Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Шоу-вумен"

Глава компании SAV Entertainment Надежда Соловьева запросто общается со многими западными мега-звездами, от Лучано Паваротти до Пола Маккартни и Тины Тернер. Единственный музыкант, с которым промоутер Соловьева не решается работать, — ее собственный муж.
Мария Ганиянц: Это правда, что вы единственная в России дама-промоутер?

Надежда Соловьева: Поднимайте планку выше — во всем мире кроме меня (разумеется, я имею в виду только крупных промоутеров) есть только одна promotion-акула женского рода — красавица Джеки Ломбард, глава крупнейшей французской компании Duc Des Lombards.

М.Г.: И кто вас затащил в этот мужской бизнес?

Н.С.: Сама пришла. В конце 80-х я работала вместе с Аллой Пугачевой и тогдашним ее мужем, нынешним моим партнером, Евгением Болдиным: делали театр Пугачевой, организовывали гастроли и пр. Чтобы было удобнее делать международные проекты, я предложила организовать совместное предприятие, нашла иностранных партнеров (они так и остались «спящими», никогда в деятельности компании не участвовали), — появилась компания SAV Entertainment. Сначала компания должна была заниматься организацией концертов отечественных исполнителей за рубежом, но когда стало ясно, что на «наших» больших денег не сделаешь, мы переключились на иностранцев.

М.Г.: Наши промоутеры чем-то отличаются от импортных?

Н.С.: Самое важное и главное отличие в том, что наши берут на себя большие, чем иностранцы, финансовые риски. Посудите сами: в Москве около 14 млн. человек, на концерты ходят от силы 50 тыс. Поэтому предсказать, сколько людей пойдет и на кого, крайне сложно. Например, убыточным оказалось великолепное выступление Рода Стюарта, зато Маккартни, Тина Тернер и Стинг пошли на ура.

М.Г.: От чего зависит успех вашего бизнеса?

Н.С.: От многих факторов. Нужно вовремя получать информацию о планах музыкантов на ближайшую пятилетку и нужно, чтобы наши предложения были рассмотрены менеджерами звезд. Немаловажный момент — географический фактор. Если у артиста стоит в плане турне по Англии, Франции или Латинской Америке, то в Россию он точно не заглянет, а вот если Китай или Скандинавия — шанс есть. Последнее ноу-хау шоу-бизнеса — специальные компьютерные программы, которые суммируют все предложения и разрабатывают для звезд наиболее удобные маршруты турне. Но главное все-таки личные связи и доверие. В Россию вряд ли поедут, если не будут доверять промоутерской компании. Кстати в последние несколько лет, на мой взгляд, музыкальные звезды слегка зарвались: требования оплаты за концерты выросли в 2-3 раза и могут исчисляться миллионами долларов.

М.Г.: То, что вы дама, никогда не смущало ваших деловых партнеров? Ведь в шоу-бизнесе крутятся такие деньги!

Н.С.: Женщину-руководителя как человека второго сорта воспринимали главным образом чиновники советских времен, но и к ним я научилась находить подход. По жизни мне во многом проще вести дела и договариваться с мужчинами шоу-бизнеса, чем им между собой. Может, женское обаяние и интуиция помогают, а может, и деловая хватка — я давно уже прекрасно поняла все правила игры индустрии развлечений.

М.Г.: Ваш муж, Валерий Мягких, — известный композитор, вы — известный промоутер, нет ли между вами конкуренции? Мужу приходится, наверное, все время доказывать, что он «круче»?

Н.С.: Да вы шутите! Это, скорее, я по молодости лет пыталась ему что-то доказать. Валера старше меня на 11 лет, и когда мы познакомились, он был красавцем-мужчиной, состоявшимся и состоятельным музыкантом, а я лишь студенткой второго курса Института иностранных языков. Хотя, надо сказать, девицы иняза были лакомым кусочком — умницы и красавицы, я не говорю уже об импортных шмотках (почти у всех родители разъезжали по заграницам) и парке автомобилей у института, на которых студентки самостоятельно отбывали домой после лекций.

М.Г.: И вы тут же влюбились в импозантного взрослого музыканта?

Н.С.: Напротив, он мне жутко не понравился, показался самовлюбленным и назойливым. Все приставал ко мне как к переводчику с просьбой «снять» текст Хампердинка (тогда у всех музыкантов, кто играл в ресторанах, были такие толстые тетрадки с текстами западных хитов, транскрибированных русскими буквами). А мне, делавшей в то время бизнес на переводе подстрочников поп-музыки для одного известного поэта-песенника (он потом на их основе сочинял стихи, пользовавшиеся большой популярностью), это просто казалось наглостью: мол, на халяву хочет пролезть. Тем более у Валеры в то время был сначала роман с одной моей подругой, потом с другой… Все же ему каким-то образом удалось меня уговорить «снять» тексты, и через два месяца у нас была зажигательная свадьба в ресторане «Узбекистан» с собственным оркестром. Кстати, я стала его третьей и, надеюсь, последней женой.

М.Г.: Вы вместе уже почти 30 лет, ваша любовная лодка ни разу не билась о быт?

Н.С.: Ну что вы! У нас и быта-то никогда не было. Сначала муж все время мотался по гастролям, потом я — и как переводчик при Госконцерте, и позже, когда был уже свой бизнес. Так что у нас даже нет привычки обедать вместе, все на ходу, на бегу. Если бы вы знали, как порой я скучаю по традиционным семейным обедам…

М.Г.: Никогда не возникало желание заняться продюсированием собственного мужа?

Н.С.: Нет. Вернее, он не хотел. Валера, как чрезвычайно талантливый человек, абсолютно самодостаточен. А на языке шоу-бизнеса это значит, что он лишен творческих амбиций, ему и так хорошо, он всегда чувствует себя востребованным. Валере достаточно, что его мелодии звучат в таких известных фильмах, как «Простодушный», «За что?», «Стрелец неприкаянный», «На тебя уповаю», по всей стране идут театральные постановки, а быть звездой — это не для него.

М.Г.: Неужели ваши продюсерские таланты так и останутся невостребованными внутри семьи?

Н.С.: Боюсь, что так. Я вообще, наверное, не смогла бы продюсировать близких мне людей по той причине, что никогда никого не просила для себя лично. Обивать пороги за других — пожалуйста, но в интересах своей семьи — увольте. Может, поэтому со мной и любят вести дела. Впрочем, мои близкие достаточно самостоятельны и сами знают, что им делать. Например, наша дочь Алиса закончила Финансовую академию. Я надеялась, что она станет большим бизнесменом. Но в ней победила творческая жилка, гены мужа взяли верх. Сейчас она работает на телевидении, на канале MTV, делала программу «Стилиссимо». Возможно, скоро будет телеведущей. Так что я пока единственный бизнесмен в семье.

М.Г.: Алла Пугачева, у которой вы одно время работали, говорила, что вы настолько деловая женщина, что даже ей было сложно с вами общаться.

Н.С.: Не знаю, что в тот момент имела в виду Алла Борисовна, но то, что деловая жилка во мне бурлила с детства, — это точно. Первые деньги я заработала в возрасте пяти лет. Мы с дедушкой и бабушкой тогда жили в коммуналке на Смоленке — кстати, в особняке, когда-то принадлежавшем моей семье. Рядом был знаменитый Смоленский гастроном. Там при входе, если помните, стояли автоматы с газированной водой, из которых постоянно выпадали монетки. Я организовала дворовых детей и наладила сбор упавших денег (до двух рублей в день!), которые потом мы использовали весьма забавно: покупали в зоомагазине на Арбате мелких животных вроде жаб, крыс и паучков и подбрасывали их «злобным» соседям нашей огромной 25-комнатной коммуналки. Вообще, организаторский талант у меня был на высоте, я даже умудрилась организовать для себя не санкционированную советскими властями встречу с Фиделем Кастро.

М.Г.: Каким образом?

Н.С.: Дело было в Братске, где мой отчим строил знаменитую Братскую ГЭС. Туда с дружеским визитом прибыл бородатый кубинский лидер, и весь город собрался на митинг по этому поводу, который проходил на главной площади. Мне же было ужасно обидно, что только нас, детей, оставили в детском саду на молоденькую воспитательницу и мы не увидим товарища Кастро. Долго не раздумывая, я построила свою группу парами, мы оделись и, улучив момент, когда воспитательница отвлеклась, сбежали и организованно прибыли на знаменательную встречу. Взрослые почтительно расступались перед детьми, дружно шествовавшими к трибунам, и никто так и не заметил, что с нами нет воспитателей. Лишь мой отчим, который, зная меня как облупленную, все прекрасно понял, издали погрозил кулаком. В память об этом случае у меня осталась фотография, где я на руках у Фиделя Кастро.

М.Г.: У вас дома много фотографий с другими знаменитостями, например с Элтоном Джоном или Стингом. Ходят слухи, что вы в тесной дружбе со многими звездами музыкального мира.

Н.С.: Ну, это преувеличение. Безусловно, я лично знакома с львиной долей известных исполнителей Европы и Америки. Кстати, это особенность бизнеса в России: звезды предпочитают лично знакомиться с промоутером, тогда как на Западе общение идет через менеджера. Многие, например «Депеш Мод», были у меня в гостях, почти все присылают поздравления с праздниками. Но назвать их своими друзьями я бы поостереглась. Вообще, очень сложно провести грань между друзьями и приятелями. К сожалению, почти не осталось близких друзей со школьных времен. У меня появилось много друзей за последние 15-20 лет. Социальное расслоение сделало свое дело, и теперь все больше общаешься с теми людьми, которые посещают те же рестораны, что и ты, ездят отдыхать в те же места и т.п.

М.Г.: И где вы предпочитаете проводить свободное время?

Н.С.: С годами мы с мужем стали большими консерваторами, а страноведческий интерес и стремление к экзотическим экспериментам уже в прошлом. Сейчас мы больше всего ценим приятные и комфортные места: иногда модные, иногда никому не известные. Например, в Москве больше всего люблю кафе «Пушкинъ» за вкусную еду. За красивым видом и уютной атмосферой хожу к Мише Куснировичу в «Боско-кафе». Если же друзья-иностранцы требуют веселья, то можно отправиться в B.B.King. Объездив весь мир, я присмотрела себе уютные местечки. Я люблю и знаменитый олигархическими тусовками Куршевель — несмотря на то, что отдыхать здесь уже не модно, это все равно лучший горно-лыжный курорт в Европе. Обожаю и никому не известный ранее в нашей тусовке Forte dei Marni в Тоскане, великолепную природу и ресторанчики которого нам отрекомендовал Лучано Паваротти, большой знаток итальянской кухни. А если честно, то больше всего мне нравится Восток. Когда в 80-е годы мы работали с Аллой Борисовной в Индии, а потом там же делали бизнес, то я моталась в эту страну практически каждый месяц. И удивительное дело: стоило сойти с трапа самолета, я, всегда такая напряженная и не умеющая расслабляться, тут же успокаивалась, менялось даже выражение лица. Только на Востоке люди с рождения обладают той внутренней мудростью, к которой европейцы приходят лишь с годами.

М.Г.: Что вы имеете в виду?

Н.С.: Я говорю о том, что на Востоке люди умеют принимать жизнь такой, какая она есть, и жить в гармонии с собой. Только сейчас, будучи уже зрелой и состоявшейся женщиной, я отчасти приняла эту философию: научилась любить себя. Я наконец-то стала уделять себе время — у меня в офисе знают, что до часа дня я занята, и меня не беспокоят. Любовь к себе вылилась в занятия спортом, массажем, стала баловать себя прочими чисто женскими радостями вроде шопинга или косметолога, раньше-то и в зеркало редко заглядывала. И не потому, что времени стало больше, — его как не было, так и нет, просто сместились приоритеты. Дочка выросла, бизнес налажен, теперь наконец-то мы с мужем можем пожить и для себя. И если б вы знали, как мне это нравится!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK