Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Страна огня"

611 пожаров, 52 погибших, 164 строения, 11 голов скота и 15,3 млн. рублей убытков. Так горит Россия каждый день. За прошлый год пожарные спасли 97 944 человека.Почему они на первом месте?

За тушение пожаров в России отвечают два ведомства — МЧС и Федеральное агентство лесного хозяйства. Лесники тушат горящий лес, МЧС — все остальное. Остального — 90%.
МЧС пожарная служба была передана три с половиной года назад Министерством внутренних дел. Наверное, последней каплей недовольства стали пожары в здании ГУВД Самары в 1999 году и на Останкинской телебашне в августе 2000-го. Эти два события вскрыли множество нарывов в пожарной службе, и, видимо, президент посчитал, что такому «больному» ведомству требуется чрезвычайное вмешательство. Сергей Шойгу отказываться не стал. С переходом пожарной охраны под его крыло МЧС тут же многократно увеличило свои ресурсы — на 280 тыс. человек, — создав разветвленную сеть пожарных частей по всей России.

Шойгу дал пожарной службе главное, чего ей не хватало, — деньги. К примеру, финансирование закупок оборудования увеличилось в 2,5 раза. «Три с половиной года назад 70% материально-технической базы пожарной службы подлежало списанию, сегодня — уже только 50%. В ближайшие три года планируем довести количество подлежащей списанию техники до 35%», — говорит «Профилю» заместитель министра РФ по чрезвычайным ситуациям, главный госинспектор по пожарному надзору Геннадий Кириллов. Для полного обновления парка техники единовременно требуется 14—15 млрд. рублей. Но сразу такие деньги не найти даже Шойгу. Так что полной замены парка при нынешних темпах финансирования можно ожидать лет через пять.

Пожарные и довольны, и недовольны новой властью. Конечно, хорошо, что наконец с кислородных противогазов, от которых разрушаются зубы, перешли на аппараты на сжатом воздухе. Но задевает за живое «01: телефон спасателей и пожарных». «Почему на первом месте спасатели? Всю жизнь это был наш телефон!» — возмущается мой одноклассник Паша, десять лет работающий в пожарке. Еще он страшно расстроен тем, что с переходом в МЧС пожарные лишились «ментовских» корочек и номеров. «Раньше нарушишь где, ну когда торопишься на пожар, ГИБДД сразу отпускает. А недавно вылетели на красный, не убедившись, как правилами положено, что нам уступают, столкнулись с «москвичом». Приехал мальчик молодой, стал протокол составлять. Мы ему: командир, ну ты чего, свои! А он нам: у вас кто министр — Шойгу? А у меня — Нургалиев. Так что извиняйте, ребята».

«Черным» для МЧС стал 2003 год, когда сгорели школа-интернат для глухих детей в Махачкале, школа-интернат в Якутии и общежитие Российского университета дружбы народов. МЧС, не привыкшее к роли мальчика для битья, взялось за исправление ситуации. В 2004-м оно выбило на усиление противопожарной безопасности образовательных учреждений из бюджетов всех уровней рекордную сумму — 30 млрд. рублей, провело расследование громких пожаров. Выяснилось, что среди погорельцев были и такие, кому пожарный надзор неоднократно указывал на нарушения правил пожарной безопасности. «Стандартная ситуация: приезжаем к главе района, а он в ответ: «Режьте меня на куски, нет денег». А до последнего времени бывало, что вызывает глава местной власти «строптивого» инспектора — и кулаком по столу: давай подписывай акт, а то без зарплаты оставлю», — поясняет Геннадий Кириллов. Вот почему МЧС убедило правительство вывести пожарный надзор из подчинения региональных властей и передать его на федеральный уровень. Так что с 1 января 2005 года мэр города пожарному инспектору не указ.

По результатам 2004 года МЧС наконец вздохнуло спокойно. Новоприбывший полк перестал портить статистику. Впервые за последние десять лет появилась положительная динамика в борьбе с пожарами. Изменения не кардинальные, но, когда речь идет об огне, даже несколько процентов дорогого стоят. Число пожаров сократилось на 3,3%, погибших — на 4,7%, травмированных — на 2,7%. Чем особенно гордятся в МЧС — минус 9,4% погибших детей. «Правда, к сожалению, у нас есть увеличение смертности детей дошкольного возраста. Стали анализировать, и оказалось, что в стране сократилось число детских дошкольных учреждений. Родители на работе, а дети все больше дома, — говорит Кириллов. — Вообще большинство причин возникновения пожаров завязано на глубокие социальные проблемы нашего общества. 72,4% населения погибает у нас в жилых помещениях. Во-первых, в России колоссальный фонд ветхого жилья, построенного не менее 50—60 лет назад. Во-вторых, сколько у нас алкоголиков, наркоманов? Из-за их «забывчивости» горит то там, то здесь». Самое тяжелое дежурство у пожарных — с пятницы на субботу, когда народ начинает гулять. С часу ночи до пяти утра вызовы идут один за другим.

Российская статистика пожаров по сравнению с мировой — просто загляденье. Мы позади планеты всей. Но не потому, что Россия горит меньше. Просто все считают по-разному. В США, например, берется на учет любой пожар — урна загорелась или целое здание. У нас же, если горение контролируется, пожаром оно не считается.

Вот где российская статистика проигрывает, так это в показателях смертности и травматизма среди самих пожарных. «К сожалению, снижения у нас пока нет», — говорит Михаил Верзилин, начальник Управления организации пожаротушения и специальной пожарной охраны МЧС России.

Разрулили

С 1 января 2005 года по знаменитому Федеральному закону №122 у пожарных началась новая реформа — по разделению полномочий между центром и регионами. Службу поделили на федеральные и городские структуры. Федералы — 82 тыс. человек — отвечают за сохранность от огня объектов особой государственной важности — режимных, федерального значения и культурного наследия, а также дежурят на массовых мероприятиях федерального характера. Нефедералы — чуть больше 200 тыс. человек — тушат простые дома и здания городского подчинения. Им придется снять погоны, зато их зарплаты увеличатся почти в три раза. Реформа рассчитана на три года и пройдет в несколько этапов.

Реформой недовольны все. Сведенные на региональный уровень пожарные не понимают, как теперь им будет считаться стаж для пенсий. К тому же они не хотят лишаться тех немногих привилегий, которые дает пенсия человека в погонах. Недовольны и региональные власти. Они оказались совершенно не готовы принять на себя такую махину, как пожарная служба. «Сложности с разделением полномочий кое-какие были, но вопрос мы в основном решили. Заключили со всеми органами субъектов РФ соглашения, которые прошли через правительство по передаче полномочий от нас к губернаторам, от губернаторов — к нам. Тем самым мы и закон не нарушили, и цепь не порвали, сохранив единое управление», — уклончиво отвечает Михаил Верзилин. В переводе с дипломатичного чиновничьего языка — разрулили.

Но больше всего 122-й закон обидел пожарных отменой бесплатного проезда. Рядовой пожарный в Москве получает зарплату 5 тыс. рублей, еще 7 тыс. рублей доплачивает столичное правительство, но все равно на такие деньги не разгуляешься. Поэтому все подрабатывают: кто грузчиком, кто охранником. Благо, график в пожарке — сутки через трое.

Проблемы те же

Реформа реформой, а проблемы у пожарных все те же. На первом месте — автомобили. Пожарные несколько раз заводили с московскими властями разговор о том, чтобы, как в Америке, сделать на центральных магистралях полосы fire line, на которые никто, кроме пожарных и «скорой помощи», заехать не может. Но воз и ныне там.

Еще одна проблема — газовые баллоны. Где только не хранят наши запасливые граждане баллоны с пропаном: на кухнях, в подвалах, гаражах. Не дай бог, пожар — баллон взрывается, пожарных, которые тушат злосчастный гараж, разносит на куски.

На каждое здание в каждом городе должен быть план пожаротушения. С этими планами у пожарных бесконечная головная боль. Арендаторы зданий меняются как перчатки, лихорадочно перекраивают площади. Уследить за этим броуновским движением почти невозможно. Пожарные грезят, что их от этого кошмара освободят. «Почему мы должны составлять планы на эти объекты? Я считаю, что это должен делать собственник», — считает Михаил Верзилин.

И у народа во взаимоотношениях с пожарными все те же проблемы: скорость приезда и вода. У пожарных, как уверяет Михаил Верзилин, нет сложностей с обеспечением альтернативными средствами тушения, но вода была и остается главным из них — самым дешевым и доступным. Правда, у нее есть свои минусы. Вода, как говорят пожарные, — «сопутствующие потери». Это когда погорел алкоголик с десятого этажа, а у вас на втором — потоп. На тушение пожара в двухкомнатной квартире уходит в среднем 5 тонн воды. Компенсации за только что сделанный ремонт от пожарных не дождешься.

Деньги — в огонь

Для лесных пожарных сезон-2005 выдался довольно спокойным. Не в пример кошмару 2002 года, а тем более — 2003-го, когда выгорело 2212,8 тыс. га. Уже в 2004 году лесники добились — благо, погода была на их стороне — сокращения площади лесных пожаров в пять раз. По итогам этого года в Федеральном агентстве лесного хозяйства (Рослесхозе) тоже ждут минусовых показателей. За два месяца до конца пожарного сезона (он наступает 1 ноября) Рослесхоз рапортует, что по отношению к тому же периоду прошлого года в 2005-м площадь, пройденная огнем, сократилась более чем в два раза. «Это результат двукратного увеличения финансирования профилактических работ», — поясняет заместитель начальника управления защиты и воспроизводства Рослесхоза Алексей Ермоленко. До прошлого года на профилактику здесь выделяли копейки, основные деньги уходили в огонь — в смысле, на его тушение.

Лесники в десять раз увеличили площадь контролируемых профилактических выжиганий — до 1200 тыс. га. Ежегодно в лесу скапливается много сухой травы, валежника, и все это обязательно будет гореть летом. Но если осенью или поздней весной провести контролируемое выжигание, в жару эти участки не станут катализаторами пожаров.

Если поблизости нет воды — и затраты на тушение колоссальные, и пожар разбегается на сотни километров. В «опасных», безводных зонах разведали источники грунтовых вод и вырыли противопожарные водоемы. В Рослесхозе также очень гордятся тем, что в этом году создали сотни тысяч километров противопожарных барьеров. «86% лесных пожаров возникает по вине человека. Мы посмотрели космическую съемку пожаров 2003 года в Бурятии — тогда она сильно горела. Возгорания начинались вдоль автомобильных и железных дорог, у водоемов. Чтобы предупредить распространение огня на этих участках, проходим трактором с плугом, который срезает верхний земляной покров. Даже если кто-то и бросит бычок, горящая трава дойдет до полосы разрыва и остановится», — говорит Ермоленко.

Хорошее средство профилактики — публичная «порка» поджигателей. Но поймать их за руку практически невозможно. За 2004 год выявили 11,5 тыс. нарушителей правил пожарной безопасности в лесах. А вот виновниками пожаров — таковые определяются судом — признаны 482 человека.

Лесных пожаров больше там, где массово обитает человек. А это Центральная Россия. За счет развитой инфраструктуры пожары здесь небольшие, да и ликвидируются они, как правило, в день обнаружения. В Сибири, на Дальнем Востоке пожаров не так много, но если там полыхает — то неделями. В самых труднодоступных местах даже не пытаются тушить. «Где нет ни населенных пунктов, ни объектов экономики, никакого лесопользования, тушить пожары нецелесообразно. Этот лес не представляет никакой ценности… Ну, кроме экологической», — после паузы добавляет Ермоленко.

Лесные пожарные немного недолюбливают коллег из МЧС. Подопечные Шойгу живут куда лучше. И зарплаты у них больше, и обновление парка техники идет быстрее. А вот в Рослесхозе — резкое сокращение капитальных вложений. При том что износ техники — 86%.

По горячим следам

В 2004 году народного добра в огне сгорело на 5,8 млрд. рублей. Россияне с каждым годом все активнее страхуют свое имущество от огня, а страховые компании — усиливают штаты пожарными «сыскарями».

Погорельцы обращаются за возмещением убытков в страховые компании даже в тех случаях, если сами нарушили все правила пожарной безопасности. Они пытаются слупить деньги со страховой компании за забытый на плите чайник, непотушенный окурок, некачественную, купленную по дешевке печную трубу, самостийно установленные «жучки», которые вызвали перегрузку в электросети. Такие потуги — около 70% обращений. Но для опытного пожарного эксперта груда пепла — открытая книга.

Около 10% обращений к страховщикам — мошенничество, поджог. Причина поджога — либо месть конкурентов или соседей, либо расчистка территории, либо «заметание следов». Милое дело — списать на пожар порчу имущества и получить компенсацию или, сфальсифицировав документы, умышленно завысить страховую сумму.

Административный директор страховой компании «МАКС» Виктор Алексеев рассказал «Профилю», что один клиент, чтобы скрыть неполадки в электрической сети, сымитировал поджог помещения. «Помимо того что под договор он пытался получить всю страховую сумму, так в качестве понесенного убытка заявил огромное количество товара. Мы провели расследование и выяснили, что якобы сгоревших товаров — в четыре раза больше, чем объем складского помещения».

Еще один пример. В МАКСе было застраховано кафе, которое потом сгорело. Милиция установила, что в момент пожара владелец заведения находился поблизости, на его обожженных руках были следы бензина. Причина поджога обнаружилась без труда. Райсовет принял решение о сносе кафе и строительстве на его месте дороги. А владелец решил организовать себе компенсацию.

Вице-президент «Росгосстраха» Дмитрий Маслов рассказал, что его компания сталкивалась со случаями поджога из-за передела прав собственности на землю. После поджога дачного домика его владельцу предлагается продать участок, а новый собственник получает хорошее место под коттедж.

По закону, страховая компания производит выплаты на основании заключения пожарных и милиции. «Но иногда случается, что данные нашего осмотра не совпадают с выводами пожарной охраны. Пример: пожарные приходят к выводу, что дом сгорел в результате короткого замыкания электропроводки. А мы со слов страхователя узнаем, что в доме и проводки-то не было. Конечно, такие случаи редкость, но они бывают», — говорит Маслов.

Любая ошибка компетентных органов может стоить страховой компании сотен тысяч и даже миллионов долларов. Неудивительно, что страховщики пытаются максимально обезопасить себя. Три года назад СК «МАКС» была вынуждена пойти на создание собственной группы страховых расследований. В нее вошли опытнейшие специалисты по ДТП, пожарам и другим происшествиям, в результате которых могут наступить страховые случаи. Это обычная практика, принятая и на Западе.

В 2002 году в России появилось неформальное объединение представителей служб безопасности всех крупнейших страховых компаний. Между собой они постоянно обмениваются информацией о страховых случаях, новшествах, которые применяют фальсификаторы и мошенники.

Все попытки добиться встречи с пожарными сыскарями, чтобы расспросить их о классических способах «заметания следов», страховщики категорически пресекли — из соображений безопасности: чтобы не вооружать полезной информацией нечистых на руку «шутников» с огнем.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK