Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Татьяна Веденеева, королева Ткемали"

Она не политик, не певица, не космонавт. Но просто страшно представить, сколько миллионов людей в нашей стране знают и искренне любят ее. Татьяна Веденеева — самая популярная телеведущая 80-х годов. Дети считали ее доброй старшей сестрой, женщины видели в ней искреннюю подругу, мужчины — идеальную жену и даже, говорят, несмотря на «Спокойной ночи, малыши», заманчивую любовницу. Татьяна на самом деле такая или почти такая — и подруга, и сестра, и жена.Татьяны Веденеевой не было в эфире семь лет. В новогоднюю ночь она впервые после долгого перерыва появилась в программе «Утро». «Профилю» г-жа Веденеева дала первое за эти годы интервью.
«Чем она сейчас занимается? — поинтересовалась я на ОРТ. «Бизнесом,— ответили мне.— Соус производит. Когда она об этом рассказывает, слюнки текут. Впрочем, в исполнении Татьяны Веденеевой можно слушать про что угодно, даже про синхрофазотрон».
Людмила Лунина: Таня, говорят, вы заняты производством соусов?
Татьяна Веденеева: Да, первая продукция компании «Трест Б», одним из руководителей которой я являюсь, скоро появится в московских супермаркетах. Мы предложим покупателям пять видов соусов.
Идея родилась четыре года назад. Мой муж, Юра, родом из Тбилиси. Однажды его друг привез бутылку ткемали. Я впервые этот соус попробовала и была потрясена: это что-то необыкновенное!
Его можно есть с чем угодно. Я больше всего люблю с рыбой (может, потому, что не ем мяса). Но, конечно, прекрасно и с мясом, курицей, молодой картошкой, макаронами, сосисками. В ткемали очень неожиданное сочетание ингредиентов: дикая слива, чеснок и травы. Это все равно, что делать варенье с чесноком. Звучит странно, но, когда попробуешь, кажется, иначе и быть не может.
Плантаций дикой сливы нет. Во дворе каждого грузинского дома растут одно-два дерева, хозяйки варят ткемали каждая по собственному рецепту, только для своей семьи. В Грузии существует, наверное, столько рецептов ткемали, сколько домохозяек.
Два года я уговаривала мужа заняться производством этого соуса. Наконец он сдался. В Тбилиси мы провели конкурс, отобрали лучшие рецепты. Потом обратились к специалистам из Института питания — академик Багатурия несколько месяцев работал в Голландии и Италии, в специализированных лабораториях, где адаптировал домашний рецепт к условиям производства. Услуги лабораторий стоили недешево, но только благодаря этому наш соус сохранил свои качества. В нем нет консервантов: пиктиновые вещества, содержащиеся в сливе, позволяют ткемали не портиться в течение полутора лет.
Л.Л.: А где вы взяли сырье? Слива-то дикая.
Т.В.: Это было, пожалуй, самым сложным. Организовали в Грузии компанию, которая за деньги летом нанимает местное население. Мы собрали весь урожай сливы за два года.
Наконец, в Европе нашли современный, прекрасно оснащенный завод соответствующего профиля.
Л.Л.: Это целая эпопея. И вы во все вникали?
Т.В.: В разработку рецепта, бутылки и этикетки, конечно.
В течение двух лет я ездила на выставки продуктов питания в Голландии, Италии и Франции, хотела понять, что такое международный уровень качества, какие требования предъявляются к упаковке, особенно уникальной продукции, каковой является наш соус. Появилось много идей.
Когда-то у одного антиквара я купила восемнадцать старинных гравюр с видами Кавказа. На компьютере мы их уменьшили до размеров этикетки. Под стать этикетке и стеклянная бутылка оригинального дизайна. Все вместе выглядит очень солидно. Любой хозяйке будет не стыдно поставить нашу бутылочку даже на праздничный стол.
Кстати, мы провели фокус-группы — опрос населения. Так вот, наш ткемали — а он будет разных сортов, под номерами,— нравится десяти людям из десяти. Я так этому обрадовалась, так была горда, как если бы в нашей семье родился еще один очень здоровый ребенок.
Л.Л.: И сколько чудо-соус будет стоить?
Т.В.: 535 граммов — примерно два доллара.
В ближайшем будущем мы выпустим на рынок соус сацибели, приготовленный из свежих помидоров, трав и специй. Впредь мы хотим использовать только уникальные домашние рецепты и делать продукты вкусные, полезные и абсолютно экологичные.
Л.Л.: Все-таки неожиданно, что вы занялись соусами, а не открыли, к примеру, магазин модной одежды. Когда вы работали на ТВ, то являлись для многих эталоном стиля. Может, вы очень хорошо готовите?
Т.В.: Неплохо, но мои способности ограничиваются всего несколькими блюдами. Я никогда не использую особо сложных рецептов. Мои обеды — это обычно экспромт. Но в том-то и дело, что с нашими соусами нет необходимости выдумывать что-то сложное. Любая еда, даже колбаса, становится необыкновенно вкусной. Прослыть хорошим кулинаром сможет и мужчина — бизнесмен, банкир…
Л.Л.: Кстати, о мужчинах. По Москве ходили слухи, что вы вышли замуж за нефтяного магната и он увез вас то ли на остров, то ли в замок…
Т.В.: Какая-то доля правды в этом есть. Мой муж действительно занимался нефтяным бизнесом. На заре перестройки Юра, юрист по образованию, вместе со своим братом физиком-математиком и другом экономистом создали небольшую компанию. Они собирались заниматься внедрением научно-технических разработок. Но в те времена это было почти нереально. Зато их способности оказались востребованы в Тюмени, когда там открылась первая нефтяная биржа. В связи с этим я брала у Юры интервью для программы «Утро» — так мы и познакомились.
Потом жизнь людей, занятых в нефтяном бизнесе, так усложнилась, что муж в конце концов свою фирму продал. Сейчас он возглавляет строительную корпорацию и к нефти не имеет никакого отношения.
Л.Л.: Но до интервью он вас хотя бы по телевизору видел?
Т.В.: Конечно. Но вообще-то он к телевизору равнодушен. Юра очень интересный и разносторонний человек, хотя на первый взгляд кажется замкнутым и немногословным. В юности у него было два увлечения — музыка и спорт. Он был мастером спорта по плаванию на спине и играл на ударных. Видимо, неплохо, потому что выступал с оркестром телевидения Грузии. Как он играет на барабанах, я впервые услышала на нашей свадьбе — и это на меня произвело впечатление.
Л.Л.: А как протекал ваш роман?
Т.В.: Довольно долго и по нарастающей. У нас обоих были семьи, дети. С моей стороны это не была любовь с первого взгляда, скорее — со второго. Второй раз мы встретились в Испании, на отдыхе. Была большая хорошая компания, прекрасный отель, много поездок и развлечений. Юра вел себя очень сдержанно и тактично, я бы даже сказала, учтиво.
Через некоторое время после нашего возвращения в Москву он позвонил мне на работу и предложил вместе пообедать. В течение полугода мы только пили кофе или обедали. В какой-то момент он рассказал, что ушел из семьи, снял квартиру.
Конечно, как каждая женщина, я чувствовала, что нравлюсь. Он ухаживал за мной очень деликатно, без напора, но с постоянными сюрпризами вроде огромных букетов цветов или милых забавных подарков.
Л.Л.: Вы любите подарки?
Т.В.: Разве кто-нибудь их не любит? Важно, кем и как подарок сделан. Чтобы он ни к чему не обязывал и не ставил в неловкое положение.
Л.Л.: И какой из подарков был самый необыкновенный?
Т.В.: Мы тогда еще жили в разных домах. Однажды Юра пригласил меня на ужин с шоу-программой в очень красивом ресторане. Когда программа подходила к концу, к нашему столику подошел официант с маленькой бархатной коробочкой в руке: «Это подарок!» «Правда? — спрашиваю.— А от кого?» Неопределенный жест: от заведения. Открываю коробочку и показываю Юре: «Посмотри! Жемчужина в виде капли. Какая прелесть!» И даже не догадываюсь, что она настоящая. Он мне подыгрывает: «Да, да, действительно, молодцы — хороший ресторан, очень здорово!» Потом, пару минут спустя, оглядываюсь по сторонам — что-то больше никому подарков не дарят. И тут до меня доходит: это же от него! Ну что вам сказать — после этого случая нашему раздельному существованию пришел конец. Это была последняя капля — и она была жемчужная.
Л.Л.: А как проходила свадьба, на которой ваш муж играл на барабанах?
Т.В.: Свадьба случилась не сразу. И я, и Юра были уже взрослыми людьми, материально ни от кого не зависевшими. У меня была прекрасная работа, квартира (даже две), машина. Но уйти было трудно. Я чувствовал себя виноватой, но понимала, что остаться в прежней семье и обманывать еще хуже. Лучше честно уйти.
Вот тогда-то Юра и проявил многие качества, которые ему так свойственны: уверенность, твердость, напор, умение убедить, желание защитить и безграничные любовь и нежность, ради которых можно было пойти на все.
Венчались мы в армянской церкви в Москве, а свадьба наша была на юге Франции. Юра снял виллу на берегу моря, нанял музыкантов, декораторы украсили дом и сад роскошными композициями и гирляндами из цветов. Мы пригласили много друзей — из России и иностранцев. Звучала разноязыкая речь, многие жужжали видеокамерами. У меня было чувство, что я снимаюсь в каком-то голливудском фильме. Видимо, такое чувство было не только у меня, потому что некоторые наши друзья, развеселившись, по примеру голливудских героев, в смокингах прыгали в бассейн.
Л.Л.: Насколько я могу представить, вы были весьма самостоятельной женщиной. Не пришлось ли вам потом себя ломать, подстраиваться под мужа?
Т.В.: Рядом с ним я, наверное, несколько изменилась. Сейчас шучу, что я армянская жена, одна без супруга никуда не хожу. Я имею в виду общественные места типа ресторанов и кафе. Мне кажется, это естественно, особенно когда любишь человека.
К моменту нашего знакомства самостоятельность стала меня тяготить. Мне надоело быть сильной. Иногда хотелось своей ответственностью с кем-нибудь поделиться. Ну, вот машина сломалась — пусть бы кто-нибудь починил. А мне говорили: «Поезжай сама. Тебя же все знают и сделают сразу, без всякой очереди».
Пришлось ли мне подстраиваться под мужа? Да, конечно, как и ему под меня. И я считаю, это абсолютно нормально. Одно дело — влюбленность и редкие (или частые) встречи, другое дело — когда живешь с человеком вместе. Именно вместе, а не просто в одной квартире. Если есть любовь, это так естественно, что люди подстраиваются друг под друга и стараются найти общий язык. Чем дольше они смогут это делать, тем долговечнее и глубже будет их любовь.
Л.Л.: И сколько лет вашему союзу?
Т.В.: Женаты мы пять лет, но вместе живем уже семь. Мне приятно слышать, когда наши друзья говорят, что им нравится к нам приходить, потому что у нас хорошие отношения, приятная атмосфера в доме. Вот я так одета (а Татьяна была в простом, но длинном платье в пол и при макияже.— Л.Л.) не потому, что с вами встречаюсь.
Л.Л.: Серьезно? А я уже пожалела, что пришла без фотографа.
Т.В.: Я заканчиваю свои дела и возвращаюсь домой немного раньше. Обычно, во всяком случае очень часто, переодеваюсь к приходу Юры. Ему это страшно нравится. Это вошло в традицию.
Л.Л.: Вы ушли с телевидения по семейным обстоятельствам?
Т.В.: Я совершенно не собиралась уходить. Повод был ничтожный. Во время отпуска я находилась в Лондоне, мне просто необходимо было задержаться там на неделю. Я позвонила на работу, попросила 4—5 дней за свой счет. Но было лето, мне в категоричной форме сказали, что работать некому и надо обязательно вернуться. Или писать заявление об уходе. Может быть, день был мрачный или настроение не то, но я разозлилась. Я впервые за пятнадцать лет обратилась с подобной просьбой — и мне отказали.
В глубине души я была уверена, что меня не уволят. Но заявление написала. Как мне рассказали позже, руководство неприятно поразил тот факт, что заявление мое пришло по факсу на бланке пятизвездочного отеля.
А потом все так завертелось…
В тот год я прочла про себя в гороскопе, что наступает время, когда «рак на горе свистнет», что все встанет с головы на ноги или, наоборот, свершатся самые смелые мечты и произойдут самые невероятные перемены. Это было забавно читать, еще забавнее в это верить. Но все так и случилось.
Мы много путешествовали, подолгу жили за границей. Неожиданно одна иностранная пара, компаньоны мужа по бизнесу, предложила мне принять участие в реконструкции их дома во Франции. Они бывали у нас в Москве, им очень понравилось, как я оформила нашу квартиру.
Дом получился хорош. Через год его фотографии напечатали в итальянском специализированном журнале. Я ужасно увлеклась дизайном интерьеров, помогла еще нескольким друзьям кардинально переделать квартиры. У мужа есть идея построить в Москве элитный дом. Если все получится, приму участие в его оформлении.
Л.Л.: Надо полагать, что теперь вы верите в гороскопы и предсказания.
Т.В.: Во всяком случае, теперь я всегда их читаю. Перед Новым годом мы были в Гонконге. Нас отвели к одному старому китайцу, специалисту в гадании по рукам и лицу. Моему сыну он нагадал блестящую карьеру, муж от гаданий скептически отказался. Старик долго рассматривал мои уши, руки и лоб — вывод его был таков: сыну я уделяю мало времени. И это правда, ведь он живет и учится в Лондоне. Мужу принесла счастье. Сама жить буду достаточно долго, а главное, после 55 лет стану очень знаменитой и богатой. Так что, дорогая Людмила, у вас есть шанс в будущем еще раз взять интервью у знаменитости. Полагаю, я стану королевой Ткемали. Звучит красиво и экзотично, как редкое женское имя.
Л.Л.: Я искренне вам этого желаю. Но неужели вы больше не хотите вернуться на телевидение?
Т.В.: Но я ничего для себя не исключаю. Если будут интересные предложения, с удовольствием буду обсуждать.

ЛЮДМИЛА ЛУНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK