало кто вспомнит, что согласно ст. 12 Конституции «органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти».)

Молодежь же — те, кто на коммунистические субботники не ходил, в ДОСААФе не состоял, а с концепцией, согласно которой «общественное выше личного», так и не успел познакомиться, — и вовсе не представляет, как это может быть. Ведь лозунг времени — «личное превыше всего». А песня про «жила бы страна родная, и нету других забот» — давно уже не про нас.

Горизонталь власти

Кто же в таком случае осуществляет местное самоуправление? Ответ, как представляется, очевиден. Местное самоуправление осуществляют те самые органы местного самоуправления (ОМС), состоящие главным образом из профессиональных управленцев — чиновников в самом что ни на есть этимологически точном смысле слова. Причем — по факту — независимых в своих действиях от граждан, которым зачастую «влом» песка натаскать в песочницу, где играют их собственные дети, не то что на выборы местной управы сходить. В результате местный управленческий слой оказывается «завязан» исключительно на собственное начальство — то самое, которое сидит в органах госвласти, по Конституции отделенное от ОМС, но «по жизни» успешно встраивающее их в единую властную вертикаль. И в этом есть свой резон: не могут же местные — независимые от населения — чиновники быть не зависимы вообще: природа пустоты не терпит.

Между тем именно местное самоуправление по определению должно выполнять функции «фундамента демократии». По сути, именно с самоуправления на местах и начинается демократия как «власть народа». Без такого фундамента подвешенным оказывается и само здание: у населения не вырабатывается опыт общественной жизни, не формируется привычка отвечать за свой выбор (в том числе и неверный), не возникает желания из своей среды выдвинуть тех, кому можно доверить властные полномочия.{PAGE}

Именно поэтому все чаще можно столкнуться с ситуацией, когда та или иная политическая партия начинает защищать людей от точечной застройки, бороться на их стороне против вырубки конкретного сквера, помогать с решением прочих сугубо «местечковых» проблем. То есть заниматься вовсе не тем, чем должна заниматься партия — политической работой, а тем, чем следует заниматься у себя во дворе сообществу граждан — всем, чем угодно, только не политической работой. И не потому, что политическая работа — это плохо, политика — грязное дело, и вообще — все как один должны реализовывать «план Путина» или что-то еще в этом роде.

Просто в каждом дворе и на каждой улице полно своих собственных проблем, решить которые хотелось бы еще до того, как кто-нибудь праздный и политически озабоченный устроит перекур для того, чтобы в очередной раз обсудить текущий политический момент.



   Что такое, на ваш взгляд, местное самоуправление? (%)
   Местное самоуправление — это форма осуществления народом своей власти, самостоятельное и под свою ответственность решение населением вопросов местного значения 41
   Местное самоуправление — это представительство государства на местах, предназначенное для исполнения распоряжений государственной власти 46
   Затруднились ответить 13
   Источник: ВЦИОМ.



Александр Солженицын: «Демократия малых пространств»

  «Народ имеет несомненное право на власть, но хочет народ — не власти (жажда ее свойственна лишь процентам двум), а хочет прежде всего устойчивого порядка.
   Из высказанных выше критических замечаний о современной демократии вовсе не следует, что будущему Российскому Союзу демократия не нужна. Очень нужна. Но при полной неготовности вашего народа к сложной демократической жизни — она должна постепенно, терпеливо и прочно строиться СНИЗУ, а не просто возглашаться громковещательно и стремительно сверху, сразу во всем объеме и шири.
   Все указанные недостатки почти никак не относятся к демократии малых пространств: небольшого города, поселка, станицы, волости (группа деревень) и в пределе уезда (района). Только в таком объеме люди безошибочно смогут определить избранцев, хорошо известных им и по деловым способностям, и по душевным качествам. Здесь — не удержатся ложные репутации, здесь не поможет обманное красноречие или партийные рекомендации.
   Это — именно такой объем, в каком может начать расти, укрепляться и сама себя осознавать новая российская демократия. И это — самое наше жизненное и самое ваше верное, ибо отстоит в нашей местности: неотравленные воздух и воду, наши дома, квартиры, ваши больницы, ясли, школы, магазины, местное снабжение, и будет живо содействовать росту местной нестесненной экономической инициативы.
   Без правильно поставленного местного самоуправления не может быть добропрочной жизни, да само понятие гражданской свободы теряет смысл.
   Демократия малых пространств тем сильна, что она НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ.
   Демократия малых пространств веками существовала и в России. Это был сквозь все века русский деревенский мiр, а в иные поры — городские веча, казачье самоуправление. С конца прошлого века росла и проделала немалый путь еще одна форма его — ЗЕМСТВО, к сожалению, только уездное и губернское, без корня волостного земства и без обвершения всероссийским. Октябрьский переворот насильственно сломал всякое земство, заменив его СОВЕТАМИ, от самого начала подмятыми компартией. Всей историей с 1918 года эти советы опорочены: они никогда не были реальным самоуправлением на каком-либо уровне.
   Нам, совершенно отученным от действительного самоуправления, надо постепенно осваивать этот ход, с низших ступеней его. От залетных политиканов храни нас Бог — но иметь политические навыки полезно многим в населении.
   При нашей политической неумелости — местное и уездное земство в ходе практического управления своею местностью станут и школой управления, и в них начнут проявляться и формироваться деятели, способные к более широкому охвату. Убеждает и пример недавних шахтерских забастовочных комитетов и «союзов трудящихся», проявивших такое сознание и такую организованность».
   (Из книги «Как нам обустроить Россию», 1990 год)
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK