Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«Тоска по пандемии»"

Эпидемиолог Том Джефферсон об ошибочных предсказаниях экспертов по гриппу, завышенных ожиданиях, связанных с вакцинацией, и большой пользе от мытья рук.
Последние 15 лет Джефферсон работает в международном врачебном обществе Cochrane Collaboration. 55-летний медик в сотрудничестве с командой ученых из разных стран оценивает все публикуемые исследования, касающиеся гриппа. 10 лет Джефферсон был врачом в армии Великобритании, сегодня он живет в предместьях Рима.

«Шпигель»: Господин Джефферсон, мир живет в страхе перед свиным гриппом. Уже ближайшей осенью, говорят эксперты, каждый третий житель планеты может быть инфицирован новым вирусом H1N1. Что вы предпринимаете, чтобы защитить от него себя и своих близких?
Джефферсон: Мою руки и стараюсь делать это как можно чаще — впрочем, не скажу, чтобы главной причиной этого был страх перед свиным гриппом. Мытье рук — это, пожалуй, лучшая защита не только от вирусов гриппа, но и от большинства других респираторных и желудочно-кишечных инфекций.
«Шпигель»: Значит, свиной грипп вас не слишком беспокоит?
Джефферсон: Вирусы гриппа действительно иногда оказываются непредсказуемыми. Так что определенная осторожность необходима. Но то, какие катастрофы из года в год нам пророчат эксперты по гриппу, мне кажется безумием. Их пророчества становятся все более пугающими. Хотя до сих пор ни одно из них не сбылось. Чем, например, обернулся птичий грипп, от которого, как нам говорили, все мы должны были умереть? Ничем. Тем не менее эти люди делают все новые и новые предсказания. Подчас мне кажется, что некоторых из них прямо-таки терзает тоска по пандемии.
«Шпигель»: Кого вы имеете в виду? Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ)?
Джефферсон: И ВОЗ, и здравоохранительные ведомства, и вирусологов, и фармацевтическую индустрию. Вокруг этой идеи, вокруг мысли о надвигающейся пандемии гриппа с годами сформировалась целая система. От нее зависят большие деньги, влияние, карьеры, целые институты! Все, что нужно было сейчас, чтобы эта система заработала — крохотный мутировавший вирус.
«Шпигель»: На вашем итальянском интернет-портале имеется табло, на котором ведется «обратный отсчет» времени до «пандемии», при этом каждый год «час икс» наступает 1 апреля. Вам не кажется, что ситуация требует большей серьезности?
Джефферсон: Я просто пытаюсь высмеять ту ошибочную уверенность, которую нам пытаются внушить. Действительно ли свиным гриппом заболеет треть мирового населения? Сегодня этого не знает никто. Но даже если так, никаких принципиальных отличий от обычной волны гриппа я не вижу — во всяком случае, в настоящее время. Возможно, сам вирус свиного гриппа по сей день оставался бы незамеченным, если бы речь шла не об инфлюэнце, а о другом, неизвестном возбудителе.
«Шпигель»: Значит, ВОЗ поспешила объявить о пандемии?
Джефферсон: А вам не кажется странным, что ВОЗ даже для этого изменила собственное определение пандемии как таковой? Критерий, согласно которому пандемией могло считаться только заболевание с высокой смертностью, попросту вычеркнули. Только после этого свиному гриппу удалось получить статус пандемии.
«Шпигель»: Однако из года в год только в Германии грипп уносит от 10 тыс. до 30 тыс. жизней. В западном мире инфлюэнца вообще считается самым смертоносным инфекционным заболеванием…
Джефферсон: Минуточку! Эти цифры не более чем предположительная оценка. Главное, следует различать гриппозные инфекции и настоящий грипп. Симптомы у них общие — это внезапное повышение температуры, боли в конечностях, затрудненное дыхание, возможны осложнения в виде бронхита и воспаления легких. Но на самом деле только настоящий грипп действительно вызывают вирусы инфлюэнцы. За гриппозные инфекции, напротив, «отвечает» свыше 200 других возбудителей. Что касается названных цифр, то здесь к так называемым жертвам гриппа всегда причисляют смерти, вызванные всеми этими прочими возбудителями. Если старик умирает от воспаления легких, никто не берет мазок из зева, чтобы выяснить, действительно ли «убийцей» стал истинный вирус инфлюэнцы.
В среднем вирусом инфлюэнцы обусловлено лишь 7% гриппоподобных инфекций. Значение этих вирусов систематически переоценивается.
«Шпигель»: А что с 200 другими вирусами?
Джефферсон: Интерес исследователей к ним слишком слаб! Например, существуют свыше 100 разновидностей риновирусов. Большей частью они вызывают лишь обычный насморк, но могут стать и причиной смерти. Опять же, так называемые RS-вирусы (респираторно-синцитиальные) весьма опасны, в первую очередь для младенцев и маленьких детей.
«Шпигель»: Тогда почему исследователи ими не интересуются?
Джефферсон: Все очень просто: занимаясь риновирусами, RS-вирусами и большинством других вирусов и возбудителей, много не заработаешь, да и карьеру сделать удастся едва ли. Зато против вирусов инфлюэнцы существуют вакцины и медикаменты. И потому с ними связаны большие деньги фармацевтической промышленности! Она же заботится и о том, чтобы исследования инфлюэнцы публиковались в уважаемых журналах. Благодаря этому они привлекают больше внимания, и тематика в целом становится интересной для амбициозных ученых.
«Шпигель»: Значит, огромный интерес к вирусам инфлюэнцы не имеет под собой никакого научного основания?
Джефферсон: Зацикленность на инфлюэнце не только ошибочна, но и весьма опасна. Вы еще помните историю с атипичной пневмонией? Это была действительно опасная эпидемия. Она появилась внезапно, как метеор, и погубила немало людей. Атипичная пневмония застала нас врасплох, потому что ее возбудителем был совершенно неизвестный коронавирус. Откуда он появился? Куда исчез? Или, может, все еще существует? Ответы на эти вопросы нам до сих пор не известны. И каждый год открываются новые, странные возбудители. Например, бокавирус, способный вызывать бронхит и воспаление легких у маленьких детей. Или так называемый метапневмовирус, который, согласно исследованиям, был причиной более чем 5% гриппообразных заболеваний. Нужно сохранять бдительность на всех направлениях!
«Шпигель»: Однако страшную пандемию 1918—1919 годов вызвали настоящие вирусы гриппа, распространившиеся тогда по всему миру и убившие до 50 млн человек, — или вы и это станете отрицать?
Джефферсон: Вполне возможно, что так все и было, но с полной уверенностью нам это не известно. С пандемией 1918—1919 годов до сих пор связано много загадок. Вирус H1N1 стал считаться ее причиной лишь в последние 12 лет. Однако также есть данные, свидетельствующие, что определенную роль сыграли бактерии. Главный неразрешенный вопрос — почему смертность от гриппа после Второй мировой столь резко упала. Сегодня она составляет лишь ничтожную долю того, что было обычным до войны. Так называемые пандемии более позднего периода, «азиатский грипп» 1957 года и прежде всего «гонконгский грипп» 1968—1969 годов, исходя из статистики смертности, отнести к выдающимся событиям трудно, если вообще возможно.
«Шпигель»: Тогда почему в принципе говорят о пандемиях?
Джефферсон: Этот вопрос вам стоит задать в ВОЗ!
«Шпигель»: Отчего, по-вашему, зависит, превратится ли тот или иной вирус, например возбудитель свиного гриппа, в угрозу для всего мира?
Джефферсон: К сожалению, могу сказать только одно: этого мы не знаем. Подозреваю, все это намного сложнее, чем мы можем себе представить сегодня. Возможно, постулат Роберта Коха, согласно которому один возбудитель является причиной одного заболевания, с учетом всех этих вирусов, вызывающих гриппоподобные симптомы, оказывается неудовлетворительным. Почему, например, летом у нас не бывает гриппа? Ведь возбудители присутствуют весь год! Немецкий врач-гигиенист Макс фон Петтенкофер в этой связи еще в XIX веке разработал теорию, согласно которой окружающая среда, взаимодействуя
с возбудителями, может приводить к видоизменениям заболеваний. Думаю, стоило бы продолжить исследования в этом направлении. Тогда, возможно, мы смогли бы лучше понять причины пандемии 1918—1919 годов, а также оценить опасность свиного гриппа.
«Шпигель»: Сегодня человек вооружен лучше, чем в 1918 году. Как сообщается, скоро будет разработана вакцина против свиного гриппа. На прошлой неделе федеральное правительство заявило, что намерено закупить вакцину в количестве, достаточном для 30% населения. Насколько, по вашему мнению, она поможет защититься от гриппа?
Джефферсон: Это может показать только практика. Прежде чем разрешить применение, вакцину проверяют лишь в том отношении, вызывает ли она образование антител. Но достаточно ли будет этих антител, чтобы действительно предотвратить заболевание?
«Шпигель»: Вы настроены пессимистично?
Джефферсон (смеется): Скажем так: через год нам будет известно больше!
«Шпигель»: Вы уже много лет систематически оцениваете все вакцины против сезонных эпидемий гриппа для Cochrane Collaboration. Вакцина обеспечивает хорошую защиту?
Джефферсон: Не слишком. Кроме того, против большого количества гриппозных инфекций вакцина от гриппа в принципе бессильна, так как направлена исключительно против вирусов инфлюэнцы. Поэтому общие показатели смертности в зимние месяцы в результате вакцинации никак не изменяются. Но даже и от вирусов гриппа как такового она защищает в лучшем случае посредственно. В частности, всегда остается опасность, что распространенные вирусы гриппа после завершения производства вакцины еще раз претерпят изменения, и тогда при худшем стечении обстоятельств вакцинация окажется бесполезной. Лучше всего вакцинация защищает молодых, здоровых взрослых людей — по меньшей мере так свидетельствуют немногочисленные качественные исследования, проводящиеся сегодня. Детям же и старикам она, напротив, помогает слабо либо вовсе не помогает.
«Шпигель»: Но ведь проходить вакцинацию рекомендуется именно этим группам населения!
Джефферсон: Вы абсолютно правы. Это одно из противоречий между научными фактами и практикой.
«Шпигель»: Чем оно объясняется?
Джефферсон: Разумеется, это связано с влиянием фармацевтической промышленности, а также с тем, что роль гриппа основательно переоценивают. Ведь речь идет о финансировании исследований, власти, влиянии, научной славе!
«Шпигель»: Существует ли хотя бы одна веская причина, чтобы пройти вакцинацию от гриппа?
Джефферсон: Я такой причины не вижу. Однако решать здесь не мне.
«Шпигель»: А как обстоит с Tamiflu и Relenza, лекарствами, используемыми, в частности, и против свиного гриппа? Насколько они помогают на самом деле?
Джефферсон: Если их принимать регулярно, они ускоряют выздоровление от гриппа в среднем на один день. Кроме того, в одном исследовании содержится вывод, что их применение снижает риск воспаления легких.
«Шпигель»: Могут ли эти медикаменты снизить смертность от гриппа?
Джефферсон: Вполне возможно. Однако научных доказательств этому пока нет.
«Шпигель»: А побочные действия?
Джефферсон: Tamiflu может вызывать тошноту. Кроме того, имеются сведения о побочных эффектах в области психиатрии. Имеется информация из Японии, что среди подростков, принимавших Tamiflu, встречались случаи появления симптомов острого психоза, как при шизофрении.
«Шпигель»: В таком случае можно ли в принципе считать применение таких лекарств целесообразным?
Джефферсон: При тяжелом течении заболевания — безусловно, да. Но ни в коем случае не следует просто раздавать Tamiflu всем учащимся школы, что иногда практикуется сегодня. В такой ситуации меня совершенно не удивляет, когда уже сейчас появляются сообщения о том, что свиной грипп не поддается лечению.
«Шпигель»: В Германии каждая федеральная земля должна закупить лекарства от гриппа в количестве, достаточном для 20% населения. С вашей точки зрения, это бессмыслица?
Джефферсон: По меньшей мере есть существенно более дешевые способы, позволяющие достичь гораздо большего. Например, школьников следовало бы научить регулярно мыть руки. Лучше всего — после каждого урока! И в каждом аэропорту следовало бы установить по нескольку сотен рукомойников. И чтобы того, кто после полета не вымоет руки, сразу же останавливали бы на таможне — красители, подмешанные в воду и невооруженному глазу не видимые, позволяют это реализовать. Кроме того, целесообразно носить марлевую лицевую повязку.
«Шпигель»: Существуют реальные доказательства, что эти меры могут помочь?
Джефферсон: Есть несколько неплохих исследований, которые проводились во время эпидемии атипичной пневмонии. Это так называемые исследования по методу случай-контроль. В их ходе обследовали людей, имевших тесный контакт с носителями атипичной пневмонии и больными. После этого сравнивалось поведение тех из них, которые заразились, с поведением тех, кто заражения избежал.
«Шпигель»: Слушая вас, можно поверить, что вы этим открытием просто восхищены!
Джефферсон: Так и есть. Самое ценное в этих мерах, что они не только не требуют больших затрат, но и помогают бороться с вирусами, отличными от инфлюэнцы. Таким образом можно защищаться практически ото всех 200 возбудителей, вызывающих гриппоподобные симптомы, а также от желудочно-кишечных вирусов и даже от совершенно неизвестных микробов. Исследование, проведенное в Пакистане, показало, что мытье рук может спасти жизнь детей. Это заслуживает Нобелевской премии!
«Шпигель»: Господин Джефферсон, благодарим вас за беседу.
Интервью вели Йоханн Гролле и Вероника Хакенброх
Перевод: Владимир Широков

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK