Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СКЕПТИКИ И ОПТИМИСТЫ"

Действительно ли российская банковская система может поздравить себя с окончанием кризиса?    Середина лета 2010 года стала своего рода экватором для банковского мира — ЦБ отменил ряд льгот, предоставленных банкам в разгар кризиса. Возврат к прежним правилам игры, безусловно, осложнил жизнь кредитным организациям. Насколько, предстояло понять уже в третьем квартале. Но когда ЦБ обнародовал итоги осени, они оказались не столь уж катастрофичными. Правда, в связи с этим вспоминается анекдот про оптимиста, который даже на кладбище вместо крестов увидел плюсы. Действительно, после кризисного урагана легко увидеть в нынешней ситуации положительную динамику. Однако банкиры и эксперты стараются оставаться реалистами: состояние кредитных организаций все еще далеко от идеального, и скорого улучшения ожидать не приходится. Так как же выглядит российский банковский сектор после 9 месяцев 2010 года?
   
КРАСИВАЯ ОТЧЕТНОСТЬ  


Сразу скажем, что некоторые основания для оптимизма есть. Так, физические лица и компании продолжают нести свои кровные в банки. По данным ЦБ, вклады в российских банках без учета показателей Сбербанка приросли в сентябре на 2,2%, с начала года — на 22,6%, а за последние 12 месяцев — на 38,3%. Остатки на счетах юридических лиц в сентябре также увеличились на 1,1%, показав прирост с начала года на 6,8%.
   Отрадно и то, что банки не только принимают деньги, но и активнее выдают их. За январь-сентябрь совокупный кредитный портфель увеличился на 6,6%, у частных банков рост составил 9%. И особенно заметна кредитная оттепель стала именно в последние месяцы: за сентябрь активы банков без показателей Сбербанка выросли на 2%: за счет увеличения кредитов экономике на 1,8%, физлицам — на 2%. «Мы растем начиная с марта, за этот период кредиты экономике выросли на 10%, и если бы не падение в первые два месяца, то рост был бы на 11,4%, — жизнерадостно объявил первый зампред ЦБ РФ Геннадий Меликьян. — По кредитам физлицам рост за девять месяцев составил 9,2%, а без падения в январе-феврале он был бы равен 10,25%».
   Оживление в сфере кредитования отмечают и сами банкиры. «Сворачиваются антикризисные и расширяются текущие кредитные программы, возвращаются экспресс-кредиты, происходит реабилитация по фактам возникновения просроченной задолженности, идет перманентное снижение процентных ставок», — говорит вице-президент Интеркоммерцбанка Александр Турсков.
   Кроме роста кредитования порадовал ЦБ и умеренный рост просрочки по ссудам. В начале года доля просроченной задолженности составила 6,2%, на 1 октября — 6,4%, на 1 ноября — 6,3%. В совокупном кредитном портфеле банков из top-30 снижается и доля ссуд 4-й категории (проблемные ссуды с высоким кредитным риском) и 5-й категории качества (безнадежные ссуды). Так, их доля на 1 сентября составила 9,9%, на 1 октября — 9,2%. «Рост просроченной задолженности у отдельных банков, если и происходит, то гораздо медленнее, нежели несколькими месяцами ранее, — говорит начальник управления информационной и аналитической поддержки Бинбанка Михаил Гонопольский. — При этом мы ожидаем активного роста кредитования — около 2% ежемесячно до конца года, в связи с чем относительный показатель доли просроченной задолженности либо останется на текущем уровне, либо снизится».
   
НЕКРАСИВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ  

Однако обольщаться не стоит. Центробанк сообщает: по итогам 2010 года банки смогут показать такой же рекордный рост по прибыли, как в 2007 году, — до 500 млрд рублей. Но из 1030 банков убытки по итогам третьего квартала показали 147 (среди крупных — МДМ-Банк и Райффайзенбанк), годом ранее таких было 142 из 1074 действовавших на тот момент структур. Убытки — следствие восстановления норм резервирования, с 1 июля банки отчисляют средства в резервы по докризисным правилам.
   Напомним, что послабления по формированию резервов на возможные потери по ссудам действовали с 1 января 2009 года; льготы позволяли банкам оценивать качество обслуживания ссуд как хорошее, если просрочка по ним не превышает 30 дней по юридическим лицам (ранее 5 дней) и 60 дней по физическим лицам (ранее 30 дней). Банки также имели право не ухудшать оценку качества обслуживания долга в случае реструктуризации ссуды. В преддверии отмены льгот по резервам банкиры прогнозировали, что эффект будет очень негативным, так как отчисления в резервы съедят банковскую прибыль, и что многие банки покажут убыток по итогам двух кварталов подряд. В действительности впервые с начала кризиса банки сократили отчисления в резервы на возможные потери по ссудам — по итогам сентября сокращение составило 1,2% (почти 20 млрд рублей) без учета Сбербанка. Уменьшение резервов эксперты связывают со стабилизацией уровня просроченной задолженности по корпоративным кредитам. Отметим, однако, что даже после отмены льгот в отношении старых кредитов остается действовать льготный порядок при условии, если их качество после 1 июля не ухудшалось.
   В итоге ЦБ все равно был вынужден еще на полгода продлить мораторий на исключение из системы страхования вкладов (ССВ) банков, не соответствующих требованиям по доходности. Отмена этой льготы была бы слишком чувствительной для сектора, ведь возможности привлекать вклады лишились бы все убыточные банки. По словам директора департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаила Сухова, к 1 октября 89 банков, включая Межпромбанк Плюс, не соответствовало требованиям к финансовой устойчивости для вхождения в ССВ.
   Что же касается роста кредитных портфелей, то и тут не все так гладко. «Да, объемы кредитования растут, но это специфический рост. Например, незначительно выросли объемы кредитования по ипотечным программам, по программам покупки автомобилей. Кроме того, нынешний рост кредитования имеет мало отношения к реальному сектору экономики, туда кредиты по-прежнему идут с трудом», — комментирует президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. По его словам, госбанки по своей воле дают кредиты только голубым фишкам фондового рынка, а не по своей — сельхозпроизводителям. «Они также дают деньги на увеличение своей доли в какой-либо компании — на бумаге оформляют как кредит, — утверждает Анатолий Аксаков. — На самом деле деньги в экономику не идут, они остаются в качестве залога в банке. Разве это кредитование?»

   С ним соглашаются и другие специалисты. Например, ведущий эксперт института «Центр развития» Высшей школы экономики Дмитрий Мирошниченко считает, что даже показываемый сейчас скромный рост кредитного портфеля банков не более чем «бухгалтерская химия». С 2009 года банки часто стали прибегать к так называемым операциям перекредитования, когда, вместо того чтобы списать долг в просрочку, должнику выдаются новые кредиты на погашение старых займов. По данным «Центра развития», около 80% операций в кредитных комитетах банков сейчас связаны именно с перекредитованием. В результате у банка растет прибыль, капитал, кредитный портфель. «Мы называем такие операции «банковским героином», кратчайшим способом самоуничтожения», — говорит Дмитрий Мирошниченко. Что же касается ситуации с плохими долгами, то он считает, что по косвенным признакам, если читать балансы банков между строк, она составит по системе не менее 20%.
   Заместителя начальника аналитического отдела компании «Инвесткафе» Александру Лозовую тревожит существенный рост вложений банков в ценные бумаги. Боясь наращивать риски в кредитовании, кредитные учреждения скупают бумаги: с начала года вложения в облигации увеличились на 24%, в акции — на 63,9%, в векселя — на 64,2%. «Но акции относятся к рискованным активам», — говорит Александра Лозовая. В целом за 9 месяцев 2010 года вложения в бумаги выросли на 64% (4,243 трлн рублей, в том числе в долговые обязательства — 3,317 трлн). Для сравнения: за тот же период, согласно статистике ЦБ, общий рост кредитования составил всего 8,6%, а по итогам года он не превысит 10%. Таким образом, даже если банки и получат 500 млрд прибыли по итогам 2010 года (за 9 месяцев 2010 года прибыль банковского сектора составила 367 млрд рублей. — «Профиль»), то заработают они ее на комиссиях и операциях с ценными бумагами, а не на кредитовании, как было до кризиса. И есть ли в этом повод для оптимизма? Скорее, наоборот: есть опасность, что банки могут чересчур увлечься вложениями в рискованные бумаги. Недаром же регулятор планирует ужесточить требования к расчету капитала для банков, активно инвестирующих в ценные бумаги.
   Впрочем, эксперты уверены, что одними ужесточениями требований ЦБ дело не ограничится. Летом 2011 года перед ЦБ с большой долей вероятности может опять встать вопрос, продлевать или нет еще раз мораторий на исключение из ССВ, поскольку у экспертов немало сомнений в восстановлении кредитного рынка. В этой ситуации ЦБ, дабы не продлевать льготу и не позориться, демонстрируя тем самым реальное состояние рынка, возможно, пойдет на изменение подхода к участникам ССВ. Так, известно, что регулятор вынашивает планы о введении новых требований к финансовой устойчивости банков, которые предполагают большее внимание общему состоянию банка, а не отдельным его показателям. Так что ЦБ и лицо сохранит, и сможет дальше рассуждать о преодолении кризиса. Но свет в конце тоннеля для оптимиста может оказаться на самом деле идущим навстречу поездом. 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK