Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "СПОРУ НЕТ"

С тех пор как в России утвердилось мнение о том, что громогласность тождественна уверенности, споры стали разрешаться просто: кто переорал, тот и прав.
Существует простой изящный критерий истины, которым мы, увы, слишком часто пренебрегаем. Это тон оппонента, интонация полемического высказывания. Пример: ваш покорный слуга позволяет себе усомниться в пользе государственного православия, в необходимости церковного благословения для байкерских шоу или рок-концертов, в благотворности контактов церковных иерархов с радикальными и маргинальными молодежными группировками. Делаю я это ровно в тех выражениях, в каких и здесь: аккуратно, наукообразно, не переходя на личности. Жизнь приучила к идиотской избыточной осторожности: ищешь мягкие формулировки — не очень, не совсем хорошо, когда церковь дружит с сатанистами… Не очень-то прилично устраивать шоу на чужой территории, пусть даже жители этой территории вас приветствуют радостными воплями; бывает как-то некрасиво, неэстетично привлекать к своей деятельности оголтелых националистов… В общем, изобретаешь массу экивоков для констатации простейшего факта: современная русская церковь неразборчива в дружбах и методах, а за близость к государству она уже расплачивалась многократно и жестоко.
Что тут такого? Однако адепты православия сбегаются незамедлительно.
И самое мягкое, что ты можешь услышать в ответ, — это добрая, полная ненавязчивого юмора фраза: «Жирная жидовская моська лает на храм».
Мне кажется, такой ответ — признание в собственной дисквалификации. Не умеешь вести дискуссию — утрись, устыдись, пойди книжку почитай… Но именно умение вести дискуссию в сегодняшней России считается признаком слабости. Как вы понимаете, я не собираюсь жаловаться на так называемую форумную грязь: русский Интернет известен забвением элементарных правил. Но не в том дело: Интернет — хоть и кривоватое, но зеркало. Вся сегодняшняя Россия — ее дипломатия, ее власть — не снисходит до дискуссии. Спорить считается неприличным. Это признак слабости. Советская власть дожила почти до конвергенции с Западом, думала о какой-никакой контрпропаганде, отечественные интеллектуалы из лояльного, но умного резерва власти считали долгом убедительно спорить с американскими интеллектуалами и европейскими правозащитниками. Сегодняшний россиянин, будь он сетевой флудодей, представитель России при ООН или НАТО, высокопоставленный дипломат, премьер или президент, до полемики не снисходит принципиально. В лучшем случае он округляет глаза: «Да. Что дальше?» В худшем — наносит ответный удар, но в сугубо дворовой стилистике: «А сам-то ты кто?».
Культура дискуссии, высокий штиль отбривания, даже умение бессодержательно, но изящно отбрехаться совершенно исчезли из числа национальных добродетелей. Причина проста: тот, кто нам возражает, недостоин полемики. Если он возражает, значит — враг. Любой, кто возражает сегодняшней России, даже если он по факту совершенно прав (чего мы обычно и не отрицаем), движим не стремлением к истине, а злорадством и подрывными стремлениями; любой, кто смеет нас чему-нибудь учить, желает нам исключительно вернуться обратно на колени. Не сметь пищать! Это одинаково пошло и неубедительно выглядит на сетевом или международном форуме — но что поделать: сегодняшняя Россия не гонится за убедительностью. Она не хочет казаться хорошей, вот в чем проблема. И это, пожалуй, главное, о чем стоит сегодня сокрушаться: в конце концов, шибко много свободы тут не бывало никогда, даже при Ельцине. Но прежде Россия по крайней мере заботилась о том, чтобы придать себе видимость пристойности. Сегодня как раз непристойность считается критерием истины: считается, что оппонент, который может позволить себе хамство, прав по определению. Чем меньше комплексов, тем больше необъяснимой, не нуждающейся в доказательствах нравственной правоты.
Надолго ли это? Не знаю. Думаю, до первого серьезного урока, но патриотизм не позволяет желать своей стране подобного унижения, даже если бы оно оказалось для нее благотворно. Куда тревожней другое: первый шаг от невроза к безумию — утрата критичности, точней, даже зависимости от чужого мнения. Как только больному становится все равно, как он выглядит, — исчезают последние скрепы, удерживавшие его личность от распада. С этого момента болезнь становится необратимой. Этой болезнью сегодня охвачены в России почти все — и представить ее последствия крайне сложно… Впрочем, это я опять вру из деликатности. Ничего сложного. Тоже мне, бином Ньютона.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK