Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Три сестры и их родители"

В семье президента компании «Евросевернефть» Григория Березкина три дочки. Его жена Елена очень любит малышей и говорит, что, если бы ей снова пришлось выбирать профессию, она стала бы педиатром. Но время невозможно повернуть назад, поэтому Елена занимается искусством и держит галерею «Линия-арт».Наталья Белоголовцева: В постперестроечные годы многие женщины с наслаждением прекратили работать и занялись собой. А сейчас, напротив, рвутся из дома. Как вы думаете, почему?
Елена Березкина: В любом человеке заложено стремление к самореализации. Женщине семейной всегда в каком-то смысле приходится собой жертвовать. Бывали моменты, когда я страдала оттого, что не могла пойти работать, — по разным причинам. Кажется, что когда люди достигают определенного уровня достатка, — это так здорово! Но ситуация накладывает уже совсем другие ограничения…
А потом, раньше работать означало состоять на государственной службе, с девяти до шести «сидеть в присутствии». Сейчас понятие «работа» стало субъективным. Для меня работа — потребность внутреннего напряжения, максимальная самоотдача. Это, конечно, несколько иное, чем моя работа экономистом после вуза. Если женщина хочет работать, ей важно правильно расставить жизненные приоритеты.
Н.Б.: Как выстраиваются ваши жизненные приоритеты?
Е.Б.: Безусловно, на первом месте семья. Второе — хозяйственные дела и помощь мужу: на мне дом, встречи с архитекторами, дизайнерами, которые порой занимают целый день. И наконец, галерея.
Н.Б.: Откуда появилось желание открыть галерею?
Е.Б.: Несколько лет назад я занималась интерьером новой квартиры. Мне всегда хотелось, чтобы в доме были картины, скульптуры. В то же время я понимала, что живопись — это не элемент декора. Никакой украшательской функции она не несет, в ней присутствует своя таинственная жизнь, которая должна быть созвучна твоей собственной жизни. Поэтому мне не хотелось послушно следовать чужому вкусу. Пытаясь разобраться, я ездила по галереям, выставкам, встречалась с галеристами, художниками, читала книги по искусству. Меня это захватило, сложился круг единомышленников. Так что открытие своей галереи стало просто необходимостью.
Н.Б.: Это коммерческое мероприятие?
Е.Б.: Абсолютно некоммерческое. Многие из моих знакомых владеют антикварными галереями, и это, возможно, хороший бизнес. «Линия-арт», скорее, клубный проект. Сюда приходят мои приятели, знакомые, они приводят своих друзей, чтобы отрешиться от суеты, непрерывной череды деловых встреч, поговорить об искусстве. Многие произведения в галерее достаточно трудны для восприятия. Наше поколение не учили специально разбираться в этом. А ведь история искусства неразрывно связана с историей цивилизаций, с историей религии. Уже два года в галерее мы проводим занятия по истории искусства. У нас тщательно разработанная программа, замечательный куратор, профессор МГУ, известный эксперт по искусству. Искусствоведы не только читают лекции, но и ведут семинары в музеях.
Н.Б.: А вы сама тоже на все занятия ходите?
Е.Б.: Конечно. В конце января, например, мы выезжали в Рим и Равенну со специалистом по средневековой культуре. Знакомились с искусством раннего христианства. Мозаики Равенны с их доминирующим бирюзово-зеленым цветом оставили фантастическое впечатление. В ближайшей перспективе поездка во Францию к памятникам романики и готики.
Н.Б.: Ну а кроме образовательной программы вернисажи вы проводите?
Е.Б.: Да. Это современное пластическое искусство: живопись, скульптура, графика. Мы существуем шесть лет и в свое время участвовали в арт-ярмарках в ЦДХ, в Манеже. Но это пройденный этап, все-таки, за редким исключением, это коммерческие проекты. Очень мало подлинного аутентичного искусства. А у нас есть возможность экспонировать творчество современных авторов высокой культуры, прекрасно знающих отечественную и европейскую традиции, с прослеживающейся преемственностью, но со своей темой и стилистической точностью. Это работы классика неоавангарда Эрнста Неизвестного, замечательные работы Валерия Волкова, пастели и масло выдающегося мастера Михаила Рудакова. В нашей галерее коллекции работы Зверева, Краснопевцева, Харитонова, Андре Ланского.
Сейчас серьезно готовимся к первой выставке детского рисунка. Она закроет учебный год и выставочный сезон. Это будет, скорее, детский праздник, но с мастер-классом.
Н.Б.: Как ваш муж относится к тому, что его жена — хозяйка галереи?
Е.Б.: С уважением, как ко всему, что я делаю. На программные выставки всегда приезжает.
Н.Б.: Вы с ним знакомы со школьной скамьи?
Е.Б.: Мы жили в одном дворе, учились в одной школе. По вечерам вместе гуляли с собаками. В студенческие годы продолжали встречаться, хотя у каждого был свой круг общения. На последнем курсе поженились.
Н.Б.: Материальные лишения приходилось испытывать?
Е.Б.: Да нет, особых лишений я не припомню. Жили на стипендию, что-то нам родители подкидывали. Помню, как-то Григорий устроился подметать подземный переход. Это дало возможность иметь карманные деньги. После университета Григорий защитил диссертацию, занялся бизнесом. Он умеет добиваться поставленных целей, я очень ценю это качество.
Н.Б.: Вы долго работали по специальности?
Е.Б.: Совсем недолго, вскоре у нас появилась Анюта. Никаких нянь и гувернанток тогда еще не было, а Аня была явно не детсадовской девочкой. Дочь была ко мне очень привязана, не отходила от меня ни на шаг, и я поняла, что в ее детский мир должен войти кто-то еще. И у нас родилась Соня.
Н.Б.: Ревности к младшей сестре не возникало?
Е.Б.: Я сразу объяснила Ане, что ребенок родился не у меня, а в нашей семье. Она отнеслась к Соне очень ответственно, очень мне помогала.
Н.Б.: Ане уже четырнадцать лет. Размышляете о ее будущем?
Е.Б.: Мы с ней обсуждаем эту тему. Причем инициатором выступает она, а не я. Вероятно, проговаривая какие-то моменты, слушая себя, человек разбирается в своих мыслях и ощущениях. Анюта — человек очень активный и небезразличный к жизни. Она одинаково способна и к точным наукам, и к гуманитарным. Любит историю, языки.
Н.Б.: Девочки похожи между собой?
Е.Б.: Все три совершенно разные. Соня у нас натура артистическая. В школе, где она учится, есть ансамбль. Она там просто «звезда»: много выступает и всегда солирует. Еще она поет в ансамбле имени Локтева. В музыкальной школе занимается по классу флейты, причем сама настояла на выборе инструмента, хотя ее любимая старшая сестра играет на фортепьяно. О выборе профессии для Сони в девять лет говорить, конечно, рано, но если у ребенка есть способности, их, наверное, стоит развивать. Младшая дочь, Ариша, очень забавная. У нее сейчас замечательный возраст — четыре года. Она пытается помогать сестрам, хватает все на лету, рисует, свободно говорит по-английски.
Н.Б.: Является ли для вас проблемой, что ваши дети и дети людей вашего круга растут в тепличных условиях?
Е.Б.: В нашей семье никаких тепличных условий нет. Проблема в другом. Обстановка в годы моего детства была настолько спокойной, что родители вешали мне ключ от квартиры на грудь, и с ним я шла в школу, потом сама возвращалась домой, открывала дверь, разогревала обед. Так жили все. Сейчас я не могу отпустить ребенка одного практически никуда. Но тем не менее стараюсь воспитывать девочек самостоятельными.
Н.Б.: У детей есть обязанности по дому?
Е.Б.: Я бы не назвала это обязанностями. Они делают все то, к чему нас с сестрой в их возрасте приучала мама: заправляют постель, следят за своими вещами, убирают посуду со стола. И в годы моего детства встречались девочки, которые не умели чай заварить.
Н.Б.: А готовить вы их учите?
Е.Б.: Специальных уроков кулинарного мастерства я не провожу. Но в процессе жизни, естественно, дочки чему-то учатся. Если я, скажем, занята с младшими, прошу Аню разогреть папе ужин, иногда сварить картошку. Что-то она уже делать умеет, остальному со временем научится.
Н.Б.: А вы сами дома готовите?
Е.Б.: Сейчас нет. Не потому что это моя принципиальная позиция, просто хочется сберечь время на что-то более важное. Разумеется, когда мы жили на стипендию, я все делала сама. И даже любила готовить.
Н.Б.: Муж участвует в воспитании детей?
Е.Б.: Он доверяет мне полностью, поэтому в мелочи не вникает. Но если я по делам уезжаю из Москвы, папа не пускает все на самотек, звонит дочкам в течение дня, проверяет: «Уроки сделали? Как позанимались языком? Книжку прочитали?» Гриша человек очень надежный, я знаю, что всегда могу на него положиться.
Н.Б.: Я слышала, что семья у вас очень спортивная. Горными лыжами сейчас трудно кого-нибудь удивить, но, говорят, вы еще мастерски катаетесь и на водных лыжах. Причем на моноски, что гораздо сложнее.
Е.Б.: Мне кажется, сейчас вообще никого ничем не удивишь! В Москве мы выбираемся по выходным покататься на водных лыжах — у нас есть свой спортивный клуб. В начале мая ездили в Доминиканскую Республику, там осваивали виндсерфинг. Поскольку дети всегда ездят с нами в путешествие на каждые каникулы, они тоже всему учатся. Аня, например, сейчас осваивает киндерсерфинг — доску, на которой двигаешься за воздушным змеем. Мне тоже это очень нравится.
Н.Б.: Григорий, который сейчас живет в счастливом женском царстве, никогда не говорил вам, что ему хотелось бы иметь еще и сына-наследника?
Е.Б.: Да, он об этом уже не раз заговаривал. На мои возражения, что, скорей всего, опять родится девочка, отвечает: «Ну и хорошо». По воспитанию девочек у нас уже имеется большой опыт.
Конечно, рождение ребенка на некоторое время нарушает привычный ритм жизни. Хотя я всегда уделяю детям много времени. Если задерживаюсь с работы, все девочки меня ждут. С каждой нужно поговорить, обсудить новости. Когда они были маленькими, по ночам я вставала к ним сама, грудных обязательно кормила.
Кстати, я почему-то обожаю именно грудничков — детей до года. Если бы сейчас выбирала себе специальность, стала бы врачом-микропедиатром??.

НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА, фото АЛЕКСЕЯ АНТОНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK