Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Сиди и смотри"

Израильский кнессет, начавший кампанию за освобождение Владимира Гусинского, зря беспокоится. Гусинского арестовали не потому, что он еврей. Будь Гусинский чукчей, было бы то же самое. То, что главу холдинга «Медиа-МОСТ» отправили на нары за финансовые махинации,— тоже неправда. Если бы он был ангелом во плоти — все равно не миновать ему решетки.«Семейная» трехходовка

Владимира Гусинского взяли в оборот за то, что он и его медиа-аппарат мешают смене курса, задуманной группой людей, которые в ельцинское Десятилетие Мутной Воды сделались реальными хозяевами страны, встроившись в глобальные системы собственности и кредитно-финансовых отношений.
Все это началось году в 1998-м, когда на Западе, да и в России начали открыто писать о коррупции в ближайшем ельцинском окружении.
Можно было спокойно наплевать на то, что об этом заговорили в России. Но то, что на Западе люди, близкие к президенту, стали постепенно восприниматься как «хэдлайнеры» мафиозных кланов, было гораздо серьезнее. Это означало, что если Россия и дальше станет развиваться в традициях так называемого открытого общества, то рано или поздно над «ельцинскими» нависнет нешуточная угроза — любая постельцинская власть, открытая Западу, а потому прямо зависящая от него, просто вынуждена будет очиститься от кремлевских «приватизаторов». Минимум — мягко оттеснив их от освоенной собственности, а максимум — разобравшись при помощи судебных процессов.
Кстати, такая перспектива маячила весьма отчетливо: сильно оппонирующий Кремлю Юрий Лужков, собираясь в президенты, недвусмысленно заявлял, что приватизационные сделки, прошедшие с нарушением закона, будут пересмотрены. В чью пользу, какими средствами и с ущербом для кого Лужков собирался пересматривать сложившуюся систему собственности — в Кремле понимали очень хорошо.
Этого допустить было никак нельзя, и тогда в ближнем ельцинском круге было принято решение — сначала интуитивное, а после оформившееся в нормальную политическую трехходовку.
Ход первый, тактический: устранить реальных претендентов на перехват власти.
Ход второй, опять тактический: привести вслед за Ельциным человека, для которого задачей поставить сохранение за так называемой семьей всех активов с перспективой их приумножения или взятия под контроль.
Ход третий, стратегический: прекратить стихийную интеграцию страны в глобальный мир, сделать этот процесс со стороны России жестко управляемым, да еще с элементами отката. Чтобы «кинутые» на ГКО во время позапрошлогоднего кризиса западники, помешавшиеся от обиды на российских антикоррупционных скандалах, призадумались о забытых было военно-политических противоречиях, сосредоточились на межгосударственных коллизиях и перестали совать нос в наши внутренние дела.
Гонки на выживание

В принципе, комбинация удалась.
Юрий Лужков и сопутствующий ему Евгений Примаков были убраны с большой политической дороги еще перед думскими выборами.
Путем аппаратной селекции был выведен преемник — Владимир Путин; он же при помощи быстрых предвыборных технологий оказался в Кремле.
С Западом разлаялись главным образом посредством уже упомянутого замораживания ГКО, а также балканского кризиса, второго чеченского похода и государственнической риторики; делу помогла сама фигура нового президента — бывшего кагэбэшника, по своей морфологии чуждого идеям атлантизма.
Кстати, многие не верят, что столь осязаемые и скорые перемены могли быть изначально вызваны исключительно инстинктом самосохранения небольшой группы людей. Так вот, специально для таких случаев средневековый философ Вильям Оккам сформулировал то, что впоследствии было названо «Бритвой Оккама». Если переложить заковыристое умозаключение на обычный язык, оно учит: не следует умножать сущности. Еще проще, хоть и длиннее: не надо ничего усложнять, придумывая множество объяснений, потому что самое верное объяснение любого действия — самое простое.
Что может быть проще древнейшего желания человека — желания выжить?
Другое дело, что это желание может иметь разные последствия — в зависимости от рода деятельности желающих.
Если влиятельные люди хотят выжить в науке, их желание приводит к возникновению, например, научной школы.
Если они авторитетные промышленники, то речь, скорее всего, идет о лоббистской программе.
Если же стремящиеся к выживанию причастны к управлению государством, то своим желанием они запускают новую систему государственного строительства; в нашем случае — вплоть до появления во власти вслед за «лубянским» президентом его многочисленных соратников по КГБ—ФСБ, для которых новый курс — это просто подарок, чуть ли не воплощенная мечта.
Полбеды Владимира Гусинского в том, что он слишком поздно понял, что ему, чистому западнику, нет места в кругу тех, кто в 1998 году поменял свою геостратегическую ориентацию. И все пытался втереться туда, где уже сообразили, что глава «Медиа-МОСТа» слишком встроен в ставшую чуждой им мировую глобальную систему сообщающихся сосудов, где свободно циркулируют собственность и информация.
Беда Гусинского в том, что, наконец поняв это, он не отошел в сторону, но вступил в борьбу с «ельцинскими». Что еще хуже, оказалось, что он борется не только с ними, но и с вернувшимися во власть чекистами, для которых такие как Гусинский — враги в чистом виде.
Еврейский ответ

На что при этом надеялся Владимир Гусинский?
Для начала на то, что России нужны западные кредиты и инвестиции. Естественно, рассуждал Гусинский, что в погоне за ними Кремль будет вынужден прислушиваться к обладателям руки дающей, а его, Гусинского, авторитет на Западе дает ему право надеяться, что Запад же его и прикроет.
Однако поначалу глухо, а теперь более отчетливо с самых верхов российской политики раздаются голоса: России не нужны ни западные кредиты, ни инвестиции с Запада. Кредиты не нужны потому, что их все равно воруют, оборачивают и переправляют обратно — в западные банки. Серьезных же инвестиций не следует ожидать из-за высокой себестоимости производства в России — вследствие обширности и климатического неудобства территорий. А значит, эффективность отечественного бизнеса по сравнению с другими странами невысока. Что касается сверхприбыльных сырьевых отраслей, то они крепко оседланы нашими же «олигархами», которые ни за что не хотят делиться.
Так что эта карта, похоже, будет бита.
Еще Владимир Гусинский надеялся на то, что он президент Российского еврейского конгресса, да к тому же вице-президент Всемирного еврейского конгресса — мощнейшей и богатейшей организации с неисчерпаемыми лоббистскими возможностями в атлантическом мире.
Но здесь тоже выходит незадача. Во-первых, чего лоббировать, если Москва, как уже было сказано, меняет геостратегический курс и перестает быть восприимчивой к воздействию из-за западных границ? А во-вторых, по всему видно, что в Кремле намерены сами вплотную заняться еврейским вопросом.
Как власти СССР полагали советских евреев своим внутренним ресурсом, так и нынешний Кремль, похоже, собирается возобновить породу «чисто российских евреев». Федерация еврейских общин России (ФЕОР), ныне активно действующая при поддержке администрации президента, была создана руками Бориса Березовского специально для того, чтобы расколоть Российский еврейский конгресс (РЕК) под водительством Владимира Гусинского. Сейчас ФЕОР усиленно подминает под себя еврейские общины по всей России, суля именем властей всяческий протекционизм — только бы вывести евреев из-под влияния РЕК, ориентирующегося на мировое еврейство.
Вы будете смеяться, но работа ФЕОР сильно смахивает на деятельность советского Антисионистского комитета, занимавшегося тем же самым — отторжением евреев СССР от соплеменников в остальном мире. Еще смешнее то, что ФЕОР на своем съезде избрала духовным лидером российских евреев руководителя ортодоксальных любавичских хасидов Берла Лазара. Дело в том, что движение «Хабад Любавич» опирается в России на слишком малое число иудеев (называются цифры от 4% до 7%), а сам Лазар только месяц назад сделался гражданином РФ.
Несмотря на это, не вызывает сомнений, что большинство еврейских общин России рано или поздно сломаются и уйдут от Гусинского, если «миссионерская» деятельность «лазаровцев» и дальше будет заключаться в обещаниях любых благ евреям в случае сдачи на милость ФЕОР и, наоборот, всяческих неприятностей, если те станут упорствовать в верности РЕК.
Так что и здесь, судя по всему, Владимира Гусинского ждет засада.
Президентская «диагональ»

Тем не менее у Гусинского, казалось бы, появился шанс. Он возник на второй день его ареста в виде письма генпрокурору РФ Виктору Устинову. Там написано, что, если даже у правоохранительных органов есть вопросы к Гусинскому, его нельзя загодя сажать в тюрьму. Потому что его имя ныне синоним критического отношения к власти и символ независимых оппозиционных СМИ. И еще: создан прецедент, который выглядит как расправа власти над политическим оппонентом. А начинается письмо со слов: до вчерашнего дня мы считали, что живем в демократической стране. И ближе к концу: надеемся, что будем жить в демократической стране, у нас нет другого выхода, иначе наши усилия и инвестиции обречены на гибель.
То есть это письмо — политическое.
И значит, писано не для генпрокурора, а для президента.
Чтобы понять истинный смысл этого послания, необходимо прежде всего, перечислить тех кто его подписал.
Это крупные фигуры российского бизнеса: Потанин («Интеррос»), Чубайс («ЕЭС России»), Лисин (НЛМК), Фридман («Альфа-групп»), Авен (Альфа-банк), Вексельберг (СУАЛ), Бендукидзе («Уралмашзаводы»), Ходорковский (НК ЮКОС), Карачинский (IBS), Зимин («Вымпелком»), Кох («Газпром-медиа»), Мордашов («Северсталь»), Евтушенков («Система»), Мащицкий («Росинвестнефть»), Швидлер («Сибнефть»), Вяхирев («Газпром»), Киселев (Импэксбанк).
Людей, подписавших это письмо, объединяло бы то, что они не члены так называемой ельцинской семьи. Объединяло бы, если бы не Швидлер. Швидлер — это «Сибнефть», а «Сибнефть» — это Абрамович. А вот в основном список «семьи»: Дьяченко (атомная энергетика), Окулов («Аэрофлот»), Волошин (давно хочет занять место Вяхирева в «Газпроме»), Алекперов («ЛУКойл»), Юмашев (летописец и особо доверенное лицо «ельцинских»). И конечно же, активнейший член «семьи» Абрамович (нефть и алюминий).
Отдельной строкой — медиа-магнат и политлоббист Березовский. Он тоже заявил, что сажать Гусинского в тюрьму неправильно, но указанное письмо тем не менее не подписал. Дело в том, что Березовский, еще недавно видный игрок ельцинской команды, ныне обижен — он отодвинут от Кремля, но желал бы вернуться в строй. А главное, Березовский — человек крайне осторожный и понимает, что означает это письмо.
А означает оно то, что бизнесмены, подписавшие политическое письмо в защиту Гусинского, понимают глубинный смысл нынешних перемен и знают, что дальнейшая концентрация власти будет происходить даже не в руках ближайшего окружения Бориса Ельцина (что было бы для них еще ничего), а в руках Лубянки и государства.
Обращаясь к Владимиру Путину, вышеупомянутые денежные мешки почти открытым текстом предупреждают, что станут бороться против такого порядка.
Тем временем чекисты, принесенные вслед за Путиным на верхние этажи власти ветром перемен, подувшим из Кремля в 1998 году, уже теснят «ельцинских» в президентской администрации, их уже начинают бояться члены «семьи» (накликали на свою голову!), а главное — только они до конца знают, что на уме у их коллеги Путина.
А на уме у президента совсем не то, что на языке («Для меня это неожиданность» — имеется в виду арест Гусинского — и: «Я пытался связаться с генеральным прокурором, но у меня не получилось»),— так что пытайтесь встроиться в новую систему, товарищи олигархи, или обшивайте жопу дерматином, господа.

АЛЕКСАНДР АНИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK