Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СПАСИТЕЛЬНАЯ ЦИТАДЕЛЬ"

В Гамбурге начинается процесс против 10 сомалийских пиратов. Тем временем продолжают вооружаться как морские разбойники, так и судоходные компании, осуществляющие рейсы вдоль восточного побережья Африки.    5 апреля 2010 года. Пятьсот морских миль от бе-регов Африканского Рога. Команда немецкого грузового судна «Тайпан» лежит на полу, вплотную друг к другу. Несколько часов назад 15 моряков забаррикадировались в своем последнем прибежище — защитном отсеке, тщательно замаскированном в глубине трюма.
   Оказавшись внутри, они ос-тановили двигатель и отклю-чили электрику. Боятся произнести даже слово: это может навести пиратов на их след. У захватчиков гранатомет, ка-питан видел его собственными глазами. Конечно, перегородки отсека сделаны из толстой стали, как им говорили, пуленепробиваемой, но что это даст, если стрелять будут гранатой? Так что ни звука.
   Тем громче кажутся крики, пронзающие тишину. Выст-релы, грохот распахиваемых ногами дверей — целую вечность пираты рыскают по помещениям судна, пытаясь найти команду. Моряки — это заложники, за которых можно потребовать выкуп. Нет заложников — не будет и денег, отыскать их нужно во что бы то ни стало. Снаружи голос по-английски призывает капитана покинуть укрытие — мол, пиратов уже задержали. Наверняка их уловка. Главное, ни звука.
   Голос не умолкает: «Мы хо-тим вам помочь!» Нет, врешь. «Капитан Эггерс! На борту королевский военно-морс-кой флот Нидерландов, пи-раты нейтрализованы». Только бы не выдать себя. Нако-нец Дирк Эггерс слышит гол-ландскую речь. И понимает: это была не ловушка. Можно выходить, все позади. Спецназ с нидерландского фрегата «Тромп» взял под контроль 140-метровый немецкий су-хогруз, который до этого захватили пираты. Морские раз-бойники лежат на палубе, рядом друг с другом, в наручниках.
   Минуло более полугода. Ос-вобождение «Тайпана» считается одним из величайших успехов в борьбе против сомалийских пиратов, который теперь должен увенчаться еще и победой германского правового государства над нарушителями закона с берегов Африканского Рога.
   На прошлой неделе в зале №337 Земельного суда Гамбурга начался процесс против 10 обвиняемых, незадолго до этого выданных нидерландской стороной. Это первый суд над пиратами на территории Германии за последние несколько веков. Назначе-но 14 слушаний, палитра обвинений — от похищения с целью получения выкупа до нападения на морские суда. Это вопрос правопорядка — права и порядка. И потому уже сегодня утверждать можно одно: победа предреше-на. От этого она не переста-ет быть победой. Вот только про борьбу в целом никто не скажет: что делать, чтобы одержать в ней верх?
   У мирового сообщества теперь одной проблемой больше, решить которую оно не в состоянии. Для этого нужно ни много ни мало сделать лучше мир — или хотя бы один его уголок. Сомали давно нельзя называть государством, это страна, лишенная центральной власти и изнуренная войной. У молодых парней нет перспектив, морское пиратство сулит им огромный шанс, терять же практически нечего. Кроме жизни, конечно — но много ли стоит она здесь? <…>
   Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун ведет речь о «заложниках человечества». Да-же если пираты карабкаются на борт судна босиком, сжимая в руках настолько проржавевшие пистолеты, что в случае с «Тайпаном» следователи даже не надеялись обнаружить на них нормальные отпечатки пальцев, — все это не должно вводить в заблуждение. Бизнес по захвату заложников теперь организован как нельзя лучше.
   В частности, есть в нем закулисные заправилы, которые финансируют пиратов, но сами избавлены от какого бы то ни было риска «промочить ноги». Многие из них обосновались не в Сомали, а в соседней Кении, где инвестируют свои миллионы, полученные в качестве выкупа. Не случайно германские следователи обнаружили в мобильниках пиратов, захвативших «Тайпан», кенийские номера. Причем те же самые, которые уже фигурировали после похищения немецкого же грузового судна «Ханса Ставангер» в апреле 2009 года. По всей вероятности, в Кении жил главарь банды, заправлявший обеими операциями.
   Впрочем, даже в Сомали, не-смотря на царящий там хаос, пиратским баронам удается необходимым образом орга-низовать подготовку. Они да-же создали своего рода бир-жу бизнес-контактов: в логове пиратов, сомалийском порту Харардере, мини-фирмочки вроде Ganfanji привлекают венчурные инвестиции и при-обретают скоростные катера, лестницы, горючее, гранатометы и снаряжают ими пиратские команды, которые затем отправляются в открытое море. Тот же, кто хочет войти в долю, но не имеет финансовых средств, может расплатиться оружием или провиантом.
   Такие инвестиционные возможности привлекают тех, кто готов рисковать. Результат заранее неизвестен: можно сорвать большой куш, но можно и все потерять. Опасаться не приходится лишь неприятностей с властями. «Соответствующий округ получает свою долю с каждого выкупа, деньги расходуются на общественную инфраст-руктуру, например на больницу или на муниципальные школы», — так недавно прокомментировал ситуацию за-меститель главы Харардере по безопасности. К числу во-жаков пиратской отрасли се-годня, по всей вероятности, относятся предводители бое-виков движения «Аль-Ша-баб», контролирующих немалую часть территории Сомали. Не так давно эти исламисты славились «острыми как нож» расправами над морскими разбойниками: пи-ратство, утверждали они, про-тивно исламу. Но сегодня сре-ди последователей «Аль-Ша-баба», скорее, распространи-лось мнение, что кормящую руку не отсекают. Главы кланов в Харардере рассказывают, что деньгами, полученными в качестве выкупа, приходится делиться с «Аль-Шабабом». Исламисты со сво-ей стороны, утверждается в одном донесении канадских спецслужб, снабжают пиратов оружием, учат стрелять и защищают в местных конфликтах.
   Команду для пиратских катеров организаторы находят прямо на берегу — там их что морских ракушек. Один из пиратов, попавшийся в руки правосудия и представший перед кенийским судом, в пе-рерыве во время процесса восторженно рассказывал, на-сколько ему повезло, что его взяли участвовать в очередной операции. Его, избранного. Ведь на берегу сотни таких же, как он, ждали, чтобы кто-то из инвесторов доверил им свой катер.
   Кому удача действительно улыбнулась, тот приобретает возможность участвовать в процессе «генерации» денег. Задания в связи с получением выкупа распределяются в полном соответствии с принципами разделения тру-да. Федеральное управление уголовной полиции Германии в секретном отчете о ситуации указывает, что роли четко разграничены уже при захвате судна. В центре катера — «группа устрашения»: боевики, вооруженные гранатометом и автоматами Ка-лашникова, стоят с оружием наизготовку, пытаясь сразу же запугать команду судна, которое предстоит захватить. На носу и на корме — «абордажная группа»: сомалийцы с пистолетами и лестницами. Они первыми полезут на борт.
   Захваченные суда пираты ставят на якорь у берегов Сомали. Наступает черед «ох-ранной группы», связанной с хорошо отлаженной логистической цепочкой: с суши поставляются продукты, алкоголь, жевательный наркотик кат — своего рода основное питание пиратской братии. А когда переговоры о выкупе судна «Ханса Ставангер» основательно затянулись, группа снабжения доставила на борт даже живых коз.
   Одной из важнейших фигур на данном этапе становится представитель пиратов, ведущий переговоры с судовладельцем. Сносный анг-лийский плюс соответству-ющий опыт делают переговорщика слишком уж цен-ным специалистом для того, чтобы привлекать его к захвату судов. Очевидно, что хо-роших переговорщиков не хватает, и потому одних и тех же людей ангажируют разные пиратские группировки. Подчас один человек может одновременно вести переговоры в отношении нескольких судов, считают германские следователи.
   В облюбованный пиратами порт Харардере до сих пор не решается войти ни один патрульный корабль международной охранной флотилии. Впрочем, охотники на пиратов тоже вооружаются. У берегов Сомали кружит армада из 40 военных кораблей 30 стран мира. По крайней мере, в Аденском зали-ве, представляющем собой бутылочное горлышко на пу-ти к Суэцкому каналу, им удается контролировать все большую площадь. Но что это дает? Пираты все чаще спускают свои катера на воду не в прибрежных селах, а с зафрахтованных «плавбаз», в открытом море — вне досягаемости ВМС. А за неиме-нием собственных «плавбаз» они не брезгуют и захваченными ранее судами вроде япон-ского сухогруза «Изуми». Все чаще морские разбойники наносят удар у берегов Танзании; случалось, они брали суда на абордаж даже недалеко от южно-африканского города Дурбан.
   И потому судоходные компании на ВМС давно уже не полагаются. Они превратили свои суда в плавучие крепости, причем в первую очередь это касается торгового флота Германии, третьего по размеру в мире. В базовое оснащение судна, отправляющегося к берегам Африки, теперь входит колючая проволока натовского образца, намотанная по всему периметру судна, стальные накладки на вертикальные лестницы, ре-шетки на окнах капитанского мостика, мыло-паста для ступеней. Судно «Белуга Фортуна» в октябре оказалось захваченным пиратами, но вскоре было оставлено ими: команде удалось спрятаться в «цитадель». Впоследствии на судне были обнаружены следы крови — очевидно, морские грабители получили травмы, поскользнувшись на кашеобразной субстанции.
   На некоторых судах на палубе устанавливают муляжи военнослужащих бундесве-ра в форме — стоимостью 2 тыс. евро за штуку. Кто-то делает ставку на звуковые пушки, при помощи которых круизный теплоход «Сиборн Спирит» в 2005 году смог спугнуть пиратов. Или на мощные лазерные «указки»,призванные ослепить захватчиков. В настоящее время проводятся испытания водяных пушек, управляемых датчиками движения. Правда, применяя их против пиратов, нужно помнить: морские разбойники открывают огонь все раньше, причем стреляют они не водой, звуком или светом, а очередями из «калашникова» и гранатами из базуки.
   И потому важнее всего для судна в водах Индийского океана наличие «цитадели» — защитного отсека, спрятан-ного в глубине трюма, — как на «Тайпане». У «цитадели» должны быть крепкие стальные перегородки, в идеаль-ном случае звуконепрони-цаемые, чтобы команду нель-зя было обнаружить по звукам; лучше всего размещать защитный отсек в ограниченном пространстве, где нельзя было бы воспользоваться гранатометом. Трое пиратов, которые 30 октября все же попытались выстрелить гранатой с близкого расстояния на сухогрузе «Гоу Трейдер», получили тя-желые ранения: взрывная вол-на ударила по ним.
   Если команде удалось скрыться в защитном отсеке, оттуда остановить двигатель и вызвать подмогу, пираты, как правило, ретируются, не дожидаясь фрегатов. Правда, подчас морским разбойникам удается захватывать даже суда с «цитаделью», как, например, танкер для перевоз-ки химикатов «Марида Маргерите».
   «Судно было защищено, как дикообраз», — говорит Фальк Хольтманн, возглавляющий судоходную компанию Shipcare со штаб-квартирой в Харе-нена-Эмсе: везде колючая проволока, спуски заварены, лестницы демонтированы. А система пожаротушения отлажена так, чтобы вода из насосов текла за борт, наполняя пришвартованный внизу катер. Однако когда 8 мая на судно заявились пираты, это не помогло. Один из матросов не услышал сигнала тревоги и прибежал к защитному отсеку, когда было уже поздно. Теперь «Марида Маргерите» вместе с командой покачивается на волнах у берегов Сомали.
   С тех пор все суда Хольтманна сопровождают вооруженные охранники. К такому решению пришел не один он: другое судоходство платит южногерманской фирме $40 тыс. в месяц — на $10 тыс. меньше, чем обошелся бы крюк вокруг мыса Доброй Надежды. На борьбе с морским пиратством зарабатывает целая индустрия, в том числе страховщики: страховая премия за рейс составляет от $10 до $50 тыс.
   В то время как все эти эксперты по решению проблем получают долларовые гонорары, государства, которым они помогают, в том числе и Германия, сами не могут вырваться из плена серьезной проблемы. Один вопрос в историях с сомалийскими пиратами остается открытым: что делать с задержанными? А главное, где отдавать их под суд?
   На какое-то время страной правосудия стала Кения. Как только государства ЕС в рамках «Аталанты» послали к бе-регам Африки первые воен-ные корабли, они в 2009 году заключили соглашение с кенийским правительством. Ев-росоюз обязался профинансировать реконструкцию ке-нийских тюрем, находившихся в плачевном состоянии. Кения же взамен обещала судить всех пиратов, пойманных в ходе миссии ЕС.
   Какое-то время это работало. В частности, сейчас в стране идет процесс против 9 морских разбойников, пытавшихся в марте 2009 года захватить сухогруз «Курьер» — до тех пор, пока немецкие военные моряки не вытащили их из катера.
   Однако в октябре кенийцы соглашение расторгли, заявив, что оно для них невыполнимо.
   Переговоры ведутся — в част-ности, с Танзанией и Маврикием. Единственное государство, с которым существует действующее соглашение о передаче пиратов, — это Сей-шельские острова. Но их пра-вительство тоже не желает продолжения такого сотрудничества.
   Еще хуже другое: две недели назад кенийский суд постановил освободить пиратов, захвативших «Курьер». Основание: судить обвиняемых не в компетенции Кении. Причем это относится не только к этим 9 пиратам, но и ко всем остальным сомалийским нарушителям закона в открытом море.
   С точки зрения германских защитников по уголовным делам, это весьма неплохое решение. Так, двое адвокатов от имени захватчиков «Курьера» подали жалобу в административный суд Кёльна. Их требование: дело должно рассматриваться не в Кении, а в Германии.
   Ведь это немецкие военнослужащие схватили пиратов; от Кении же, утверждают они, не приходится ждать, что процесс будет соответст-вовать нормам правового государства. В своем мнении они не одиноки. Но если фе-деральное правительство че-го-то и хочет избежать, так это еще одного процесса над пиратами. И новых порций обвиняемых, которые сначала не один год будут сидеть в германских тюрьмах, а потом и вовсе смогут остаться в стране: высылка людей в Сомали практически не осу-ществляется.
   Каждый бесплатный для об-виняемого адвокат обходится сегодня в 263 евро за день слушаний; если процесс затягивается, эта цифра может достигать 479 евро. Если помножить ее на 10, то получается цена, которую правовое государство платит за свою предрешенную победу.
   Вероятно, в случае вынесения обвинительного приговора он будет строгим — 5 лет. Вероятно, он будет со-ответствовать всем требованиям европейских принципов верховенства закона.
   Не получится лишь одно: кого бы то ни было устрашить. И что бы то ни было изменить.
   

   БИЗНЕС НА МОРСКОМ РАЗБОЕ
   За те недели, что в Гамбурге шла подготовка к процессу, положение у берегов Африки еще более обострилось. В период с января по октябрь пираты захватили 37 судов, на 4 больше, чем за первые 10 месяцев 2009 года. В начале ноября компетентные органы Германии сообщали о 19 судах, покачивавшихся на волнах у берегов Сомали, — с 440 заложниками на борту. В част-ности, в руки пиратов попал сингапурский «ЭмТи Йорк» с капитаном-немцем. Суммы выкупов растут, в среднем сегодня запрашивают уже по $12 млн, получают до $10 млн. А переговоры, по информации американской охранцной компании Clayton, тянутся вдвое дольше, чем в 2009 году.
   Морские разбойники оперируют на все более обширной территории. С расползанием «зоны пиратства» все более заметной становится беспомощность международной охранной флотилии, миссии ЕС «Аталанта», американских, российских, индийских ВМС. В тех случаях, когда военным морякам вообще удается вступить в боевой контакт с пиратами, последние проявляют все большую изощренность и жестокость, становятся все опасней. А по другую сторону фронта процветает целая индустрия, зарабатывающая на этом: специалисты по корабельному оружию, по переговорам с похитителями, страховщики — эксперты по опасным рейсам. И потому в 6 тыс. километров от зала №337, в рыбопромысловых районах у восточных берегов Африки, уже никто не верит, что однажды континент сможет оправиться от сомалийской болезни.

   

   А В ЭТО ВРЕМЯ В НИГЕРИИ
   В ночь на 22 ноября нигерийские пираты атаковали танкер NS Spirit с российским экипажем. Судно под флагом Либерии следовало из латвийского Вентспилса в порт Лагос (Нигерия) с грузом бензина. По данным компании-судовладельца — ОАО «Новошип», нападение произошло в 01:49 по московскому времени на подходе к рейду порта Лагос в 30 милях от берега. На борт судна поднялись 10 вооруженных людей, которые открыли беспорядочную стрельбу. В результате тяжелое ранение в живот получил судовой повар. Большая часть экипажа сумела укрыться в машинном отделении, а нападавшие тем временем проникли в каюту капитана и похитили хранившиеся там деньги и ценные вещи. После этого пираты покинули судно и скрылись. Береговая охрана Нигерии направила к танкеру спасательный катер, и через три часа после атаки раненого моряка доставили в одну из больниц Лагоса, где он был успешно прооперирован. Еще через несколько часов к танкеру подошел второй катер с российским консулом и нигерийским врачом на борту. Медпомощь также оказана капитану судна (у него перелом руки) и еще двум членам экипажа, пострадавшим в результате инцидента.
   «Профиль»
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK