Наверх
15 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Таможня. Зеленый свет в конце туннеля"

Об этих и других изменениях в работе таможенников рассказывает председатель ГТК Валерий ДРАГАНОВ."Профиль": Валерий Гаврилович, импорт сейчас резко сократился и, судя по всему, в ближайшее годы расти не собирается...

Валерий Драганов: Действительно, объемы импорта серьезно упали. Причем именно по тем группам товаров, которые больше других заметны рядовому потребителю,-- по лекарствам, бытовой технике и продуктам. Но все равно ввоз в Россию исчисляется колоссальными суммами.

К концу года падение импорта замедлилось. А в первой декаде декабря 1998 года мы отметили рост импорта продовольствия на 8,5% и увеличение импорта медикаментов на 35--40% по сравнению с первой декадой ноября.

"П.": Какие еще новости в жизни ГТК?

В.Д.: Мы хотим полностью перейти на расчеты через казначейство. Я очень надеюсь, что казначейство к этому готово.

"П.": ГТК отказывается от сотрудничества с комбанками?

В.Д.: При работе с коммерческими банками по поводу ГТК постоянно возникают подозрения: почему у вас счета именно в этом банке, а не в другом?

"П.": Действительно, почему именно в этом?

В.Д.: Банки, с которыми работает ГТК, были определены специальным решением правительства по результатам тендера в апреле 1998 года. Кто предложил более выгодные условия -- те и стали нашими уполномоченными банками.

Свою нынешнюю задачу мы видим в реформировании самой структуры таможни так, чтобы возможностей злоупотребления стало меньше. Механизм на самом деле простой: законодательно закрепить нормы, оставляющие как можно меньше лазеек для коррупции.

"П.": То есть?

В.Д.: Размер таможенных сборов зависит от стоимости ввозимого или вывозимого товара. Допустим, ввозится партия шариковых ручек. Они по документам стоят каждая 10 центов. Мы знаем, что на самом деле они стоят по 20 центов. А хозяин говорит: докажите. Доказать мы не можем.

Выход есть: увеличить количество наименований товаров, с которых взимается либо фиксированная сумма за единицу товара, либо, например, 10% от стоимости, но не ниже определенной суммы.

"П.": Ну и что это даст? Ведь не обязательно занижать стоимость ручек. Можно в документе написать ручки, пусть и по реальной цене, а ввозить, например, мебель.

В.Д.: У вас, извините, фантазия менее богатая, чем у нарушителей-практиков. Например, в прошлом году мы зафиксировали ввоз в страну 3,5 миллиона спасательных жилетов -- такого числа жилетов хватит не только на всю Россию, но и на Китай с Индией вместе взятые.

Но и с такими преступлениями можно бороться. Прежде всего проводить таможенное оформление как можно большей части грузов непосредственно на границе. Именно так все происходило до распада Советского Союза. И грузы тогда по дороге от границы до пункта таможенной очистки не пропадали.

А по отдельным товарам мы хотим предложить еще более строгие меры. Например, ввозимый спирт направить строго по определенным маршрутам. А чтобы у импортера не было желания уйти из-под контроля -- еще и залог брать с этого спирта в размере таможенной пошлины. То есть обманывать станет совершенно невыгодно.

Помимо того, мы планируем разрешить своего рода индульгенции нарушителям, если они согласны возместить нанесенный государству ущерб. Недавно мы в ходе очередной проверки обнаружили, что груз мебели и продуктов на крупную сумму был ввезен по подложным документам -- под видом гвоздей. Нам удалось обнаружить документы подлинные. Мы предложили нарушителям такой вариант: они вносят недостающую сумму платежей в течение суток, а мы больше не имеем к ним никаких претензий. Они внесли. Сумма была $1,3 млн. Мы хотим законодательно закрепить возможность такого рода "индульгенций".

"П.": Но это эффективно только в том случае, если вам удалось поймать нарушителя за руку. А если нет?

В.Д.: В новом Таможенном кодексе (надеюсь, депутаты примут его уже нынешней весной) заложена возможность зеленого коридора для компаний, которые имеют законопослушную репутацию и являются стратегическими партнерами России и российских компаний. В результате у нас высвободятся силы для борьбы с преступниками.

Кроме того, мы подготовили ряд поправок к действующему кодексу, которые должны вступить в силу в ближайшее время. В частности, необходимо, чтобы валютному контролю подлежали не только валютные, но и рублевые контракты.

"П.": Что это значит?

В.Д.: Это значит, что, если мы с вами заключаем контракт в валюте, вы подлежите валютному контролю. И ГТК отслеживает возврат валютной выручки. А вот если мы заключаем контракт в рублях, то ГТК контролировать этот контракт не может. То есть мы собираемся убрать лазейку для обхода экспортерами валютного контроля.

Что касается проекта нового кодекса, то еще одно его достоинство -- минимум отсылочных статей. Которые предлагают делать так, как написано в одном из наших многочисленных внутренних документов и инструкций. В результате станет сложнее легально не платить пошлины -- а я знаю минимум тридцать совершенно законных способов ухода от уплаты пошлин, пользуясь несовершенством нынешнего кодекса.

"П.": Приведите хотя бы один пример.

В.Д.: Ну зачем же давать козырь махинаторам? К тому же, уверен, современные Остапы Бендеры знают таких способов значительно больше.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
15.10.2021